Он сам объявил об этом, и отныне нет никаких сомнений - Владимир Путин останется во власти в 2008 году. Он не будет баллотироваться на третий президентский срок, и, возможно, не станет и премьер-министром, ведь президент России еще не исчерпал все свои уловки. Но его последние заявления ясно говорят об одном: он не удовлетворится закулисной ролью и претендует на должность, облеченную реальной властью. Западное общественное мнение усматривает в этом сползание к диктатуре. Зато россияне аплодируют.

Владимир Путин обожает преподносить сюрпризы. И подобно хорошему автору детективов он любит снабжать сюжет интриги неприметными ключами, позволяющими угадать грядущую развязку. Он держит всех в напряженном ожидании, а потом задним числом все удивляются, как это они сразу не поняли логику его поступков. Три недели назад президент России без видимых причин сменил премьер-министра и обновил состав правительства. Недавно он дополнил головоломку парой элементов, возглавив в единственном числе список партии 'Единая Россия', с которым она пойдет на парламентские выборы в декабре, и подкинув новую гипотезу о своем возможном переходе из президентов в премьер-министры.

Эта любовь к сюрпризам и свобода, с которой российский президент их использует по своему усмотрению, является примечательной демонстрацией природы московского режима. Если можно сменить правительство так, что никто, ни из оппозиции, ни из сторонников власти не понимает, зачем это нужно, если можно назначить премьер-министром никому не известного человека, не заботясь о том, что думает общественное мнение, значит, речь идет о проявлении полновластия, для которого институты и граждане большого значения не имеют, и о том, что в стране до сих пор не появилась публичная политика. Россия - не демократия, но не является она и советской диктатурой. В настоящий период она - автократия, где политическое поле находится в руках действующей власти. Можно сформулировать это по-другому, и демократическая оппозиция сама это признает: на российской политической арене есть только одна фигура - Владимир Путин.

По данным всех институтов общественного мнения уровень популярности уходящего президента колеблется между 70 и 80 процентами. Недавние опросы показали также, что 45 процентов граждан России готовы проголосовать за того кандидата в президенты, которого им порекомендует Владимир Путин, даже если они о нем ничего не знают.

Политики и западные СМИ с поспешностью объясняют эту феноменальную популярность и практически слепое доверие, противоречащее демократическим принципам, манипуляциями с общественным мнением, контролем над телеканалами или якобы существующей атмосферой запугивания. Если следовать этой логике, россияне в лучшем случае примут диктатуру, а в худшем, станут покорными генетически запрограммированными рабами. Действительность гораздо проще: Владимир Путин пользуется такой поддержкой своего народа, потому что успехи России говорят в его пользу.

И они нешуточные: с 1999 по 2007 год ВВП на душу населения возрос приблизительно в шесть раз, реальный доход домашних хозяйств за четыре года удвоился и теперь увеличивается на 10-12 процентов ежегодно, доля неимущих слоев населения уменьшилась с 35 (!) процентов до 20.

Россия в 1989 году была государством-банкротом, просящим милостыню у МВФ и Всемирного Банка в обмен на геополитические уступки, теперь же объем ее золотовалютных запасов самый большой в Европе, а в мире уступает лишь Японии и Китаю, ежегодный экономический рост в среднем составляет 6 процентов, бюджет из года в год находится в профиците, накоплен стабилизационный фонд размером 160 миллиардов долларов на тот случай, если конъюнктура на рынке энергоносителей изменится.

Вновь ведутся научные исследования, школы модернизируются, здравоохранение возрождается, армия вновь получила свой прежний немалый бюджет. Еще более важным является то, что Россия вновь обрела достоинство и статус мировой державы, государство вернуло свой авторитет, подобие порядка пришло на смену анархии, произволу и бессовестным грабежам 1990-х годов, которые некоторые считают моделью либерализма, демократии и западных ценностей.

Скорее всего, первопричиной этих поразительных перемен является все же не человек, царящий в Кремле. Но он стал их символом, и ему легко играть на контрасте со своим предшественником, больным, сильно пьющим, подверженным чужому влиянию, постоянно уступающему Западу, выставляющему Россию на посмешище за границей. Владимир Путин - само воплощение авторитета, достоинства, порядка и реванша, который сулит стабильность и лучшую жизнь для десятков миллионов россиян. При подобной экономической, политической и символической конъюнктуре было бы странным, если бы он не пользовался огромной популярностью.

Проблема режима не в том, что он не соответствует канонам демократии так, как их понимает Запад. Не то чтобы российских граждан не интересует демократия, было бы глупо так полагать, просто сейчас не она является главной ставкой на грядущих выборах. Россияне пойдут на избирательные участки не затем, чтобы голосовать за или против демократии. Они просто опустят в урну бюллетень 'дай бог, чтобы все осталось по-прежнему'. И они не одни так считают. Иностранные инвесторы, узнав, что Владимир Путин не собирается исчезать с политического горизонта в 2008 году, выразили свое удовлетворение. Индекс московской биржи сразу же достиг рекордно высокого уровня.

Задача, которую необходимо решить действующему режиму - сохранить свое влияния и после нынешнего благодатного периода. Это - главная составляющая интриг вокруг смены власти. Безусловно, можно продлить политическую жизнь Владимира Путина еще на несколько лет: если бы дело было только в этом, можно было бы с легкостью внести поправки в конституцию и предложить ему третий мандат. Выборы превратились бы в плебисцит.

Но кремлевские политологи смотрят в будущее и уже думают о послепутинской эпохе. Чтобы упрочить стабильность, ставшей политическим лозунгом режима, сохранить доверие к власти, не испугать бизнес, необходимо в срочном порядке найти институциональное решение, которое не будет зависеть от личности функционера.

Этим объясняется формализм и щепетильное уважение, с которым Владимир Путин относится к действующим институтам. Его подчеркнутое почтение к конституции, отказ от третьего мандата, извилистый (и порою смешной, внешне, по крайней мере) путь, избранный, чтобы удержаться во власти: все это для того, чтобы не подрывать доверие к институтам, являющимся единственной надеждой режима.

Путь будет нелегким. Своим решением стать вождем партии, ведущим войска к победе, Владимир Путин совершенно точно вызовет электоральный шквал. 'Единая Россия' уже имеет 40-45 процентов потенциальных голосов избирателей, а отныне она может рассчитывать на 55-60 процентов только благодаря возглавляющему список президенту.

В ходе недавней дискуссии с зарубежными экспертами, Владимир Путин дал понять, что хотел бы для России демократического режима с доминирующей партией, и привел в пример Японию и ее ЛДП, Швецию и ее социалистическую партию, Мексику и экс-ИРП. Но ситуация станет иной: сильный человек Кремля превратится из президента в главу парламентского большинства. Безусловно, впоследствии он может стать премьер-министром. Но в государстве с сильным президентским режимом, где исторически концентрация власти была очень велика, должность главы правительства синекурой не будет. И кто знает, как сложатся его отношения с президентом, который придет на его место в марте. И вспомним о нескончаемых конфликтах полномочий. А также об уязвимой позиции, в которой находится премьер-министр, о том, что его пребывание на посту может быть недолгим. И сможет ли человек, привыкший везде быть первым, удовлетвориться ролью '#1 бис'?

Эти вопросы, на которые настоящая российская институциональная схема не дает ответа, показывают, что интрига престолонаследия царя Владимира еще далека до завершения. Несмотря ни на что, после избрания преемника придется вносить изменения в конституцию. Для этого пригодится новое парламентское большинство (для изменения конституции необходимо собрать две трети депутатских голосов). Можно с уверенностью сказать, что в ближайшие недели и месяцы нас ждут новые сюрпризы.

____________________________

Расчеты Путина и смирение россиян ("Le Figaro", Франция)

Путин Великий ("The Wall Street Journal", США)

Как Путин может потерпеть крах ("The Guardian", Великобритания)

Президент Владимир Путин назначил сам себя ("The Washington Post", США)