Чингисхан и его преемники — великие завоеватели, создавшие крупнейшую в мире наземную империю — на протяжении столетий восхищали историков и писателей. Однако практически во всех странах, столкнувшихся с монгольскими армиями, Чингисхан никогда не рассматривался в положительном свете, и никто никогда не пытался причислить его к своим.


Россия, которая была завоевана монгольскими ордами в 1237-1240 годах, не была исключением, по крайней мере, в новой истории. И царские, и советские историки неизменно представляли монголов — которых русские называли татарами — огромным злом; многовековая борьба с ними восхвалялась обществом. Эта ситуация изменилась в постсоветскую эпоху, когда неожиданно различные сегменты российской элиты начали прямо или косвенно ассоциировать себя с великим монгольским воином и его империей.


Довольно неожиданно — по крайней мере, на первый взгляд — некоторые этнические русские начали говорить о монгольском завоевателе в положительном свете. Одним из многочисленных примеров можно назвать вышедший недавно на экраны российский фильм «Монгол», посвященный монгольскому завоеванию.


Конечно, можно предположить, что Чингисхан, помимо той зрелищности, с которой он изображен в картине, привлекает интерес россиян тем, что он является сильным лидером, к которым российское общество испытывает сильную привязанность (что является одной из причин популярности президента Владимира Путина).


И все же, нет необходимости привлекать россиян монгольским правителем. Сильный человек из России тоже может найти отклик у российского народа. Создатели кинокартины могла поместить на экран исконно российского правителя, например, Ивана Грозного или Петра Великого, или даже Сталина. Поэтому интерес к Чингисхану вызнан не только любовью русских к сильным лидерам, но имеет и другие, более глубокие причины; интерес к монголам вызван попыткой создать историческую основу для удержания вместе различных этнических групп, проживающих в Российской Федерации.


В советскую эпоху коммунистические идеологи заявляли, что различные этнические группы Советского Союза должны жить вместе на основании общих социальных, политических и идеологических связей. С распадом СССР исчезла и коммунистическая идеология как связывающая сила. Российская элита искала идеологическую замену, которая была бы обоснованием тому, почему различные этнические группы Российской Федерации должны жить вместе. И в этой связи доктрина евразийства выглядит очень подходящей.


Евразийство возникло в 1920-х годах в среде русских эмигрантов. Сторонники этой доктрины заявляли, что Россия не должна иметь ничего общего не только с Западом, но и со славянами. Как говорят евразисты, русские представляют собой смесь славянской и тюркской кровей и, будучи полноправным народом/цивилизацией, связаны с другими похожими народами — меньшинствами России/СССР.


И они объединены в эту квазинацию/квазицивилизацию «Евразию» великим монгольским завоеванием. И тут монголы в целом и Чингисхан в частности превращаются из кровавых мясников в создателей империи. С точки зрения евразистов, на самом деле монгольского завоевания не было, а был здоровый «симбиоз» между русскими и монголами. Более того, и это самое важное в историографии евразистов, не было никакого освобождения от монголо-татарского ига, монголы просто передали русским бразды правления построенной ими великой Евразийской империей.


Эта прямая связь между монголами и великой дореволюционной/советской Россией — и мечта о том, что ведущая роль России в мировой истории не утеряна и может быть возвращена в виде великой многонациональной империи, состоящей из русских и неславянских меньшинств — и объясняет причину восхищения Чингисханом. Она является главной темой фильма.


И все же попытки сделать деяния Чингисхана одной из причин имперского величия встречают сопротивление многочисленных этнических меньшинств России, численность и влияние которых выросли после распада Советского Союза. Они не хотят быть «младшими братьями» России, и у них имеется свой взгляд на Чингисхана. В Якутии, на севере Сибири, в настоящее время снимаются другие фильмы о Чингисхане.


Продюсер фильма дает понять, что Чингисхан и его наследие имеют отношение не к России, а к якутам и другим тюркским и монгольским народам (в его интерпретации Якутия стала тюркской нацией). Политическая подоплека фильма ясна: Якутия должна иметь если не полностью независимость, то по крайней мере более широкую автономию в Российской Федерации, и должна взять под свой контроль обильные природные богатства своих земель.


Российские элиты выступают против подобных интерпретаций Чингисхана. Один журналист из газеты «Известия» написал ироничный комментарий о превращениях Чингисхана в Якутии. Автор высмеял притязания Якутии на величие, но это был не просто смех над манией величия якутской элиты или над желанием якутской элиты контролировать природные богатства Якутии.


Это высмеивание имеет более глубокую основу: если принять позицию Якутии и других тюркских меньшинств России, согласно которой они являются единственными наследниками монгольской империи, то получится, что русские в лучшем случае могут быть низведены до положения «младших братьев»; и, вполне возможно, что русским вообще не найдется места в подобной Евразии. Автор упомянутой статьи написал, что в настоящее время Якутия систематически пытается на всех хороших должностях заменить русских якутами.


Растущее давление меньшинств в различных регионах Российской Федерации дополняется опасениями, вызываемыми притоком эмигрантов-неславян, главным образом из Средней Азии, с Кавказа и особенно из Китая. Все большее число россиян понимает, что это давление может не только низвести их до положения «младших братьев» в любой новой геополитической структуре, но и вообще покончить с их существованием в Евразии.


И это подтолкнуло русских вернуться к точке зрения, согласно которой монголы, и азиаты в общем, представляют опаснейшую смертельную угрозу России и остальной Европе. И хотя, с точки зрения России, Запад неблагодарно и враждебно относится к ней, Россия, по логике событий, является первой линией обороны европейского христианства, и эту роль она выполняет с 13-го века.

 

Дмитрий Шляпентох — доктор наук, адъюнкт-профессор истории Колледжа либеральных искусств и наук Университета штата Индиана, г. Саут-Бенд. Автор книги "Восток против Запада: Первая схватка — Жизнь Фемистокла" ("East Against West: The First Encounter — The Life of Themistocles").

_____________________________________________________________

Чем занимался Чингисхан: любовью или войной? ("ABC", Испания)

Русские идут! ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.