Sunday, October 28, 2007; B07

Забудьте на время о Нью-Гемпшире и Айове*: не только нашу страну охватила предвыборная лихорадка. В России в декабре будут выбирать новую Думу, а в марте - нового президента.

Социологи, аналитики и действующие депутаты, не щадя языков, обсуждают два вопроса: какой результат сделает этим выборам Путин и когда он сообщит о своем выборе им и всему окружающему миру? Единственный ответ, который пока не вызывает сомнений, заключается в том, что Путин будет по-прежнему молчать - столько, сколько посчитает нужным.

В Кремле о своей версии так называемой 'суверенной демократии' говорят несколько не так, но, в общем, во вполне сопоставимых выражениях. На встрече со мной Владислав Сурков, главный идеолог и политический стратег президента Путина, уверяет: российская демократия 'движется в правильном направлении'. Затем он делает паузу секунды на две, улыбается и прибавляет: 'шаг за шагом'.

Сурков - человек ловкий, быстро соображает, и наверное, в любой системе мог бы чувствовать себя как дома. Именно благодаря ему Кремлю в свое время удалась операция по созданию фальшивых политических партий, размывших результаты участвовавших в выборах движений. В итоге конфигурация парламента стала как раз такой, какая устраивала Путина. В Москве любому американцу скажут, что в сегодняшней России политика - это 'продолжение Кремля другими средствами'.

По любым меркам доминирование Путина на политическом ландшафте имеет мало прецедентов. Такого не добивались ни демократы на Западе - даже если вчистую выигрывали выборы, - ни деспоты на Востоке. Если же проводить параллель с нашим 'Компетентным Органом'*, то Путин в России так 'компетентен', что Бушу и не снилось.

Но еще более примечательно то, что большинство российского народа само, по доброй воле, отдало ему всю эту власть, даже не видя толком, что он намеревается с ней делать. В КГБ, видимо, не зря учили скрывать не только эмоции и планы, но даже личность: Путин теперь прячет свои намерения и от собственного народа, и от остального мира, тем более что его власть пока что уверенно держится на плаву в море энергоносителей и доходов от их продажи.

Сначала президент делает все, чтобы нарастить популярность своих потенциальных преемников - а затем отводит их в сторону, а на их место выходят, без каких-либо объяснений, новые никому не известные кандидаты. Он уже намекает, что готов, чтобы не менять конституцию ради третьего президентского срока, возложить на себя корону премьер-министра - а его подручные тут же подхватывают, что при таких талантах, как у Путина, премьер - это совсем не его масштаб, и так далее.

В России уже все поняли: кто будет следующим президентом, премьер-министром и правящей партией - определит только сам Путин. Парламентские и президентские выборы превращаются, таким образом, в референдум, на котором народ оценит власть Путина над страной - как в прошлом, так и в будущем, какую бы желательную для него форму в будущем эта власть ни приняла.

Другие народы, понятно, знают не больше российского. Один на один Путин говорит Бушу, президенту Франции Николя Саркози (Nicolas Sarkozy) и другим иностранным лидерам, что, как и они, не хочет, чтобы у Ирана появилось ядерное оружие. Однако на публике он тут же, без каких-либо предупреждений, заявляет, что нет, видите ли, никаких оснований утверждать, что Иран хочет его создать. А хватать ртом воздух и отдуваться за это противоречие на совместной пресс-конференции приходится исключительно Саркози.

Кстати, в Москве мне неоднократно говорили, что у Кремля нет никаких иллюзий относительно ядерных амбиций Ирана, просто Путин не думает, что Иран сможет сделать из обогащенного урана реальное оружие. Вряд ли этому можно верить; судя по всему - по крайней мере, в Москве так многие думают, - его заявление преследовало только цель выиграть время и пространство для поиска переговорного решения.

Три месяца назад в Кеннебанкпорте Путин и Буш - опять же один на один - договорились не делать американо-российские отношения заложником предвыборных кампаний. Но с тех пор Путин уже не раз и не два позволял себе в адрес США и их союзников самые разнообразные претензии, требования и даже угрозы, тем самым доведя свой рейтинг внутри страны почти до 80 процентов.

Это уже не просто шпион, наученный быть, как выразился однажды автор этой колонки, 'человеком с зеркалом', то есть заставлять других видеть его в том свете, который выгоден прежде всего ему самому - например, чтобы они посмотрели в его глаза и увидели его прекрасную душу. Это - Путин Дорвавшийся (This is Putin Unplugged). Это лидер, уже привыкший командовать и в достаточной мере укрепившийся во власти, чтобы мстить правительству Буша за то, что оно преждевременно решило отодвинуть Россию в сторону и либо игнорировать, либо просто разорвать соглашения по контролю над вооружениями, подписанные некогда с Москвой.

Не раскрывать своих планов как можно дольше - это нормально для лидера, в особенности если он не хочет, чтобы с ним перестали считаться прежде времени. Но Путин явно наслаждается тем, как он может играть всеми остальными - и друзьями, и противниками. Он продолжает играть в эту игру, хотя уже давно выиграл: ему доставляет удовольствие сам процесс.

Если брать Кеннебанкпортский, как я бы назвал его, Уговор, то Путин его не выполнил. Правда, видя, какой оборот принимают наши избирательные кампании, невольно думаешь, что Буш тоже его нарушит. Вопрос 'Кто потерял Россию?' - вопрос несправедливый и даже откровенно идиотский. Но сомневаюсь, чтобы от него удержался хоть один кандидат от демократов - да что там, даже республиканцы вряд ли удержатся.

__________________________________________

Мэри Дежевски: Без Путина Россия будет более опасной ("The Independent", Великобритания)

Смотрите, кто лезет в постель к Владимиру! ("The Guardian", Великобритания)

Анатоль Калецкий: Do svidaniya демократия - hello благополучие ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.