Россия, являющаяся второй в мире ядерной державой, уже давно и активно действует в сфере атомной энергетики, в том числе, экспортируя реакторы в такие страны, как Индия и Иран. Однако до недавнего времени Кремль уделял ядерной энергетике гораздо меньше внимания, чем масштабным и дающим большую прибыль нефте- и газодобывающим отраслям. В 2005 году президент Владимир Путин обозначил свой интерес к данной области, назначив бывшего премьер-министра Сергея Кириенко на должность главы российского Федерального агентства по атомной энергии ('Росатом').

Кириенко призывает к увеличению доли ядерной энергетики в производстве электроэнергии в России - отчасти с тем, чтобы высвободить газ для доходной экспортной торговли. Он предложил к 2030 году в дополнение к 31 действующей в России атомной электростанции построить еще 40 реакторов, а также увеличить долю ядерной энергии в электроэнергетическом балансе с 17 до 25 процентов.

Россия в настоящее время разрабатывает новый опытный образец плавучей атомной электростанции.

Москва уже давно предоставляет полный набор услуг по производству ядерного топлива. Ее компании специализируются на переработке обычного урана в шестифтористый уран, являющийся исходным материалом для обогащения (этим занимается 'Росатом'), собственно обогащением ('Техснабэкспорт') и производством топлива (компания 'ТВЭЛ').

Проводимая с 1992 года американским правительством и компанией USEC (U.S. Enrichment Corp.) программа под названием 'Мегатонны в мегаватты' позволила осуществлять разбавление российского высокообогащенного оружейного урана природным ураном до состояния низкообогащенного, благодаря поставкам которого ядерным топливом была обеспечена половина ядерных реакторов в США. Однако после того как американское министерство торговли обнаружило, что бывший Советский Союз продает низкообогащенный уран на рынке США по демпинговым ценам, было принято 'соглашение о приостановке'. Остальные товары ядерного импорта из России облагаются непомерно высокой пошлиной в 112 процентов.

Кириенко говорит о том, что российские компании, оказывающие услуги по производству топлива, значительно выиграют в случае существенного увеличения доли ядерной энергии в мире. Поставленная цель заключается в том, чтобы захватить 20 процентов общемирового рынка. Особое внимание уделяется наращиванию мощностей по оказанию топливных услуг.

Обогащение. В России находится почти половина общемировых мощностей по обогащению урана. В результате обогащения концентрация редкого изотопа уран-235 увеличивается с 0,7 до 4-5 процентов, и в результате получается низкообогащенный уран, являющийся основным топливом на современных АЭС.

Контроль ядерного топливного цикла. Россия и Соединенные Штаты Америки стали инициаторами усилий, направленных на то, чтобы увеличение производства ядерной энергии в мирных целях не привело к росту количества объектов, на которых осуществляется обогащение урана и переработка отработанного топлива. Такие предприятия могут поставлять как ядерное топливо для военных целей, так и расщепляющееся вещество для ядерного оружия. Вклад Москвы заключается в том, что она осуществила конверсию простаивавшего завода по обогащению в сибирском городе Ангарске, превратив его в международное обогатительное предприятие. Согласно существующей схеме, другие страны будут получать свою долю доходов от предприятия, не имея при этом возможности для оперативного управления им. Казахстан, являющийся одним из крупнейших в мире поставщиков урана, уже согласился участвовать в этом проекте. Теперь Россия пытается привлечь к участию в нем Украину, Белоруссию и Южную Африку. Иран от российского приглашения отказался.

Россия также предложила создать в Ангарске в первой половине 2008 года всемирный банк ядерного топлива под управлением Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) и предоставить в его распоряжение две реакторные загрузки низкообогащенного урана (стоимостью около 300 миллионов долларов). Генеральный директор МАГАТЭ Мохаммед аль-Барадеи (Mohammed El Baradei) поддержал идею создания такого резерва в виде международного органа, куда смогут обращаться государства в тех случаях, когда они не имеют возможности получить ядерное топливо. Исключение составляют случаи, когда такая нехватка возникает в результате коммерческих споров или нарушения положений о нераспространении.

Общепризнанная репутация России как поставщика ядерного топлива теперь будет зависеть от того, каким образом разрешится кризис, связанный с иранской ядерной программой. В целом, Москва стремится выиграть время и не желает настраивать против себя ни Запад, ни Иран. Чтобы поддержать позицию Запада, Москва всячески затягивает завершение строительства ядерного реактора в Бушере. Она также выступила в поддержку двух пакетов санкций, резолюции по которым были приняты Советом Безопасности ООН. Вместе с тем, Россия блокирует более жесткие меры, а недавно начала ставить палки в колеса принятию третьего пакета санкций СБ ООН, решение о которых зависит от ноябрьского доклада Барадеи МАГАТЭ.

Во время визита в Тегеран в октябре Путин заявил об отсутствии доказательств создания Ираном ядерной бомбы.

___________________________________________________________

В избавлении советского блока от ядерных материалов успехи даются нелегко ("The Washington Post", США)

Кремль завершает создание ядерного гиганта ("Le Monde", Франция)