Через несколько лет на берегах Волги должен подняться промышленный гигант - крупнейший в мире алюминиевый завод с производительностью 1 миллион тонн металла в год. Электроэнергию для него будут вырабатывать два ядерных реактора.

Реализацию данного проекта стоимостью 7 миллиардов долларов будет осуществлять ОК 'Русал' - крупнейшая в мире российская компания по производству алюминия. Ей принадлежат два крупнейших в мире действующих алюминиевых завода - в сибирских городах Братске и Красноярске. Они были построены в 60-е и 70-е годы, и стали памятниками индустриальной мощи Советского Союза. Электроэнергию эти предприятия получают с двух крупнейших в мире гидроэлектростанций. Новый алюминиевый завод в Саратове станет одним из самых масштабных промышленных проектов в России с советских дней.

Россия вновь начинает мыслить масштабно - и планы 'Русала' означают, что экономическое возрождение страны вступает в новый этап. Резкий экономический спад 90-х годов, вызванный хаотичным переходом от коммунизма к капитализму, закончился. Объем валового внутреннего продукта в этом году составит примерно 1,2 триллиона долларов, что в номинальном долларовом выражении в шесть раз больше уровня 1999 года. А в реальном выражении ВВП наконец вернулся к объемам 1990 года, как раз накануне распада Советского Союза.

Процесс централизации политической власти в руках Кремля при президенте Владимире Путине тоже в основном завершен. Также близок к завершению и процесс консолидации ресурсов, подталкиваемый рекордным ростом цен на нефть. После своего фактического банкротства в 1998 году, когда государство оказалась не в состоянии выплачивать свой внутренний долг, Россия на сегодняшний день накопила резервов почти на 450 миллиардов долларов.

Но это не сделало ее богатой - ВВП на душу населения по-прежнему составляет всего 40 процентов от показателей Португалии. Однако в условиях, когда экономика страны восьмой год подряд растет с показателем, близким к 7 процентам, государственные и частные компании начинают думать мерками, которые еще несколько лет назад были просто немыслимы.

На организованном этим летом российским правительством в Санкт-Петербурге инвестиционном форуме Россия провозгласила амбициозную цель - к 2020 году войти в первую пятерку ведущих мировых экономик. Учитывая, что в прошлом году она занимала девятое место в мире, экономисты говорят, что запас времени крайне мал, однако цель достижима. На похожем мероприятии, проведенном в сентябре в черноморском курортном городе Сочи, правительство объявило о своих планах инвестирования в течение десятилетия 1000 миллиардов долларов в модернизацию и расширение пришедшей в упадок социальной, промышленной и транспортной инфраструктуры. Это будет одна из крупнейших программ подобного рода после китайской. А поскольку государство намерено получить 80 процентов финансирования от частных инвесторов, включая иностранных, то программа эта может стать настоящим клондайком для зарубежных строительных и проектных компаний.

Если смотреть глубже, становится ясно, что два эти заявления свидетельствуют об очередной попытке России (а они осуществляются со времен Петра I) догнать Запад. 'После длительного периода недостаточного инвестиционного финансирования Россия серьезно отстает от любой развитой страны в плане инфраструктуры - будь то дороги, аэропорты, больницы или медицинские услуги, - говорит председатель Barclays Capital и давний друг России Ханс-Йорг Рудлофф (Hans-Jörg Rudloff), - без эффективно действующей инфраструктуры страна не может быть ни экономической, ни геополитической державой'.

Масштабы устремлений и предстоящие трудности помогают объяснить то, почему Путин в прошлом месяце просигнализировал о своем намерении по-прежнему играть важную роль, даже если он в соответствии с требованием российской конституции в следующем году оставит президентский пост. Парламентские выборы 2 декабря и мартовские президентские выборы станут рубежом перехода России в этот новый этап своего обновления. И хотя группы гражданского общества выражают озабоченность по поводу будущего неокрепшей российской демократии, инвесторы восприняли как гарантию стабильности заявление Путина о том, что он возглавит избирательный список прокремлевской партии 'Единая Россия' на парламентских выборах, и о том, что в следующем году он может занять пост премьер-министра.

Однако возникают определенные вопросы относительно уместности путинской модели централизованного управления и государственного капитализма на новом этапе инвестиционного развития и расширения, который основан на динамизме и духе предпринимательства. Кроме того, подходит ли команда, в которой доминируют бывшие люди КГБ, для того, чтобы возглавить такой переход?

'Проблема заключается в том, что это группа тайных агентов, которой повезло с ценами на нефть, и которая сумела укрепиться во власти. Но эти же самые бывшие агенты собираются начать такой экономический переход, который заставил бы очень сильно напрячь мозги не один десяток нобелевских лауреатов', - говорит один московский банкир.

Масштабы одних только инфраструктурных задач вызывают изумление. Несмотря на огромные российские просторы, железнодорожная сеть страны по протяженности в два раза меньше американской, и товарные поезда ползут по ней со средней скоростью 40 километров в час. Сеть дорог с твердым покрытием в десять раз меньше, чем в США. И лишь 5 процентов дорог имеют 'хорошее качество', что в России означает минимум две полосы движения и приличное покрытие.

Триллионные цифры государственных инвестиций для исправления положения - это скорее символ, нежели точный расчет. Но называются и более конкретные цифры, наглядно демонстрирующие масштабы амбициозных проектов.

Выступая в этом году с обращением к нации, Путин рассказал о планах реализации к 2020 году проектов развития электроэнергетики на сумму 480 миллиардов долларов. Проект назвали 'ГОЭЛРО-2' - по аналогии с ленинским планом электрификации страны, который был выдвинут в 20-е годы. По словам Путина, если за весь советский период в стране было построено 30 ядерных реакторов, то в течение следующих 12 лет Россия планирует создать 26. Российская компания 'РЖД' намерена к 2030 году потратить 400 миллиардов долларов на модернизацию и расширение железнодорожной сети. 30 миллиардов пойдет на аэропорты.

Деньги направляются не только в инфраструктуру. Россия вкладывает 5 миллиардов долларов в корпорацию 'Российские нанотехнологии', намереваясь быстро продвинуться вперед в высокотехнологичных областях. В опубликованном в этом году докладе независимого российского исследовательского центра Институт региональной политики говорится, что сумма запланированных до 2020 года инвестиционных проектов в сфере промышленности и инфраструктуры превышает 400 миллиардов долларов, причем речь идет только о тех проектах, стоимость которых превышает 100 миллионов долларов.

Если данные проекты будут успешно реализованы, такие инвестиции преобразят всю Россию. Будут ликвидированы такие узкие места, как нехватка электроэнергии, которая уже начинает тормозить экономический рост. Будет снижена разрозненность экономики, ставшая результатом советского планирования, когда по всей Сибири строились города, а сообщение между ними было крайне слабым. Анализируя намеченные инвестиционные проекты, научный сотрудник Московского центра Карнеги Николай Петров пришел к выводу о том, что центр российских инвестиций переместится из европейской части страны за Урал. Результатом этого может стать новая индустриализация Сибири и российского Дальнего Востока.

Планы вложения денежных средств также нацелены на то, чтобы снизить зависимость России от сырьевых ресурсов. Для этого намечено расширение мощностей по переработке сырья и создание новых производственных предприятий. А строительство новых больниц, школ и жилья даст, наконец, россиянам возможность почувствовать, что и они получают свою долю энергосырьевого богатства страны.

Но даже если оставить в стороне вопрос о том, найдутся ли такие огромные средства, видно, что существуют колоссальные проблемы в деле управления инвестиционной программой столь невероятного масштаба. Первая проблема заключается в обеспечении того, чтобы деньги по проектам были реализованы, а не исчезли в карманах чиновников и посредников. Россия должна также учесть ошибки других развивающихся стран, например, Мексики. Осуществлявшаяся там в 90-е годы программа строительства дорог с частным финансированием стоимостью 15 миллиардов долларов просто увязла в задержках и перерасходах денежных средств, и в итоге польза от нее оказалась минимальной. России придется осуществлять проекты по рыночным принципам в крайне неблагоприятном климате. А это значит, что необходимо будет извлечь уроки из ошибок советского прошлого, когда дорогостоящие проекты планировались порой без учета реальных экономических и экологических издержек.

Чтобы добиться желаемого результата, Россия мобилизует силы ведущих государственных компаний страны, взращенных Путиным. Речь идет о газовом монополисте 'Газпроме', о нефтяном гиганте 'Роснефти', о трубопроводном операторе 'Транснефти', а также о железнодорожной монополии 'РЖД'. Аналитики предполагают, что страна в этих начинаниях будет серьезно рассчитывать на новый класс олиграхов, дружественно настроенных по отношению к Кремлю, полагая, что они внесут свой вклад. Некоторые из этих людей, создавшие свои компании в 90-е годы - такие как главный акционер 'Русала' Олег Дерипаска - твердо намерены доказать, что они способны созидать и строить, а не только скупать по дешевке советскую собственность.

В отличие от Китая, который в 2004-2006 годах профинансировал и реализовал проекты инфраструктуры на сумму 956 миллиардов долларов в основном за счет внутренних источников, Россия, даже со всеми ее нефтяными богатствами, в одиночку осуществить свои замыслы не сможет. Она наверняка столкнется с серьезными проблемами, когда начнет мобилизовывать те 80 процентов капитала, которые надеется получить от частных инвесторов. Тактика возврата стратегических отраслей под контроль государства может сегодня дать обратный результат.

Карло Галло (Carlo Gallo), аналитик и специалист по России из фирмы Control Risks, которая консультирует компании в вопросах инвестирования средств в Россию, говорит о том, что произошедшее с нефтегазовым проектом 'Сахалин-2' создало крайне негативный прецедент. Увидев, как 'Газпром' силовыми методами лишил Royal Dutch Shell контрольного пакета в этом проекте стоимостью в 22 миллиарда долларов, некоторые партнеры могут заартачиться и отказаться от сотрудничества с государством в реализации инфраструктурных проектов. 'Вопрос звучит так: является ли российское государство заслуживающим доверия партнером для таких долгосрочных проектов? - говорит Карло Гало. - Государственные предприятия с участием частного капитала основаны на доверии, а репутация у российского государства пока далеко не блестящая'.

Отвечая на выражения подобной обеспокоенности, первый заместитель премьер-министра России Сергей Иванов сказал на конференции в Сочи, что иностранным инвесторам будут предложены некие 'дополнительные гарантии', чтобы они без опаски вкладывали средства в инфраструктуру.

Кроме того, звучит озабоченность (даже в самом российском руководстве) по поводу того, что усиливающаяся привязка к государственным 'национальным экономическим лидерам' может затормозить развитие динамичной экономики. Инвесторы говорят, что такая модель подходит для возрождения отдельных капиталоемких отраслей, таких как аэрокосмическая, судостроительная, атомная энергетика, где уже создаются государственные холдинги. Однако разговоры в правительстве о формировании таких холдингов в производстве лекарственных препаратов, дорожном строительстве и даже рыбной промышленности вызывают растущую тревогу.

'Правительство даже не пытается понять, что все это могут сделать частные предприниматели. Это для российской экономики путь к нулевому развитию', - предупредил на недавней конференции советник Путина Аркадий Дворкович.

Критики предостерегают, что государственная собственность, особенно в России, управляется менее эффективно, чем частная. Передача после 2004 года значительной части нефте- и газодобывающих активов под контроль государства совпала по времени с резким сокращением роста добычи. Слухи о том, что государство может забрать под себя еще больше энергосырьевых активов, заставили некоторых частных бизнесменов открыто заговорить о грядущей опасности. В их числе оказались глава близкой к Кремлю нефтяной компании 'Сургутнефтегаз' Владимир Богданов и руководитель крупнейшей в России нефтедобывающей компании 'Лукойл' Вагит Алекперов.

В интервью Financial Times один из ведущих российских промышленников Владимир Потанин сказал, что вовлечение государства в любой сектор экономики неизбежно ведет к перекосам в конкуренции. 'Оно уменьшает пространство для частного бизнеса, - говорит Потанин, - предпринимательские качества оказываются менее востребованными. Поэтому предприниматели уходят в те отрасли, до которых еще не дотянулась рука государства. Соответственно, целые секторы оказываются потерянными для частной инициативы'.

Главный аналитик российской финансовой группы 'Уралсиб' Крис Уифер (Chris Weafer) говорит, что инвестиционные планы России создают огромные возможности для инвесторов - но через пару лет они могут вызвать политические проблемы. На следующем этапе развития России будет довольно трудно сохранить то относительное единство российской политической элиты, которого добился Путин.

'Закончилась легкая прогулка верхом на тех 750 миллиардах долларов поступлений от продажи нефти и газа, которые заработала Россия в годы путинского президентства, - говорит Уифер. - Сейчас пришло время тратить деньги, и они собираются начать реальные проекты с реальными деньгами. Если проблемам суждено возникнуть, то ожидать их следует именно на этом этапе'.

Свой материал для статьи подготовила Кэтрин Белтон (Catherine Belton).

_____________________________________________________________

Этот олигарх никуда не уедет ("The Globe And Mail", Канада)

Россия преуспевает. Или нет? ("The International Herald Tribune", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.