Жорж Нива, профессор русского языка и литературы, комментирует парламентские выборы в России. Он считает, что президент одержал реальную, но не оглушительную победу.

Владимир Путин отвечает чаяниям россиян, жаждущим стабильности, в этом истоки его популярности, которая вполне реальна, ему не нужно прибегать к услугам ФСБ, чтобы сфабриковать ее. Но президента окружают 'властные элементы', они возглавляют крупные министерства, они захватили контроль над основными отраслями экономики, и эта пропитанная духом корпоратизма элита, внутри которой идет борьба за влияние, хочет получить не просто популярного лидера, а государство, которое будет обладать безоговорочной властью надо всем в России. Президент много раз говорил о 'диктатуре закона', но установить ее ему не удалось.

Изменился ли президент? Его словесные перегибы на стадионе 'Лужники', когда он, выступая на масштабном мероприятии, назвал не входящих в парламент оппозиционеров шакалами у иностранных посольств были просто поразительны и недопустимы для президента всех россиян. Так что же, он - второй Сталин? Естественно, нет: Сталин формировал общество, как ему было нужно, а нынешнее российское общество не позволяет лепить из себя, что угодно. У Сталина была партия-гегемон, у президента ее нет, и это, между прочим, проблема - партию с помощью административного приказа не создашь.

Коммунистическая партия, получившая 22% голосов на региональных выборах и 11% на парламентских (странное расхождение), является единственной истинно оппозиционной партией в Думе.

Демократическая оппозиция, даже если допустить, что результаты выборов в регионах были умышленно занижены, прискорбным образом не способна объединиться. Явлинский? Его принцип: 'Я или ничего!'. Союз правых сил? Партию возглавляют настоящий, но непопулярный политик Борис Немцов и отважный литературовед Чудакова. Есть еще шахматист Каспаров, который играет свою партию обособленно и наивно. А также бывший путинский премьер-министр Касьянов, который, совсем как в басне Крылова, ведет четвертую несогласованную с другими партию.

Президент не хочет вносить изменения в конституцию. Он мог бы это сделать абсолютно законно и в мгновение ока. Так к чему же стремится Путин за несколько месяцев до президентских выборов?

Льстецы осаждают его: режиссер Михалков и скульптор Церетели обратились к нему с просьбой выставить свою кандидатуру на третий срок во имя российской интеллигенции (со всех сторон посыпалось великое множество протестов). Гражданский собор, современная версия Земского собора 1612 года, собирается весной провозгласить отца нации. Россия ждет.

Экономическая ситуация в России несомненно улучшилась, и если это достижение в глазах российских граждан затмевает насущную необходимость наличия в стране оппозиции, то новый рост инфляции, который все ощущают и о котором все говорят, уж точно не оставит их равнодушными.

А если все крупные СМИ и выстроились в одну шеренгу, не стоит забывать о некоторых печатных изданиях ('Новая Газета'), об удивительном радио ('Эхо Москвы'), которое ловится везде и присутствует в Интернете, а также о том, что на телеканале 'Культура' каждое утро вещает 'Euronews'. А еще о том факте, что в Интернете выложены в первозданном виде все тексты, которые подверглись цензуре главных редакторов, все протесты, все изобличения произвола полиции: например, статья - ее отказался публиковать модный журнал 'Большой Город' - журналиста Филиппа Дзядко, задержанного полицией на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге вместе с двумя узбеками и случайно попавшимся под руку стариком.

Если речь не идет ни о 1612 годе, когда к власти пришел Михаил Романов, ни о 1937 годе, когда Сталин стал фигурой подобной египетскому фараону, ни о штопке дыр, которые образовались при перестройке в 1989 году, с чем же тогда мы имеем дело? С непрозрачным корпоратизмом, находящимся в поисках устраивающей его формы властного управления? С вождем, попавшему в плен некоему подобию государственной гидры, которая во время его второго мандата присвоила себе значительную часть экономической власти, и, быть может, скрыто угрожает ему? Возможно, Путин выпустил джина из бутылки, а теперь пытается найти выход, но не знает где и как?

В любом случае победу, одержанную им 2 декабря 2007 года, полной не назовешь. Президент получил меньше голосов, чем на последних президентских выборах. 64 процента - не оглушительная победа при том, что к урнам пришло 50 % электората, именно столько россиян захотели выразить свою гражданскую позицию.

В демократическом государстве это можно было бы счесть потрясающей победой, но является ли это победой в автократической демократии, где на народ обрушивалась мощная волна пропаганды? Развешанные на стенах зданий огромные плакаты вдалбливали в головы прохожих: 'План Путина - для ТЕБЯ!'. 30% избирателей ответили на этот призыв, но это - не вся Россия, далеко не вся.

Хрупкое равновесие демократии под управлением Путина нарушено, и никто не знает, куда на самом деле идет страна. Состояние, в котором находится российское общество, подсказывает нам ответ. По-моему, это общество, такое какое оно есть - богатое, предприимчивое, разнообразное, всегда обладавшее большой культурной свободой - начинает роптать на неправильно выбранный курс.

____________________________________________

Путин: победа 'российского Рейгана' ("Time", США)

Почему проигрывают российские либералы ("The International Herald Tribune", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.