Сказать, что российские президентские выборы не могут преподнести никакого сюрприза, значило бы слукавить. Однако если неожиданности и будут иметь место, то точно не во время голосования, которое состоится в это воскресенье, 2 марта 2008 года. Тут никакой интриги не осталось. Раньше все гадали, кого Владимир Путин назначит своим преемником. Ответ на этот вопрос известен с середины декабря, и все происходит так, как будто бы выборы уже состоялись. Единственное, что еще вызывает некоторые сомнения - это сколько голосов наберет Дмитрий Медведев, пока еще первый заместитель премьер-министра. Можно с уверенностью утверждать, что меньше, чем получил Путин в 2004 году: 71,2%. Нужен небольшой отрыв, чтобы показать, кто в доме хозяин.

Действительно, все организованно таким образом, чтобы убедить россиян в том, что Медведев является креатурой нынешнего президента России. Это делается, чтобы их успокоить. Популярность бывшего полковника КГБ не является чисто искусственным явлением. Cограждане признательны Путину за то, что он восстановил престиж России, обеспечил экономический рост - даже если благодарить за это нужно в первую очередь рост цен на энергоносители, а не путинскую экономическую политику - и покончил с хаосом ельцинской эпохи. Покушения на свободу прессы, контроль 'органов' над гражданским обществом и значительное увеличение веса государства в экономике не сильно заботят россиян, которые едва сводят концы с концами на свои маленькие зарплаты или пенсии, или тех, кто принадлежит к новому классу 'businessmeni', одержимых западной лихорадкой потребления. Свободные выборы распахнут двери в неизвестность. Зато сфабрикованные выборы приветствуются как залог преемственности и стабильности.

К тому же Путин подстелил соломки. Он публично дал согласие занять пост премьер-министра и рассказал свою программу на период до . . . 2020 года - можно подумать, что будущий президент нужен исключительно для претворения в жизнь его идей. Он также дал свою интерпретацию российской конституции, несколько отличающуюся от ее буквы и практики применения. Нет, председатель правительства не является главой верховной исполнительной власти. Вся власть принадлежит президенту, который облечен полномочиями как американского президента, так и президента Пятой французской республики.

Путин может сильно просчитаться, если полагает, что Медведев будет беспрекословно подчиняться его приказам исключительно потому, что всем ему обязан. Как только молодой (42 года) Дмитрий станет президентом, он займет кабинет в Кремле, который всегда в Московии был символом власти. Он станет Верховным главнокомандующим вооруженными силами. Он сможет не только назначать премьер-министра, но и отправлять его в отставку безо всяких объяснений. Именно он будет представлять Россию на важных международных мероприятиях, как например саммиты 'большой восьмерки' или встречи с президентом Соединенных Штатов.

Медведев уже дал понять, что не является клоном Путина. Он начал создавать себе имидж либерала. 'Свобода лучше, чем несвобода. Эти слова - квинтэссенция человеческого опыта', - заявил он, имея в виду как свободу самовыражения, так и экономическую свободу предприятий, которые он хочет избавить от бесполезных бюрократов. Он никогда не был сторонником путинской концепции 'суверенной демократии', фасада авторитаризма. По его мнению, демократия не нуждается в прилагательных.

Путин выбрал Медведева и пошел на это с открытыми глазами. Почему он так поступил? Из ответа на этот вопрос проистекает прогноз, каким будет будущее президентское правление Медведева. Одно известно наверняка: преемственность является следствием шаткого соотношения сил между различными кланами российской власти, в стане силовиков (служб безопасности), которые ведут борьбу за доходные места и демонстрируют единство, только когда нужно дать отпор либералам. По тому, кого Медведев выберет в свою команду, можно будет сделать первые выводы о его планах и свободе маневра, которой он располагает.

________________________

Медведев должен держать слово ("The Washington Post", США)

Дмитрий Медведев бросает вызов Путину ("Liberation", Франция)

Опасности путинизма ("The Wall Street Journal", США)

Кто это - с царским скипетром в руках? ("The Weekly Standard", США)