Выдающийся британский журналист Эдвард Лукас (Edward Lucas) произвел на свет книгу-бомбу, бросив ее в растущую толпу путинофилов. Он компетентный и знающий специалист по сегодняшней России и хорошо образованный лингвист со знанием языков. Работая в 80-е годы корреспондентом за рубежом, он писал о Восточной и Центральной Европе в период распада советского блока. Ему жалко Россию и русских, и одна половина его книги 'Новая холодная война' представляет собой убедительное описание того вреда, который нанесли им их собственные правители. Мало кто из авторов недавно вышедших книг так ярко и убедительно рассказывает о широком спектре вопросов: о средствах массовой информации и судах, о трубопроводах и преступности, а также о политике Кремля.

Демократические и гражданские права в России плохо защищены. Федеральная служба безопасности, являющаяся наследницей КГБ, почти наверняка была причастна к серии взрывов в 1999 году, которые Владимир Путин (он тогда был всего лишь премьер-министром) использовал для возобновления войны в Чечне. Было убито множество журналистов, проводивших репортерские расследования, среди них и друг автора статьи Анна Политковская. У владельцев телевизионных станций возникали проблемы, когда они разрешали своим редакторам выступать против политики правительства или критиковать министров. Крупные предприниматели подвергались судебному преследованию всякий раз, когда они пытались защищать свои частные интересы от посягательств государства. Ведущие 'олигархи' ельцинской эпохи Борис Березовский и Владимир Гусинский были вынуждены бежать из страны, чтобы избежать ареста. Михаил Ходорковский стоял на своем, однако он предстал перед судом за мошенничество, а затем был препровожден в тюрьму в Восточную Сибирь.

Президентские выборы Путина в 2000 и 2004-м годах, а также Дмитрия Медведева в марте этого года стали настоящим фарсом. Тех людей, которые выступили против кремлевского кандидата, постоянно обливали грязью, им не давали возможности внести свои имена в списки для голосования. Что касается внешней политики, то Владимир Путин редко заботился о том, чтобы расположить к себе другие страны. Он давал советы западным политикам не совать свои носы в российские и восточноевропейские дела. Когда Киев бросил вызов российской гегемонии, для Украины были увеличены цены на поставляемые энергоносители. А весной 2007 года произошла таинственная системная авария в компьютерной сети Эстонии. Возникли серьезные подозрения, что сделано это было по приказу российских властей. Не вызывают сомнения и прогнозы о том, что Россия будет по-прежнему использовать свои природные ресурсы в качестве инструмента усиления собственного влияния на Европу.

До сего момента трудно оспорить ту картину, которая описана в книге Лукаса. Однако в ней есть и несоответствия, причем они видны с самого начала. Есть претензии к заголовку. Лукас согласен с тем, что Россия и Запад больше не ведут ту битву титанов, которая шла между Советским Союзом и Соединенными Штатами с конца сороковых по конец восьмидесятых годов прошлого века. Мало шансов на то, что русские и американцы начнут друг против друга мировую войну. Кремль больше не распространяет ту мессианскую идеологию, которая в свое время была принята странами, занимающими четверть мирового пространства. Российское государство уже не правит огромной империей, раскинувшейся далеко за его пределами. Международные кризисы, подобные кубинскому в 1962 году, когда Хрущев и Кеннеди легко могли отдать приказ о ядерном нападении, сегодня вряд ли могут возникнуть в отношениях между Россией и Америкой. Лукас соглашается с этим в своем хорошо продуманном введении, и все равно упорно придерживается терминологии 'холодной войны', принижая прошлое и превознося настоящее. Аргументация у него подменяется риторикой.

Цель книги 'Новая холодная война' - протрубить тревогу по поводу тех неблагоприятных последствий, которые могут возникнуть, если позволить России и дальше плохо себя вести. В главах книги присутствует полемика против тех западных политиков и бизнесменов, которые стараются не замечать тактику запугивания, применяемую Кремлем в Европе в период президентства Путина. Бывший канцлер Германии Герхард Шредер (Gerhard Schroeder) был олицетворением перекосов в подходах Европы к России. Перед приходом к власти Шредер критиковал своего предшественника за склонность к 'банной дипломатии'. А потом он сам попал в баню, получив за это компенсацию в виде должности в совете акционеров 'Газпрома' после ухода с поста канцлера.

Но добавление некоторых нюансов наверняка пошло бы книге на пользу. Любое российское правительство не согласилось бы бесконечно снабжать Украину энергоресурсами по заниженным ценам. Действуя через 'Газпром', Кремль вел себя надменно и неуклюже. Но у него было достаточно веских коммерческих оснований, состоящих в том, что Россия не обязана субсидировать украинских потребителей. Более того, российское руководство заинтересовано в поддержании приемлемого согласия со странами Евросоюза. Экспорт газа и нефти крайне важен для сохранения экономического роста в России, а европейцы - надежные покупатели. Они платят в срок и полностью. Новые проектируемые трубопроводы через Северное (в основном через Балтийское - прим. перев.) и Черное моря крайне дороги. Но российскому бизнесу они нужны по нескольким причинам. Среди них - стремление избежать осложнений, связанных с необходимостью сотрудничать с властями Украины и Белоруссии, которые не всегда честно ведут себя, обеспечивая транзит энергоресурсов.

Президентство Путина совпало по времени с ростом мировых цен на нефть и газ. Путину повезло, как повезло Брежневу в 1973 году (а Горбачеву в середине 80-х не повезло). Доходы рекой полились в его казну. Долги государства были погашены. Государственные служащие, врачи и учителя стали регулярно получать зарплату, вовремя начали выплачивать пенсии. Популярность Путина резко выросла. Разочаровавшись в псевдодемократии Ельцина, русские приветствовали президента, который, по крайней мере, сумел навести порядок и восстановить гордость за страну. Путин назначил Дмитрия Медведева своим преемником на президентском посту. Медведев выступал с речами, давая от имени правительства обещания о реализации 'национальных проектов' модернизации в сфере образования, жилищного строительства, здравоохранения и сельского хозяйства. Он высказывал мнение о том, что демократические общества не случайно оказываются самыми эффективными в достижении экономических успехов. На страницах 'Новой холодной войны' об этом практически ничего не говорится. Безусловно, Эдвард Лукас прав, отказываясь принимать слова Медведева за чистую монету, а также подвергая сомнению наличие значительных контрастов между Путиным и Медведевым. Но он в своем анализе заходит слишком далеко. Призывая исключить Россию из таких организаций как 'большая восьмерка' и Совет Европы, он предлагает ввести суровый карантин, который превратит Россию в ту самую опасную страну, какой он ее считает. Сейчас на российские власти можно оказать хоть какое-то международное воздействие. А если Россию превратить в парию, то все долгие разговоры закончатся, а у Кремля появится повод и возможность вести себя еще хуже.

Роберт Сервис - преподает русскую историю в колледже Святого Антония Оксфордского университета, является директором Центра российских и евразийских исследований (Russian and Eurasian Studies Centre). К его последним публикациям относятся: 'Ленин: Биография' (2000 г.) и 'Товарищи: Всемирная история коммунизма' (2007 г.)

____________________________________________________________

Новое нормальное состояние России ("Newsweek", США)

Почему ничего не изменилось в насквозь коррумпированном путинском режиме ("Daily Mail", Великобритания)

Почему мы склоняемся перед жестокой, циничной Россией? ("The Times", Великобритания)