Тем холодным февральским вечером самым привлекательным местом в Москве стал Кремлевский дворец. Но в центре внимания в этом огромном зале были не Тина Тернер (Tina Turner) или Deep Purple - легенды рока, давно прошедшие через зенит своей славы, а "Газпром" - самая мощная в России компания-гигант, праздновавшая свой 15-летний юбилей.

У "Газпрома" были все основания для веселья. Его председатель Дмитрий Медведев лидировал в ходе предвыборной гонки в качестве преемника президента Владимира Путина. Хотя "Газпром" и потратил значительную сумму, чтобы пригласить Тернер и Deep Purple - любимую группу Медведева, но главной и поистине бесценной для этого самого крупного в мире производителя природного газа была возможность увидеть во главе России своего человека.

"Праздник в Кремле был веселым, но 'безумным' его не назовешь, - написал после выступления на страницах The Times of London вокалист Deep Purple Ян Гиллан (Ian Gillan). - Ребята помоложе и помладше должностью вскакивали с мест, но при этом нервно оглядывались на начальство, как будто проверяя, можно ли им ослабить галстук. Они словно спрашивали: 'До каких пределов нам разрешено веселиться?'"

Победив на мартовских выборах, Медведев в среду принес президентскую присягу. Его приход к власти подтверждает, что в сегодняшней России линия, разделяющая крупный бизнес и государство, становится настолько тонкой, что сейчас она практически невидима.

Между "Газпромом" и государством давно уже существуют тесные взаимоотношения, но в этом году вращающаяся дверь между ними крутится особенно быстро. 42-летний Медведев меняет Путина на посту президента, Путин становится премьер-министром, меняя Виктора Зубкова, а Зубков, как ожидают многие, займет место Медведева в качестве председателя совета директоров "Газпрома". Произойти это может в июне, на общем собрании акционеров.

Медведев и Путин "настолько близки к созданию "команды мечты", что "Газпром" мог об этом только мечтать", говорит Джонатан Стерн (Jonathan P. Stern), британский аналитик по энергетике и автор книги "The Future of Russian Gas and Gazprom" (Будущее российского газа и "Газпрома").

Роль "Газпрома" в российской экономике трудно переоценить. Это постоянно разрастающаяся компания, которая только в прошлом году принесла в свои закрома 91 миллиард долларов. В ней работает 432000 человек, размеры выплачиваемых ею налогов равны 20 процентам российского бюджета, у нее самые разные деловые интересы и предприятия - от сельскохозяйственных до авиационных.

Компания является крупнейшим поставщиком газа в Европу. Она становится важным источником получения газа для быстро развивающихся рынков Азии, таких как китайский и южнокорейский. В 2005 году она по настоянию Кремля приобрела у магната Романа Абрамовича пятую по размерам в России нефтяную компанию. Если объединить добычу нефти и природного газа, то "Газпром" ежедневно добывает больше энергоресурсов, чем вся Саудовская Аравия.

А поскольку цены на энергоресурсы продолжают бить все рекорды, "Газпром" становится как никогда влиятельной компанией, причем и у себя в стране, и за границей. Его представители заявляют, что до 2014 года он перегонит Exxon Mobil и станет крупнейшей в мире зарегистрированной на бирже компанией. Эта цель была поставлена Медведевым еще до того, как он стал президентом.

Когда Путин находился в президентском кресле, он использовал богатство и экономическую мощь "Газпрома" для борьбы с политическими противниками внутри России, для усиления ее влияния на бывшие советские республики, для получения рычагов воздействия на западноевропейские страны, а также для возврата российских энергетических активов путем их насильственного изъятия у иностранных компаний.

Сегодня, когда Россия пытается восстановить свое былое геополитическое влияние, которым пользовалась в советские времена, она в целях самоутверждения размахивает не ядерными ракетами, а энергоресурсами. И все чаще в качестве артиллерии крупного калибра она использует "Газпром".

Выступая в прошлом году на пресс-конференции, Путин опроверг заявления о том, что Россия применяет свою экономическую мощь для достижения внешнеполитических целей. Но многие с ним не согласны. "Энергоресурсы нельзя использовать в качестве инструмента политики, но они в таком качестве используются", - заявил Владимир Милов, президент независимого московского исследовательского Института энергетической политики и бывший заместитель министра энергетики. По его словам, "Газпром" порой становится "орудием для наказания соседних стран".

Прошлой зимой на Южно-Русском месторождении "Газпрома" в Сибири было настолько холодно, что два десятка дизельных двигателей работали безостановочно день и ночь, чтобы не замерзнуть до весенней оттепели. Каждую зиму рабочие на буровых получают обморожения.

"У вас просто кожа отстает немного, и все", - говорит руководитель буровых работ Сергей Кошель, развеивая страхи. Второй плотный мужчина, сделавший перерыв в работе и отошедший от буровой, показывает это более наглядно: он берет себя за ухо, отрывает воображаемый кусок и выбрасывает его прочь как окурок.

Только на Южно-Русском месторождении объем разведанных запасов газа составляет 800 миллиардов кубометров. Этого достаточно, чтобы более года полностью обеспечивать потребности США. И это лишь один из почти десятка проектов, запланированных к реализации на севере.

В следующие два года "Газпром" намерен утроить объем капиталовложений в свою основную деятельность по разведке, добыче и транспортировке газа - просто, чтобы сохранить объемы производства на текущем уровне. Инвестиции в 2010 году увеличатся до 969 миллиардов рублей, или 45 миллиардов долларов. В прошлом году их объем составлял 330 миллиардов рублей, или 14 миллиардов долларов.

Чтобы обеспечить финансирование дорогостоящих проектов в Арктике, "Газпром" добивается увеличения цен на природный газ в России и на экспортном рынке.

В прошлом году он выдвинул идею создания газового картеля по образу и подобию ОПЕК. Ее поддержал Иран, однако другие страны, такие как Алжир, Катар и прочие, к этой затее не присоединились. Газовый картель позволил бы России усилить свое влияние на мировом рынке энергоресурсов, однако в данный момент пока не ясно, насколько активно она будет проталкивать эту идею.

Связи, существующие между "Газпромом" и государством, уже дают свои дивиденды на внутреннем рынке. В рамках той политики, которую проводил Медведев, находясь на посту заместителя премьер-министра, российские потребители будут платить за газ по гораздо более высоким ценам. Они должны ежегодно повышаться примерно на 25 процентов, начиная с текущего года. Конечная цель заключается в том, чтобы к 2011 году достигнуть уровня мировых цен на энергоресурсы.

Подобная политика означает, что рядовые россияне не будут больше пользоваться традиционно дешевой энергией. Курс на повышение цен дает мрачный пример того, что государство готово поддерживать интересы "Газпрома" вне зависимости от социальных последствий.

Хотя богатства "Газпрома" превращают компанию в символ российской мощи и престижа в мире, "Газпром", наряду с этим, стал олицетворением рисков и опасностей государственного капитализма, таких как расточительность и неэффективность.

В 90-е годы "Газпром" представлял собой образец не реформированного советского предприятия. В то время как нефтяные компании приватизировались, и осуществлялась их продажа российским и даже иностранным инвесторам, "Газпром" оставался нетронутым, находясь под контролем государства. Компания субсидировала многие излюбленные проекты Кремля, а также обеспечивала роскошный образ жизни целому поколению ее руководителей.

"Газпром" заявляет, что многие вложения капитала, которые его критики называли когда-то политическими, такие как приобретение телеканалов и газет, на деле оказались очень доходными.

Сейчас российские лидеры считают "Газпром" эталоном новой промышленной политики. Согласно их мнению, в глобализованном мире стратегические российские компании должны находиться под контролем государства, оставаясь в то же время открытыми для капитала и профессиональных навыков западных инвесторов - как "Газпром". Это возврат к советской экономической модели, в которой упор делается на гигантизм, масштабные экономические проекты и веру в ценообразовательную силу монополий.

При Путине нефтяные компании были возвращены под контроль Кремля. В таких отраслях как энергетика, металлургия, авиастроение и автомобилестроение возникли десятки государственных, но официально зарегистрированных на бирже корпораций. И это еще не все. Бывший первый заместитель премьер-министра Сергей Иванов, возглавляющий государственную Объединенную авиастроительную корпорацию (ОАК), предложил сформировать такие государственные корпорации и в области радиоэлектроники, оптики и освоения космоса.

Несмотря на свое богатство, "Газпром" в эпоху Медведева столкнется с серьезными трудностями.

Рост цен на сталь, оборудование и рабочую силу застал компанию врасплох - когда она начала осуществлять крупнейшую за последние два десятилетия программу капиталовложений. Как и прочие российские компании, "Газпром" в 90-е годы вкладывал мало средств в ремонт и модернизацию оборудования. Но надежда на инфраструктуру советских времен иссякла, и теперь объемы добычи на месторождениях, освоенных в 70-е годы, начинают падать.

Чтобы выполнить свои экспортные обязательства перед европейскими потребителями и удовлетворить растущий спрос внутри страны, "Газпром" должен будет потратить минимум 75 миллиардов долларов, чтобы в следующее десятилетие начать добычу на двух своих крупнейших арктических месторождениях. Такие данные приводит аналитическая компания Cambridge Energy Research Associates.

Однако освоение месторождений и добыча газа в регионе, где температура порой опускается до минус пятидесяти градусов, задача не из легких с технической точки зрения. Кроме того, это требует больших затрат. "Газпром" должен будет построить трубопроводы, предприятия по переработке газа, заводы по его сжижению, а также целую систему обеспечивающей инфраструктуры, включая автомобильные, железные дороги и порты. А чтобы совершить такой подвиг, компании придется перебросить в самый центр огромного замерзшего болота тысячи тонн стали и тяжелой техники.

"Сложность и масштабы такой работы бросают мощный вызов России и "Газпрому"", - говорит директор исследований по России и каспийскому региону из Cambridge Energy Research Associates Виталий Ермаков.

Критики заявляют, что "Газпром" силой пробился в ряды энергетических гигантов мирового масштаба, используя жесткую, порой неуклюжую тактику, особенно в годы Путина. В качестве примера можно привести Южно-Русское месторождение, на которое "Газпром" указывает как на символ своего роста.

Нефтепромышленник из Форт Уорта Ричард Монкриф (Richard W. Moncrief) говорит, что ему по праву принадлежит 40 процентов этого месторождения. По его словам, он купил свою долю в результате серии соглашений с "Газпромом", которые были заключены около 10 лет назад. Но "Газпром", по его словам, не признал эти соглашения и отдал 35 процентов акций данного месторождения немецкой компании BASF. Монкриф говорит, что подал на "Газпром" в суд в Берлине, отметив, что в настоящее время его доля стоит 12 миллиардов долларов.

"Газпром" утверждает, что эти соглашения не являются обязательными для исполнения. "Компания отрицает наличие у нее каких бы то ни было обязательств перед Moncrief Oil в отношении Южно-Русского месторождения", - отметил "Газпром" в своем заявлении.

Монкриф с этим не согласен, но он с пессимизмом смотрит на свои перспективы в суде.

"Никому никогда не удавалось через суд заставить российскую компанию выполнять условия контракта, - сказал он в интервью по телефону, - в итоге русские сделают то, что хотят, и оседлают западную коммерцию, заставив ее вкладывать деньги в свою страну".

Руководители западных компаний отмечают, что Кремль всегда идет навстречу "Газпрому", когда этой компании нужна поддержка.

В прошлом году российская совместная компания ТНК-ВР, включающая в свой состав British Petroleum, "Альфа-груп", Access Industries и группу компаний "Ренова", согласилась продать "Газпрому" огромное газовое месторождение в Сибири. Сделала она это после того, как российские власти пригрозили отозвать лицензию на деятельность ТНК-ВР в России. "Газпром" предложил от 700 до 900 миллионов долларов за долю ТНК-ВР в этом месторождении и за местную компанию газоснабжения. Это комплексная сделка, и ее реализация пока не завершена. По словам аналитиков, каковы бы ни были ее условия, они вряд ли компенсируют ВР ее потенциальные доходы от Ковыктинского месторождения, содержащего огромные запасы газа, а также те миллионы долларов, которые компания уже вложила в него.

Руководитель пресс-службы "Газпрома" Сергей Куприянов говорит, что "Газпром" не отвечает за проблемы ТНК-ВР с регулирующими органами, и что условия сделки отражают существующие на рынке условия.

Прочие сделки с участием "Газпрома" осуществлялись по такому же образцу. Для реализации соглашений с участием Shell и BP Путин напрямую встречался с руководством этих компаний. Какое-то время "кремлеведы" полагали, что он может перейти на должность руководителя "Газпрома". По словам руководителей компаний, бывший шпион Путин проявляет неподдельный интерес к нефтегазовому бизнесу.

"Президент определенно знает о бизнесе ВР в России не меньше, чем я, - заявил прошлой весной во время переговоров о продаже Ковыктинского месторождения "Газпрому" глава ВР Энтони Хейворд (Anthony B. Hayward) после встречи с Путиным, - я уже довольно давно прекратил удивляться его вниманию к деталям".

Кремлевский представитель Дмитрий Песков заявил тогда, что роль государства в этих переговорах ограничивается нормативными вопросами.

В первый год своего президентства Путин обратился к "Газпрому" с просьбой выкупить оппозиционный телеканал "НТВ". С тех пор носящий политическую подоплеку бизнес компании в области СМИ постоянно расширяется. Но его финансы довольно часто непрозрачны, что связано со сложным характером соглашений о партнерстве.

Когда "Газпром" повысил цены на газ окружающим Россию новым демократическим странам, таким как Украина, внешняя политика Кремля и коммерческие интересы "Газпрома" полностью совпадали. Наказав кремлевских оппонентов, компания также получила прибыль.

Поскольку "Газпром" имеет контрактные обязательства на поставку газа европейским потребителям на многие годы вперед, аналитики утверждают, что любой спад добычи отразится на рядовых россиянах в виде дефицита газа.

Куприянов отрицал, что "Газпром" может столкнуться с сокращением объемов добычи. По его словам, компания разрабатывает новые месторождения специально для того, чтобы обеспечивать потребности европейских потребителей в рамках долгосрочных контрактов.

Он добавил, что компания отказывается от значительной части своего неосновного бизнеса, из-за которого она подвергалась критике финансовых аналитиков. Взамен она сосредоточится на программе капиталовложений. Так, в 2007 году компания продала свои непрофильные активы на сумму 38 миллиардов рублей, или 1,6 миллиарда долларов.

Однако подобные заверения не успокоили критиков выдвиженца Путина Алексея Миллера, который наверняка будет по-прежнему руководить "Газпромом" и при Медведеве.

Бывший экономический советник президента Бориса Ельцина Михаил Делягин скептически относится к заявлениям "Газпрома" о том, что он в состоянии своевременно и по существующим ценам поставлять новый газ. Ресурсы компании используются в самых разнообразных политических целях и на неосновную деятельность. Поэтому "Газпром" в большей степени является финансовой, чем энергетической корпорацией. А это, по словам Делягина, угрожает его способности продолжать добычу и поставку газа.

"Миллер превратил "Газпром" в кремлевский кошелек, - говорит он, - а без денег скважину не пробуришь".

Тем не менее, поскольку нефть сегодня стоит более 125 долларов за баррель, кошелек "Газпрома" с каждым годом становится все толще.

После инаугурации Медведева, состоявшейся на прошлой неделе, рыночная стоимость "Газпрома" превысила уровень капитализации General Electric и China Mobile. Теперь "Газпром" по этому показателю занимает третье место в мире.

"Если они стиснут зубы и поднимут цены внутри страны, то у компании появится реальный шанс стать самой крупной в мире, - говорит Джеймс Фенкнер (James R. Fenkner), управляющий партнер инвестиционного фонда Red Star Management, которому принадлежит пакет акций "Газпрома", - и такая перспектива не за горами".

____________________________________________________________

Неприятность в трубе ("The Economist", Великобритания)

Ребрендинг "Газпрома" ("The Moscow Times", Россия)