Рецензия на книгу Тимоти Дж. Колтона (Timothy J. Colton) 'Ельцин: биография' (Yeltsin: A Life)

Борис Ельцин запомнился своей способностью преподносить всем сюрпризы. Он прославился лихостью и решимостью в августе 1991 г., в ходе попытки государственного переворота, направленного против президента СССР Михаила Горбачева. Путчисты не принимали в расчет 'фактор Ельцина', тогда возглавлявшего РСФСР. Взобравшись на танк перед российским Белым домом, он бросил вызов тем, кто хотел вернуть страну к коммунистическим традициям. Если бы заговорщики загодя арестовали Ельцина, их затея, возможно, увенчалась бы успехом. Но в результате он стал хозяином положения на политической арене. Вернувшись из крымского заточения, Горбачев убедился, что его личный авторитет иссяк. К концу года СССР был распущен, и Ельцин стал руководителем независимого российского государства.

Он провел ускоренные рыночные реформы и приватизацию государственных предприятий. Столкнувшись с противодействием парламента, Ельцин начал управлять страной президентскими указами. Когда и это не утихомирило его противников, он приказал военным обстрелять из танков Верховный Совет и арестовать его лидеров. Была принята новая конституция, но спокойствие в политической жизни страны так и не установилось. Россия окунулась в водоворот жарких политических споров и дикого капитализма.

Большинство россиян, однако, по-прежнему жили в бедности и испытывали растерянность; популярность Ельцина падала. Сильно вредило ему и пристрастие к спиртному. Общественность тревожило частое и длительное отсутствие главы государства на рабочем месте. Беспокойство внушало и состояние здоровья Ельцина; если бы стране было известно о его сердечном заболевании, он никогда бы не победил на выборах 1996 г. Не состоялся бы триумф Ельцина и без финансовой поддержки его избирательной кампании бизнесменами-олигархами. Взамен они наложили лапу на нефтяную, газовую, никелевую, алюминиевую промышленность, и преумножили свое и без того баснословное богатство. До прихода к власти борьба за демократию была главным лозунгом Ельцина, и в принципе он хранил ей верность. Однако неприглядные реалии политики Кремля дискредитировали демократические идеалы задолго до того, как в 1999 г. Ельцин ушел в отставку, передав свое кресло Владимиру Путину.

Книга Тимоти Дж. Колтона - первоклассный биографический труд о первом президенте посткоммунистической России. Он тщательно собирал для нее материалы - например, отправился на Урал, чтобы побеседовать с людьми, знавшими Ельцина в его нищие детские годы. Вот одно из его открытий: в ходе сталинской коллективизации дед Ельцина попал под репрессии как 'кулак'. Встречался Колтон и с теми, кто был знаком с Ельциным, когда тот возглавлял Свердловский обком партии. Он справедливо делает вывод, что Ельцин был 'политиком-бунтарем' задолго до того, как Горбачев повысил его, сделав первым секретарем Московского горкома в 1985 г. Ельцин повел себя в советской столице как слон в посудной лавке. Колтон отмечает: Горбачева предупреждали, что его протеже устроит в московской партийной организации настоящий кавардак, но он пропустил эти слова мимо ушей, поскольку Ельцин, как и он сам, был сторонником реформ. Многие из тех, кто пострадал тогда от Ельцина, охотно делились воспоминаниями с автором книги. Все они выносят однозначный вердикт: у Горбачева были все основания снять Ельцина с поста главы горкома в 1987 г.

Тем не менее Горбачеву нужен был Ельцин 'на заднем плане', чтобы пугать консерваторов в руководстве партии. В результате у того появился шанс остаться на политической арене уже в качестве противника всего коммунистического строя. Как же Горбачев, должно быть, жалел, что не послушался тех, кто советовал отправить Ельцина послом куда-нибудь подальше, например, в Монголию!

По мнению Колтона, Ельцин обладал непревзойденной способностью 'возрождаться из пепла' и почти сверхчеловеческой стойкостью, позволявшей ему одолевать оппонентов. Фиксированные идеологические позиции вызывали у него дискомфорт - он предпочитал действовать интуитивно. Критики утверждают, что он не обладал пытливым умом, но на деле Ельцин постоянно стремился к 'свежести' мышления и отнюдь не был неучем. Из литературы ему особенно нравились рассказы Чехова. Если не считать пьянства, в быту он был немного пуританином. Так, Ельцин требовал неукоснительной пунктуальности, и если надо было преподнести кому-то подарок, выбирал часы. Помощники президента, любившие ввернуть непристойное словечко, быстро лишались своих должностей.

Книга Колтона построена по строго биографическому принципу: автор редко затрагивает масштабные исторические вопросы, вызывающие споры. Временами он, пожалуй, 'приглушает' разухабистую колоритность своего героя. В конце концов он 'играл' ложками на головах министров - такое обычный государственный деятель вряд ли себе позволит. Тем не менее, труд Колтона богат фактическим материалом, изложенным живо и взвешенно. В заключение же заметим: похоже, Ельцин преподнес нам последний сюрприз - нашел себе биографа, который вполне заслуженно причисляет его к тем политикам, что больше всего повлияли на историю 20 столетия.

Роберт Сервис - специалист по российской истории, профессор Оксфордского университета, внештатный научный сотрудник Гуверовского института (Hoover Institution), и автор книги 'Товарищи: история мирового коммунистического движения' (Comrades. Communism: A World History)

________________________________________

Борис Ниспровергатель ("The Financial Times", Великобритания)

Гарри Каспаров: Наследие Ельцина ("The Wall Street Journal", США)

Фарид Закария: Что сделал неправильно Борис Ельцин ("Newsweek", США)

Билл Клинтон: Борис-боец ("The New York Times", США)

Чарльз Краутхаммер: Спи спокойно, Борис-освободитель ("The Washington Post", США)