Monday, May 19, 2008; Page A17

Владимир Путин считает стабильность одним из главных своих достижений на посту президента России. Однако стабильность в России существует лишь с виду. Ее поддерживают огромные доходы от продажи нефти и мощная пропаганда государственных СМИ. А за этим фасадом скрывается беспрецедентный рост коррупции, бедность значительной части населения, а также аппарат бюрократии и спецслужб, чья власть не имеет границ.

Стабильность Путина - это стабильность Гулага, где охрана обеспечивает раздачу заключенным их паек, награждает самых послушных и наказывает потенциальных нарушителей спокойствия, чтобы предотвратить беспорядки. Различие между сегодняшней Россией и советским Гулагом заключаются в том, что большинство россиян никогда не знало иного типа власти, и поэтому они не понимают, что их держат в заточении.

В то время как вы читаете эту статью, я нахожусь в российской тюрьме. Я лидер молодежного движения "Оборона", которое выступает за ненасильственное сопротивление гнету властей. Меня арестовали в этом месяце, когда я шел по улице, и предъявили обвинение в гражданском неповиновении. До ареста моя последняя встреча с властью состоялась в декабре, когда офицеры ФСБ (преемница КГБ Федеральная служба безопасности) насильно отправили меня в армию, призвав туда по повестке.

Из-за своей деятельности в "Обороне" я часто сталкивался с проблемами в отношениях с властями. В мои 23 года меня арестовывали более десятка раз. Я дважды отбывал короткие сроки заключения в тюрьме, меня увольняли с работы по просьбе ФСБ. Властям так и не удалось найти основание, чтобы посадить меня на длительный срок, поэтому им придется от меня полностью избавиться.

В конце прошлого года спецслужбы применили новую тактику. 20 декабря меня арестовали в очередной раз. Несмотря на проблемы со здоровьем и тот факт, что я студент, и таким образом освобожден от призыва, меня послали служить в армию в качестве рядового срочной службы. Офицеры ФСБ отвезли меня в воинскую часть в 250 километрах от Москвы и сказали мне, что я должен буду отслужить один год.

Поездка в часть заняла всего несколько часов, но чтобы выбраться оттуда, мне понадобилось два с половиной месяца. Меня освободили 4 марта, через два дня после президентских "выборов" в России. Военное начальство сообщило, что меня призвали незаконно, но никто передо мной так и не извинился. Вскоре после моего освобождения московская штаб-квартира "Обороны" подверглась милицейскому обыску. Меня и еще 10 человек арестовали, в наш адрес прозвучали угрозы. Некоторых избила милиция. Она конфисковала наши листовки, документы и компьютер.

Я лишь один из многих политических активистов в России, которые сталкиваются с репрессиями. Среди них Максим Резник, известный петербургский лидер партии "Яблоко". Его задержали по ложному обвинению в избиении трех милиционеров и удерживали под арестом без суда. Но он все еще жив. В декабре был до смерти избит член коалиции "Другая Россия" Юрий Червочкин. Многие считают, что его убийцы - это сотрудники специального подразделения милиции.

За последние два года масштаб репрессий в России достиг уровня, сравнимого с самыми худшими годами "холодной войны". Давление правящего режима и стратегические просчеты прежних лидеров оппозиции привели нас к тому, что традиционные политические партии утратили свое влияние в стране. По прежним иллюзиям относительно того, как поборники демократии могут в результате голосования прийти к власти, был нанесен мощный удар результатами декабрьских парламентских "выборов". Старые партии уже вряд ли вернутся в Россию.

Приведенный недавно к присяге президент Дмитрий Медведев это давний друг Путина и член системы. Надежды на то, что Медведев создаст более открытое будущее, безосновательны. Он абсолютно не заинтересован в либерализации России, поскольку отлично понимает, что любая такая попытка приведет не только к утрате контроля, но и создаст смертельную угрозу верхушке коррумпированной власти в России.

Единственная реальная возможность для смены политического режима в России заключается в давлении снизу. Ненасильственное сопротивление по образцу Махатмы Ганди и преподобного Мартина Лютера Кинга это последний вариант, оставшийся в арсенале сторонников демократии. И это уже поняли некоторые наиболее непредвзятые политики, такие как члены коалиции "Другая Россия".

Чтобы добиться успеха, мы должны вначале проанализировать свои ошибки, научиться действовать вместе более эффективно и вытащить общество из состояния апатии. Для этого и нужны такие организации как "Оборона" - союз искренней молодежи, которая добивается не власти, а перемен для собственной страны. Миссия тех, кто готовит восстание в современном российском Гулаге, состоит в том, чтобы самим не превратиться в очередных надзирателей.

Олег Козловский, отбывающий двухнедельное тюремное заключение за гражданское неповиновение, является координатором российского молодежного движения "Оборона" и членом исполнительного комитета оппозиционной коалиции "Другая Россия".

___________________________________________________________

Неправительственные организации с подозрением относятся к Медведеву ("Chicago Tribune", США)

Раскол в российской оппозиции ("The Wall Street Journal", США)