Переделкино. - Почти тридцать лет этот вид вдохновлял Бориса Пастернака. Из своего кабинета на втором этаже русский поэт и писатель любовался пышной зеленью берез и стройными соснами. За ними расстилалось поле, а на горизонте - церковь с золотой маковкой.

Теперь, однако, поселок советских писателей, где Пастернак жил с 1936 г. до смерти в 1960 г. изменился до неузнаваемости. На лугу, всего в 50 метрах от бревенчатой дачи Пастернака строятся коттеджи для московских сверхбогачей. На прошлой неделе застройщики наводили последний глянец на очередную серию вилл. Там, где раньше, как говорил Пастернак, слышалась 'прозрачная, влажная флейтовая мелодия' дрозда, сегодня стучат молотки и перекрикиваются рабочие.

У дороги, ведущей к дому Пастернака, по соседству со святым источником, застройщики соорудили гигантскую канализационную трубу - очевидно, по ней будут удаляться отходы из скопища псевдоклассических вилл и кирпичных коттеджей 'в английском стиле', усеявших склон ближайшего холма.

'Они - как нарывы, - заметила в ходе нашей вчерашней беседы невестка поэта Наталья Пастернак. - Из дома Пастернака открывался просто потрясающий вид. Это был типично русский пейзаж с церковью на холме. Теперь он безнадежно испорчен'.

Наталья Пастернак, директор дома-музея своего свекра - того самого дома, где он написал роман 'Доктор Живаго', удостоенный Нобелевской премии - уверена: писатель пришел бы в ужас от того, что творится в Переделкино, поселке в 25 километрах от Москвы. 'Его бы это очень опечалило', - говорит она.

Дачный поселок Переделкино был основан в 1934 г. - предполагалось, что здесь будут жить и работать ведущие советские писатели. И сегодня, после крушения коммунизма, он остается родным домом для примерно 100 литераторов и философов; они вносят в Литфонд символическую арендную плату. Жители протестовали против строительства элитной недвижимости у них под боком, но безрезультатно.

Поле, которым любовался Пастернак, прежде принадлежало местному колхозу. По рассказам его невестки, двое председателей, не желавших продавать эту землю, были убиты при загадочных обстоятельствах. Построенные виллы закрыли вид из дома Пастернака на кладбище, где он похоронен; вчера какой-то поклонник поэта оставил на его могиле букет гвоздик.

'Это просто ужасно, - считает писатель Леонид Латынин, занимающий дачу по соседству с пастернаковской. - Раньше здесь была первозданная природа'. На вопрос, кому по карману построенные виллы ценой от 1,5 до 4 миллионов долларов, он ответил: 'Тем, кто нажил состояние преступным путем'.

Пастернак часто гостил на соседней даче, увитой диким плющом, рассказывает он. Она принадлежала Лиле Брик - музе и любовнице поэта-футуриста Владимира Маяковского. По словам Латынина, богачи - новые обитатели поселка - почти не общаются со старожилами: 'Мы живем в разных вселенных'.

Пастернак переехал в Переделкино в 1936 г. Считается, что именно здешние идиллические пейзажи побудили поэта - в то время он, подавленный арестом многих друзей, фактически не брался за перо - прервать молчание и написать цикл лирических стихотворений. Присутствуют они и в потрясающих 25 стихотворениях, которыми завершается 'Доктор Живаго'.

В одном из них, под названием 'Август', автор описывает утро в своей переделкинской спальне на первом этаже:

'Как обещало, не обманывая,

Проникло солнце утром рано

Косою полосой шафрановою

От занавеси до дивана'.

Не забыт в стихотворении и 'мелкий, нищенский,

нагой, трепещущий ольшаник', и 'имбирно-красный лес кладбищенский с притихшими его вершинами'. Пастернак часто прогуливался по полю к деревенской церкви, рассказывает Латынин. Любил он и купаться в местном пруду. За 48 лет, что прошли после смерти Пастернака, Переделкино посетили тысячи 'литературных паломников', жаждавших увидеть дом, где жил нобелевский лауреат.

'Пастернак любил Переделкино, - объясняет жена Латынина Алла, литературный критик. - Он был очень к нему привязан. Он подумывал об отъезде из СССР для получения Нобелевской премии [она была ему присвоена в 1958 г. за 'Доктора Живаго', но советские власти не позволили ее принять]. Он мог бы уехать. Власти им были недовольны. Его удерживала дача'.

Писатели, живущие в Переделкине как в осажденной крепости, подчеркивают: после крушения СССР статус людей искусства и интеллигенции в России понизился. 'В советские времена писатели были 'аристократами'. Теперь к ним здесь относятся так же, как в Европе', - полагает Латынин.

Они признают, что в условиях новообретенного процветания страны эти перемены неизбежны. Жителям Переделкино, однако, ничего не сообщали о проекте коттеджного поселка; строительство было окружено тайной. Представители фирмы-застройщика 'Стольный град' подтвердили, что почти все виллы уже куплены. О ценах они говорить отказались. 'Рекламой мы не занимаемся', - добавила сотрудница пресс-службы компании.

Вчера Наталья Пастернак рассказала, что в восьмидесятых советские власти закрыли дом Пастернака на замок, а большую часть принадлежавшей поэту мебели просто вынесли в сад. 'Доктор Живаго' был опубликован на Западе в 1957 г., но в СССР его разрешили издать лишь в 1988 г. 'Мы сохраняли мебель. Дом стал музеем только в девяностых', - объяснила она.

Одна из экскурсоводов музея уверена: Пастернак, несомненно, был счастлив в Переделкино - несмотря на неоднозначные отношения с советской властью. 'Он любил гулять по этому полю, - заметила Татьяна Нешумова, глядя на вид из окна - Это не просто пейзаж, но и часть культуры. Строить здесь - неправильно'.