Тони Хейуорду (Tony Hayward), должно быть, очень одиноко. По мере того, как цены на нефть продолжают бурно расти, в мире усиливается ощущение, что объемы добычи 'черного золота' приближаются к своим естественным геологическим пределам. Однако шеф ВР продолжает храбро утверждать, что причины нынешнего 'нефтяного шока' кроются 'не столько под землей, сколько на ее поверхности, и носят они не геологический, а политический характер'.

Поскольку совместное предприятие его компании 'ТНК-ВР' в России подвергается яростным нападкам со стороны российских акционеров и российского государства, Хейуорду можно простить его уверенность в том, что проблемы отрасли искусственного, а не естественного происхождения. Но это разграничение ложное, и более пристальный анализ происходящего говорит о том, что затруднительное положение ВР само по себе является свидетельством надвигающихся геологических ограничений в глобальной нефтедобыче, то есть 'нефтяного пика'.

С виду все проблемы ВР в России явно наземного, а не подземного происхождения, пусть компания и утверждает, что ее мучители отнюдь не честны. Компанией 'ТНК-ВР' в равных долях, 50 на 50 процентов, владеют British Petroleum и консорциум российских магнатов-миллиардеров AlfaAccessRenova, возглавляемый Михаилом Фридманом. Стороны в настоящее время заняты острым спором. ВР заявляет, будто русские пытаются захватить контроль над компанией, а олигархи утверждают, что они просто защищают свои права. На прошлой неделе Михаил Фридман сказал, что утверждения британской компании выдержаны 'в лучших традициях геббельсовской пропаганды'.

На чьей бы стороне ни была правда, ни у кого нет сомнений в том, как закончится данный спор. Российские акционеры обратились в суд в своей стране и в Швеции, однако настоящее давление на ВР оказывают не они, а государство. В последние месяцы совместное предприятие 'ТНК-ВР' неоднократно подвергалось обыскам службы безопасности ФСБ, расследующей обвинения в промышленном шпионаже. Наряду с этим на его крупнейшем нефтяном месторождении проводится экологическая проверка. Тем временем, назначенного ВР генерального директора совместного предприятия допрашивают в министерстве внутренних дел по поводу якобы имеющих место фактов уклонения от уплаты налогов, а также вызывают в московскую прокуратуру в связи с подозрениями в нарушениях трудового законодательства.

Все это уже до боли знакомо. В 2006 году российский государственный гигант 'Газпром' приобрел контроль над проектом компании Shell 'Сахалин-2'. Произошло это после проведения активной кампании преследований со стороны государственных природоохранных ведомств. А в прошлом году 'ТНК-ВР' была вынуждена продать контрольный пакет своего богатейшего Ковыктинского месторождения в Сибири, причем тоже 'Газпрому'. Случилось это тогда, когда государство заявило, что компания нарушила условия выданной ей лицензии.

Многие наблюдатели считают, что последние действия против 'ТНК-ВР' это всем знакомая 'огневая подготовка', предназначенная для изматывания противника с целью постепенной передачи контроля над совместным предприятием 'Газпрому' или государственной нефтяной компании 'Роснефть'.

Это станет мощным ударом по ВР, но компания должна была заранее просчитать все риски - и не в последнюю очередь по той причине, что когда предшественник Хейуорда лорд Браун в 2003 году создавал это совместное предприятие, у него уже имелся довольно неприятный опыт делового общения с Фридманом.

Их знакомство состоялось в 1997 году, когда ВР потратила 500 миллионов долларов на покупку 10-процентного пакета акций сибирской нефтяной компании 'Сиданко' - а затем потеряла значительную часть своих вложений, поскольку фирма эта быстро обанкротилась. Акционер Михаил Фридман ловко сфабриковал темный и загадочный процесс банкротства к собственной выгоде. ВР сначала пришлось списать 200 миллионов долларов, а затем инвестировать еще 375 миллионов, чтобы защитить свои позиции. Когда одного из руководителей ВР спросили, почему компания просто не заключила с Фридманом сделку, он якобы сказал: 'Вы же не будете разговаривать с человеком, укравшим ваш кошелек'.

Но уже через несколько лет лорд Браун снова вложил 7 миллиардов долларов, чтобы вместе с Фридманом и его партнерами создать 'ТНК-ВР'. (Во время переговоров он посчитал нужным спросить своих новых друзей: 'А вы не сбежите с этими деньгами?' Но контракт подписал.) Это была чудовищно рискованная сделка. Но его убедило пойти на нее то, что ВР больше нигде на свете не имела возможности приобрести резервы и потенциал добычи нефти такого огромного масштаба. И связано это было с глобальными причинами геологического характера.

Основная проблема ВР заключалась в том, что транснациональные нефтяные компании все чаще вытеснялись из стран, контролирующих большую часть разведанных мировых запасов нефти. Речь идет о государствах-членах ОПЕК. В отличие от них, в остальных странах мира нефтяные запасы были гораздо больше истощены. Наиболее перспективные регионы давно уже были изучены, тщательно разведаны и эксплуатация месторождений там шла на убыль. В большинстве не входящих в ОПЕК стран объем добычи уже начинал сокращаться. Возможности для роста были серьезно ограничены, но Россия являлась исключением.

С закатом Советского Союза в конце 80-х годов прошлого века российская экономика пришла в упадок, и добыча нефти резко сократилась с 11,5 миллиона баррелей в день в 1987 году до шести с небольшим миллионов в 1998-м. Многие месторождения были законсервированы либо просто не эксплуатировались. Но когда вернулась уверенность, вместе с ней пришли и инвестиции. Добыча стала увеличиваться. К 2007 году она выросла почти на 60 процентов. И на гребне этой волны хотел прокатиться лорд Браун.

Благодаря сделке по 'ТНК-ВР' британская компания быстро увеличила объемы добычи на полмиллиона баррелей в день, и рост производства в России продолжал компенсировать спад добычи ВР в Северном море, Европе и Америке. Анализ квартальных показателей компании говорит о том, что если бы лорд Браун не рискнул пойти на эту сделку, то к сегодняшнему дню объемы добычи ВР уменьшились бы почти на те же полмиллиона баррелей. Вместо среднего показателя в 2,4 миллиона баррелей в день в 2007 году объем добычи ВР составлял бы 1,6 миллиона. В условиях отсутствия таких возможностей в других регионах все говорит о том, что у лорда Брауна не было иного выбора.

Но в азартных играх когда-то обязательно происходит сбой. И теперь ВР вполне может потерять до трети своего объема добычи в борьбе с российскими акционерами по 'ТНК-ВР', которые пользуются поддержкой государства. Тем не менее, это не просто пример рукотворных бед нефтяной индустрии, которые лежат на поверхности, как хотелось бы думать Хейуорду. Это прямое следствие усиливающейся нехватки нефти под землей.

Такая нехватка начинает ощущаться и в самой России, где десятилетний рост нефтедобычи в прошлом году остановился, а теперь началось его снижение. Некоторые мудрецы обвиняют во всем высокие налоги на прибыль в нефтяной промышленности России, но есть и более глубокая причина, состоящая в том, что 'легкая нефть', которую удавалось добывать благодаря восстановлению существующих месторождений, сейчас заканчивается. Для увеличения объемов добычи и резервов потребуется разрабатывать новые месторождения в удаленных районах, таких как Восточная Сибирь и Арктика, где условия для работы чрезвычайно суровые. Аналитики согласны с тем, что дальше будет тяжелее.

Но снижение роста добычи в России не должно никого удивлять. Совсем недавно, в 2005 году, тогдашний министр нефтяной промышленности Виктор Христенко (в то время он был министром промышленности и энергетики Российской Федерации - прим. перев.) предсказал, что начиная с 2010 года добыча нефти стабилизируется на уровне в 10 с небольшим миллионов баррелей в день - то есть немного выше сегодняшнего объема. Позже вице-президент частной нефтяной компании 'Лукойл' Леонид Федун заявил, что добыча нефти в России не превысит сегодняшнего уровня за всю его жизнь.

И это имеет огромное значение - ведь лишь благодаря росту добычи в России в этом десятилетии удовлетворяется бурно растущий спрос в Азии. Сейчас этот быстрый рост закончился; к тому же многие полагают, что к концу десятилетия достигнет своего пика и совокупный объем добычи стран, не являющихся членами ОПЕК. После этого единственной силой, которая будет отделять нас от глобального нефтяного пика, останется картель ОПЕК. А многие аналитики сомневаются в том, что даже в этих странах достаточно запасов нефти, чтобы существенно увеличить добычу.

В конце этой недели все взоры будут прикованы к нефтяному саммиту в Саудовской Аравии. И в них, пожалуй, будет больше надежды, чем реальных ожиданий.

Дэвид Страхан - автор книги 'The Last Oil Shock: a Survival Guide to the Imminent Extinction of Petroleum Man' ('Последний нефтяной шок: Руководство по выживанию для Нефтяного Человека, которому грозит вымирание').

___________________________________________________________

Нелегко вести бизнес, когда Россия не играет по правилам ("The Times", Великобритания)

Что Кремль делает с ВР? Взбалтывает, но не перемешивает ("The Guardian", Великобритания)

Российские партнеры ВР подливают масла в огонь ("The Guardian", Великобритания)