Мне повезло - я прочла Солженицына, еще учась в советской школе. В то время он все еще был запрещен, но мои старшие друзья - диссиденты и антисоветчики - передали мне издание 'Архипелага ГУЛаг', напечатанное за рубежом. Если бы в школе меня поймали за его чтением, меня могла бы арестовать тайная полиция.

В то время Солженицын олицетворял собой российское покаяние за чудовищное и бесчеловечное надругательство над целой страной, творившееся в течение 70 лет преступной организацией - КГБ. Солженицын был 'гласом вопиющего в пустыне'.

Когда Ельцин начал свои демократические реформы, и Солженицын смог вернуться на Родину, ведущие интеллектуалы России ожидали 'Нюрнбергского процесса' над КГБ.

Но 'нового Нюрнберга' не случилось. Организация и ее сотрудники, 70 лет преследовавшие собственных сограждан, не только остались безнаказанными, но и постепенно восстановили силы, чтобы, в конце концов, с благословения Владимира Путина нанести полномасштабный ответный удар. Когда г-н Путина, бывший глава сменившей КГБ организации стал президентом, они захватили власть в стране, уничтожили свободу прессы, и начали устанавливать свой контроль над нефтяной и газовой промышленностью и над крупнейшими из российских частных компаний.

Все великие русские писатели, такие как Толстой и Достоевский, всегда считались в России чем-то большим, чем простые литераторы. Они были пророками, оракулами, мучениками, вождями. Таким был и Солженицын.

Ровно год назад, летом 2007 года, Солженицын принимал г-на Путина на своей подмосковной даче. Московская демократически настроенная интеллигенция тогда пришла к выводу, что отважный диссидент Солженицын 'не смог противостоять искушению славой и лести кремлевских правителей'.

Самим фактом рукопожатия г-н Путин, ни разу не покаявшийся за политические преследования и преступления КГБ, демонстрировал миру, что он готов запустить часы вспять.

При нем вновь появилось давно забытое явление - политические заключенные, он вновь начал насильно отправлять критиков режима в психиатрические больницы.

Хотя, конечно, происходящее нельзя сравнивать с ужасами сталинских лагерей, подобное дежавю напоминает современный эпилог к 'Архипелагу ГУЛаг'.

Может быть, Солженицын и должен был умереть теперь, когда исчезла последняя надежда на покаяние России.

Имя его будет жить вечно, как пример того, что даже один человек многое значит, если он не сдается и говорит правду. В случае Солженицына, один человек оказался способен преодолеть мощь одной из самых преступных и бесчеловечных систем в мире.

Елена Трегубова - журналистка, бежавшая из России в 2007 и получившая политическое убежище в Британии.

__________________________________________

Ни один серьезный человек ни в одной стране мира больше не сможет оправдывать преступления Сталина ("The Wall Street Journal", США)

Александр Солженицын: великий русский вне своего времени ("The Guardian", Великобритания)