Скончавшийся в воскресенье в возрасте 89 лет от сердечной недостаточности Александр Солженицын был титаном русской литературы и политики 20-го века. Он пережил сталинские чистки, Вторую мировую войну, восемь лет лагерей ГУЛага, битву с раковой опухолью и травлю коммунистов. Проведя 18 лет в ссылке в Америке, он как победитель вернулся в 1994 году на Родину.

Его жизнь стала отражением трагедии России 20-го столетия. Эта страна пострадала от хаоса войн и революции. Советский коммунистический режим уничтожил шестьдесят миллионов человек. Примерно 27 миллионов погибло во Второй мировой войне.

Сын родителей из образованных и в прошлом зажиточных русской и украинской семей, учитель математики по профессии, артиллерийский офицер во втором поколении, Солженицын в своей жизни переносил и потери и боль, но умер в славе и признании, в окружении обожавшей его жены и детей, хотя и несколько забытый своим согражданами-россиянами. Многим из его современников досталась гораздо более горькая доля.

Литературный позыв Солженицына был настолько силен, что находясь в сталинских лагерях, он писал на бетоне и крохотных клочках бумаги, наизусть запоминая тысячи строк своих произведений. Он жил, чтобы работать, сторонясь развлечений и общества. Солженицын оказывал не только литературное, но и нравственное воздействие. Он выступал против советского режима с таким же упорством, с каким боролся с фашистами и собственным раком.

Своими ставшими классикой произведениями Солженицын развенчал легитимность коммунизма даже в глазах левых сил. В его защиту выступали такие легендарные личности, как Жан-Поль Сартр (Jean Paul Sartre), Гюнтер Грасс (Guenther Grass) и Гейнрих Белль (Heinrich Boell). Вместе с тем, ему были близки русское православие и авторитаризм.

Его лучшие книги были написаны в России и носили автобиографический характер. В детстве я прочитал его короткий рассказ 'Один день Ивана Денисовича'. Это история о простом каменщике Иване Шухове, оказавшемся в заключении в ГУЛаге. В юности я прочел его страшное произведение 'Раковый корпус', в основу которого лег его собственный жизненный опыт, когда он болел раком в сталинском СССР. Прочитал я и роман Солженицына 'В круге первом'. В нем автор рассказал о трудном нравственном выборе, который пришлось делать узнику исследовательской лаборатории-'шарашки', где сам Солженицын работал над проблемой распознавания голоса.

То были крупные автобиографические произведения, написанные в лучших традициях русской литературы 19-го века, ярчайшими представителями которой стали Лев Толстой и Федор Достоевский. Эти книги в СССР были запрещены. Там по рукам ходили только их рукописные тайные копии. Кроме того, произведения Солженицына на тонкой бумаге и мелким шрифтом печатались за границей, чтобы их удобнее было тайком ввозить в Россию, пусть и с большим риском. Распространение его книг каралось тюремным сроком с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии либо ссылкой в Сибирь. Солженицын был величайшим героем моего детства - я тайком приобретал его книги, как и многие другие.

Жизнь Солженицына была полна противоречий. Вместе с другим гигантом той эпохи - лауреатом Нобелевской премии, российским физиком Андреем Сахаровым и прочими диссидентами он внес огромный вклад в разоблачение нравственного банкротства тоталитарного социализма. Вместе с тем, он резко критиковал либеральную демократию и Америку, несмотря на то, что эта страна предоставила ему убежище и защиту в трудные годы изгнания. Его речь в Гарварде в день выпуска, в которой он обвинил американцев в жажде жизненных наслаждений и трусости, вызвала настоящий скандал. Члены его семьи стали гражданами США, однако сам он отказался это сделать.

Возможно, сегодняшняя Россия лучше соответствует идеалам Солженицына. Это уже не коммунистическая страна, теперь она стойко исповедует национализм, а возрожденная Православная Церковь стала практически придатком государства. Все ее уважают, а соседи даже боятся.

Кроме того, сегодняшняя Россия близка монархическим идеалам Солженицына. Хотя он высоко ценил систему избираемой, представительной и беспартийной местной власти, и даже изобрел довольно сложную схему непрямой демократии, Солженицын отвергал понятие политических партий. Однако в современной России существует господствующая над всеми партия Владимира Путина, а регионы и города утратили те немногочисленные свободы, которые были у них при президенте Борисе Ельцине.

Солженицын также резко выступал в защиту этнического русского национализма, поддерживая идею пересмотра границ с целью присоединения отдельных районов Украины и Казахстана к России. Его произведения о евреях России исторически неточны и чрезмерно резки.

Как это ни парадоксально, Солженицын был близок с Путиным и прочими офицерами КГБ, которые правят сегодняшней Россией, хотя их предшественники истязали его самого и миллионы других узников ГУЛага. Он отказался от высоких наград, которые хотели вручить ему Михаил Горбачев и Ельцин, но в то же время принял престижную государственную премию из рук Владимира Путина.

Он резко осуждал США и НАТО за военные действия на Балканах и в Ираке, повторяя слова кремлевской клики. Но он не подвергал критике начавшееся в последние годы удушение свободы в России, которым руководит ее нынешний правящий режим.

Однако Солженицын по своим масштабам гораздо более крупная фигура. Его книги и его жизнь произвели эффект термоядерного взрыва, который уничтожил остатки легитимности советской системы. Важнейшую роль этого человека в разрушении советской империи признавал Горбачев. Те из нас, кто пережил эти события исключительной важности, и на кого литературный дар этого человека оказал свое благотворное воздействие, должны признать и всегда помнить его талант, его нравственную силу и его мужество.

Из жизни и работы Солженицына, которая по своей значимости выходит за пределы России и коммунизма, важные уроки может извлечь и весь наш современный мир. Подобно Махатме Ганди и Мартину Лютеру Кингу, этот человек стал великим образцом и символом власти идей и силы интеллекта.

Во времена 'холодной войны' Запад, хорошо понимавший значение советской угрозы, приветствовал Солженицына и оказывал ему всяческие почести. Его гений был отмечен Нобелевской премией (1970 год), а советским руководителям с трудом удавалось бороться с его идеями. Но сегодня Западу явно не хватает сравнимого по масштабу с Солженицыным титана мысли, необходимого нам в войне идей, которую мы должны вести против радикализма сторонников джихада.

Для таких борцов с исламизмом не существует наград писательской организации ПЕН-клуб и Нобелевских премий. Их не приглашают на торжества и обеды в Белый Дом.

Тем временем, Россия обращается к новой разновидности авторитаризма, затыкая людям рты, сажая в тюрьмы оппонентов и совершая более страшные поступки. Весь мир - и Россия - должны навсегда запомнить Александра Исаевича Солженицына и одновременно обратить взгляд на его последователей и преемников.

Ариэль Коэн - старший научный сотрудник программы изучения России и Евразии аналитического центра Heritage Foundation.

____________________________

А.Глюксман: 'Благодаря ему, Запад открыл глаза' ("La Repubblica", Италия)

Александр Солженицын: Он жил не по лжи ("The Washington Post", США)

Запятнанное наследие Солженицына ("The Boston Globe", США)

Прощание с Солженицыным: почтение, но никакого массового горя ("The International Herald Tribune", США)

Солженицын: нелюбимый пророк в России и неудобный гость на Западе ("The Financial Times", Великобритания)