В этом месяце исполняется пять лет с тех пор, как один из самых богатых в прошлом людей России Михаил Ходорковский был арестован на борту своего частного самолета в Новосибирске. Впоследствии его обвинили в мошенничестве и уклонении от уплаты налогов, за что и осудили на восемь лет исправительных работ. Огромная нефтяная компания Ходорковского 'ЮКОС' была ликвидирована и распродана по частям преданным Кремлю людям.

В августе Ходорковскому отказали в условно-досрочном освобождении на том основании, что он не посещал занятия по шитью в своей исправительно-трудовой колонии на Дальнем Востоке России. Ранее его на 12 дней посадили в карцер за письменное интервью, которое он дал российскому изданию журнала Esquire.

Интервьюировал Ходорковского Григорий Чхартишвили - один из самых популярных в России писателей, более известный под своим литературным псевдонимом Борис Акунин. Чхартишвили рассказал, что люди спрашивают его, почему он так суетится из-за олигарха, который сколотил свое сказочное состояние не совсем законными методами.

Чхартишвили объяснил, что 'с делом 'ЮКОСа' мы потеряли независимость судебной системы - системы, без которой не может существовать демократическое общество'. Он добавил при этом, что 'если мы восстановим справедливость и законность в деле Ходорковского, то это поможет всем остальным жертвам' российского авторитарного государства.

Данный аргумент довольно сложно понять многим россиянам, потому что те люди, которые накопили столь непристойно огромные состояния в первые постсоветские годы, считаются здесь виновными по определению.

На самом деле, по-прежнему не ясно, почему бывший президент Владимир Путин столь жестоко обошелся именно с этим олигархом, а со многими другими продолжает вести дела. Согласно одной из теорий, Путин увидел серьезного соперника в Ходорковском, который вкладывал большие средства в политические партии, и что его арест стал для всех олигархов сигналом: они не должны заниматься политикой. Другая теория состоит в том, что Ходорковский лично продемонстрировал открытое неповиновение российскому президенту в каком-то неизвестном вопросе. Есть и третья, согласно которой Кремль хотел остановить Ходорковского, не дав ему создать партнерство западных компаний с 'ЮКОСом'.

Но суть дела в другом. Никто в Росси не верит, что реальная причина ареста Ходорковского - это те преступления, в которых его обвинили.

Для Чхартишвили арест этот стал поворотным моментом, когда либералов первых постсоветских лет, которые пытались создать в стране власть закона (пусть и неудачно), оттеснили в сторону 'силовики' - представители спецслужб и армейского руководства, которые сегодня правят в стране, полагаясь на грубую силу.

В аргументах Чхартишвили меня поразило следующее: если Ходорковский действительно стал символом утраты власти закона, то он, по сути дела, является одним из первых 'диссидентов' путинской эпохи. Необычная роль для барона-разбойника.

Андрей Сахаров, Натан Щаранский и прочие члены Московской Хельсинкской группы боролись за благородное дело свободы. При этом они не оспаривали легитимность советских институтов. Вместо этого они утверждали, что государство должно исполнять собственные законы - об эмиграции, о свободе слова и религии, а также соблюдать положения хельсинкского Заключительного акта о правах человека.

Советские правители отреагировали жестко, посадив в тюрьмы (как правило, за 'антисоветскую агитацию и пропаганду') или выслав за пределы страны буквально всех членов этой группы. Но чем чаще Кремль открыто ставил себя превыше закона, тем слабее он становился. Диссиденты последних советских лет стали героями первых лет постсоветского периода.

Не следует преувеличивать аналогии с настоящим. Путинская Россия это далеко не прежний Советский Союз, и у россиян сегодня гораздо больше свобод. А Ходорковский это отнюдь не благородный рыцарь - правозащитник сахаровской закваски, хотя в последние годы руководства 'ЮКОСом' он создал в компании атмосферу значительной открытости и подотчетности.

Но пока Ходорковский остается в колонии, и ему не предоставляют права на условно-досрочное освобождение из-за того, что он не научился как следует шить, этот человек по-прежнему будет ярким символом отсутствия в России независимости прокуратуры и судов. А пока эти органы не станут независимыми, в России не сможет возникнуть эффективная правовая система, необходимая ей для борьбы с коррупцией, осуществления арбитража на рынке, а также для создания и защиты гражданского общества.

Вначале появилась определенная надежда на то, что новый российский президент Дмитрий Медведев будет поступать не так, как его наставник (ставший сегодня премьером) Владимир Путин. Пока он не сумел выполнить свои обещания по укреплению власти закона. Но Медведев обладает полномочиями для того, чтобы условно-досрочно освободить Ходорковского. Возможно, это не сравнимо с решением позволить Андрею Сахарову вернуться из внутренней ссылки, но такой шаг мог бы стать благоприятным сигналом о том, что для России не все еще потеряно.

++++++++++++++++++++++

P.S. Тов. читатели, будьте бдительны! Не забывайте, пожалуйста, голосовать :-))) "Урны" для "Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета - 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/. По правилам конкурса можно голосовать только 1 раз в 24 часа. Таким образом, в полуфинале Премии Рунета, который пройдет с 30.09.2008 по 30.10.2008, за любимый сайт с одного IP можно проголосовать 11, или 10, или 9. . . или ни разу. Кто сколько сможет. . . Но лучше отдать за ИноСМИ больше голосов, чем меньше. :-)))))))

________________________________

Б.Акунин: Надо выпускать тех, кто сидит по делу Ходорковского ("Эхо Москвы", Россия)

Ходорковский: Если Россия не права, Европа должна об этом говорить во весь голос ("Le Figaro", Франция)

Россия: выдержит ли правосудие испытание Ходорковским? ("The New York Times", США)

Ходорковский осужден, Россия виновна ("The International Herald Tribune", США)