Установленная перед подъездом московского дома камера видеонаблюдения зафиксировала, как внутрь вошел мужчина в бейсболке. В углу экрана с зернистым изображением мерцают красные цифры - 16:01, дата - 7 октября 2006 г. Через десять минут седовласая женщина в очках, знакомая россиянам, имеющим отношение к СМИ и правозащитной деятельности, входит в подъезд через ту же самую дверь.

Всего через 24 секунды мужчина выходит из подъезда и спешит прочь. За дверью, в луже крови, лежит Анна Политковская, журналистка и защитница прав жертв чеченской войны, убитая пятью выстрелами в грудь и голову; рядом брошен модифицированный пневматический пистолет с глушителем.

Уже более двух лет вопрос о том, кто этот мужчина, и кто нанял его убить Политковскую, остается в центре одной из самых драматичных интриг посткоммунистической истории России. Это было самое громкое политическое убийство в России за целое десятилетие; со сцены убрали одного из ведущих авторов журналистских расследований в стране, а всем остальным был дан зловещий сигнал.

Начиная с ноября, эту тайну распутывает московский суд, рассматривающий дело троих мужчин, обвиняемых в причастности к убийству. Судя по доступной общественности информации о ходе рассмотрения дела, вердикт по которому должен быть вынесен сегодня, убийство могло быть совершено преступной группировкой, тесно связанной с агентами ФСБ, наследницы КГБ.

Одни подозревают, что команда поступила из Чечни, другие - что из Кремля, или наоборот - от врагов, стремящихся его дискредитировать. Судебный процесс, хотя он вряд ли решит этот вопрос, предлагает беспрецедентную возможность взглянуть на теневой мир коррупции, которой пронизана система правоохранительных органов - и рисует тревожную картину того, как управляется современная Россия.

Судя по показаниям свидетелей, полученным прокуратурой и оказавшимся в распоряжении Financial Times, отношение к делу, по-видимому, имеет целая группа сообщников, включающая в себя действующих и бывших сотрудников милиции, по крайней мере, одного агента ФСБ, чеченца - предполагаемого лидера преступной группировки, осужденного за покушение на убийство - и троих его племянников. Одни фигурируют в качестве ответчиков, другие - нет

Ответчиками по делу выступают Сергей Хаджикурбанов, бывший милиционер, которого прокуратура считает 'организатором' преступления, добывшим оружие и нанявшим убийц, а также два брата, Ибрагим и Джабраил Махмудовы, которые обвиняются в слежке за Политковской. Прокуратура утверждает, что стрелял третий из братьев - Рустам Махмудов. Его разыскивает милиция, предполагая, что он скрывается за рубежом.

Но есть масса доказательств того, что к преступлению причастно гораздо больше людей, личность которых не установлена. На кадрах камеры видеонаблюдения из близлежащего супермаркета, сделанных в день убийства и позже показанных по российскому телевидению, зафиксировано, что вслед за Политковской в магазин вошли мужчина и женщина, которые, по-видимому, вели за ней слежку. Их так и не нашли.

'Главная проблема в том, что роль ФСБ во всей этой истории не совсем ясна или не получила удовлетворительного объяснения', - говорит Сергей Соколов, шеф-редактор 'Новой газеты', в которой работала Политковская. Соколов тут же оговаривается, что он не подозревает саму ФСБ или государственный аппарат 'в организации преступления или причастности к нему', но добавляет: 'Однако можно предполагать, что ФСБ настолько коррумпирована, так долго играла со своими агентами из числа преступников и бандитов, что уже невозможно сказать, кто кого ведет; неясно, кто и чьи приказы исполняет'.

О запутанной сети, включающей в себя преступников и сотрудников правоохранительных органов, можно судить по основным фигурантам процесса. Хаджикурбанов, предполагаемый организатор, в 2003 г. уволился из УБОП, управления МВД по борьбе с организованной преступностью. По данным проведенного 'Новой газетой' расследования, результаты которого были представлены суду в качестве свидетельских показаний, эту работу ему поручил чеченский киллер Лом-Али Гайтукаев, которого самого нанимали убить Политковскую, но затем он был осужден за покушение на убийство, поэтому не смог выполнить заказ.

В понедельник прокуратура сообщила на закрытом заседании суда, что она поддерживает выводы газеты. Но, по-видимому, она не предъявит обвинение Гайтукаеву, который был привлечен к процессу в качестве свидетеля и в настоящее время отбывает 12-летний срок лишения свободы по другому делу.

Собрано достаточно свидетельств в пользу того, что Гайтукаев был агентом ФСБ, и его курировал подполковник Павел Рягузов, еще один член этой группы, состоявшей из бывших сотрудников правоохранительных органов и гангстеров. Прокуратура считает, что он предоставил убийцам ее адрес и другую информацию из баз данных ФСБ.

Главный свидетель обвинения - Дмитрий Павлюченков, который, по его собственным словам, дружил с этими людьми с 2003 г. и сам имеет звание полковника ОПУ, элитного оперативно-поискового управления МВД. По его словам, Хаджикурбанов пытался заказать ему слежку за Политковской за несколько недель до ее гибели. 'Это была сплоченная группа соратников, но между ними началась борьба, - говорит Сергей Канев, журналист 'Новой газеты', занимающийся расследованием убийства. - Они сдают друг друга направо и налево, свидетельствуют друг против друга и, скажем так, грязь выходит на поверхность'.

Но по-прежнему неизвестно, кто был главным заказчиком убийства Политковской. Были ли причастны к убийству государственные ведомства? Все зависит от того, что понимать под 'государством', говорит Кирилл Кабанов, бывший сотрудник ФСБ, возглавляющий Национальный антикоррупционный комитет, российскую неправительственную организацию. По словам коллег Политковской, к убийству могли быть причастны действующие сотрудники ФСБ и правоохранительных органов, работавшие на некое частное лицо в качестве наемников.

Феномен сотрудников спецслужб, работающих как на свою организацию, так и на частный бизнес - даже преступный бизнес - имеет широкое распространение, говорит Кабанов. Он берет свое начало во времена Юрия Андропова, при котором КГБ настолько проник в организованную преступность, что было непонятно, кто принимает решения, добавляет он.

После краха коммунизма связи между преступниками и КГБ, ставшим ФСБ, сохранились. 'Чем была организованная преступность в Советском Союзе? По крайней мере, во времена Андропова, она начала становиться частью системы, оказавшись под контролем КГБ. Бандиты боялись только офицеров государственной безопасности. Потом эти отношения приобрели нынешнюю форму'.

По словам Кабанова, российские государственные ведомства часто действуют, как частные корпорации, а для чиновников служебное положение - просто бизнес. 'ФСБ - не монолитная структура, - добавляет он. - В России работа на государственное ведомство - это не государственная служба, а новая система феодального вассалитета. Твой босс - это твоя 'крыша', защита. Он дает тебе работу; ты у него в долгу. Твоя работа в таком ведомстве, как ФСБ, - это не услуга, которую ты оказываешь государству. Это подневольный труд на босса'.

Процесс начался через целых два года после убийства. Как считает адвокат семьи Политковской, причина тому - нежелание властей расследовать дело. В ноябре военный судья полковник Евгений Зубов попытался закрыть слушания для общественности, заявив, что присяжные отказываются занимать свои места, опасаясь телекамер. Но один из присяжных позвонил на радио и сообщил, что против присутствия СМИ никто не возражает. Раздосадованный Зубов был вынужден открыть процесс для общественности и прессы.

Неожиданный протест присяжных создал именно то, чего хотели избежать власти: шумиху в СМИ, когда чиновники вынуждены обороняться, а свидетели дают показания под присягой, и за всем этим внимательно следит пресса. Наблюдатели не могут с точностью сказать, что происходит: или процесс вышел из-под контроля, или это тщательно проработанная манипуляция. По всей видимости, имеют место элементы и того, и другого.

Одно из главных препятствий, с которыми столкнулась прокуратура, хотя она этого и не признает, - отсутствие содействия со стороны ФСБ. Это ведомство не раз отказывалось предоставить улики и крайне неохотно разрешало своим сотрудникам давать свидетельские показания. Например, в материалах дела фигурирует сотрудник ФСБ, которого спрашивают, кто работал в его кабинете, когда кто-то пытался найти в базах данных ФСБ адрес Политковской и другую информацию. 'Я отказываюсь отвечать на этот вопрос по указанию руководства', - говорит он.

Однако прокуратура в своем расследовании сознательно избегает темы ФСБ. Она не задается вопросами о том, кто предоставил предполагаемому убийце фальшивые документы, продемонстрированные в суде, и почему он, живя в России, не был обнаружен, хотя с марта 1997 г. милиция разыскивала его по подозрению в причастности к похищению людей.

Редактор Соколов говорит, что фальшивые документы были предоставлены ФСБ. В своих свидетельских показаниях он заявил, что ему известен, как минимум, один пример того, как Рустам, пользуясь тем же самым фальшивым именем, действовал в качестве информатора подполковника ФСБ Рягузова, с которого лишь недавно было снято обвинение в соучастии в убийстве.

Судя по документам прокуратуры, оказавшимся в распоряжении FT, в 2007 г. полковник Рягузов признал, что его друг Шамиль Бураев, бывший глава одного из районов Чечни, просил у него адрес Политковской и другую информацию, которую он, по его словам, предоставил, считая, что она была ему нужна 'для личных целей'. Однако в феврале полковник Рягузов отказался от своих показаний, заявив, что дал их под давлением. Незадолго до этого с него было снято обвинение в соучастии в убийстве. Его по-прежнему обвиняют в причастности к нападению на бизнесмена в 2002 г.

Ответчики заявляют о своей невиновности: Мурад Мусаев, адвокат Махмудовых, утверждает, что Рустам слишком мал ростом, чтобы быть человеком, запечатленным камерой видеонаблюдения. Также он оспаривает утверждение следствия о том, что детализация телефонных переговоров и кадры видеонаблюдения подтверждают, что он и двое его братьев находились на месте преступления. Однако Ибрагим и Джабраил не смогли доказать свое алиби или рассказать о том, где они были в день убийства.

Адвокат Хаджикурбанова утверждает, что тайные показания Павлюченкова против его клиента - главный источник дела - должны быть рассекречены, потому что между ними шел спор о долге более, чем в 25 000 долларов. 'Если бы я был организатором, то нанял бы профессионалов, знающих Москву, а не мигрантов из Чечни', - заявил суду Хаджикурбанов.

Государственные обвинители, две неизменно жизнерадостные женщины в синей форме, стараясь избегать упоминаний об ФСБ, вызвали друзей Политковской и задали им открытые вопросы, дав им тем самым возможность озвучить собственные выводы.

В декабре произошел громкий скандал, когда Соколов сообщил суду, что Гайтукаев, а также его племянник Джабраил, были агентами ФСБ, а, конкретно, подполковника Рягузова. 'Лом-Али Гайтукаев - агент ФСБ, и, насколько мне известно, его куратором был Рягузов. Еще одним его агентом был Джабраил Махмудов', - заявил редактор. 'Он не был моим агентом!' - выпалил Рягузов, а судья попытался лишить Соколова слова. Позже, во время закрытых слушаний, Рягузов отвечал на этот же самый вопрос под присягой. Был ли Гайтукаев его агентом? Несколько человек, присутствовавших на заседании, утверждают, что он отказался отвечать, ссылаясь на государственную тайну.

Начальник подполковника Рягузова полковник Вадим Слюсар также давал показания во время закрытых слушаний 18 декабря. По свидетельству Дмитрия Муратова, главного редактора 'Новой газеты', в феврале 2006 г. Слюсар, Гайтукаев, Бураев и Рягузов вместе летали в Ингушетию, которая в то время была единственными воротами в Чечню.

Бураева, бывшего главу районной администрации Чечни, арестовали в 2007 г. по делу Политковской, но обвинение ему так и не было предъявлено. Он отрицает, что запрашивал у полковника Рягузова информацию по Политковской, которая написала множество статей о коррупции в окружении президента Чечни Рамзана Кадырова, пользующегося поддержкой Кремля. Кадыров всегда отрицал, что имеет какое-то отношение к гибели Политковской. 'Любой журналист, который хочет сделать себе карьеру, пишет теперь, что я убийца Политковской. Но я тут ни при чем', - заявил он на пресс-конференции в декабре.

Каким бы ни было решение присяжных, поиск заказчика убийства продолжится. 'Здесь, в суде, мы видим лишь посредников, - говорит Муратов. - Мы не можем сказать, что после вынесения приговора дело Политковской будет закрыто. Нет: только когда будет обнаружен заказчик'.

Трое на скамье подсудимых

Сергей Хаджикурбанов

Бывший сотрудник УБОП, элитного управления министерства внутренних дел по борьбе с организованной преступностью. Уволен в 2003 г. Прокуратура считает его 'организатором' преступления, добывшим оружие и нанявшим убийц

Ибрагим Махмудов

Племянник Лом-Али Гайтукаева и ответчик по делу, обвиняемый в ведении слежки за Политковской накануне убийства.

Джабраил Махмудов

Брат Ибрагима, также ответчик. Согласно показаниям свидетелей, агент / информатор ФСБ, работавший на Павла Рягузова.

И еще шестеро в центре внимания

Павел Рягузов

Подполковник ФСБ, признался следствию в том, что передал информацию о Политковской Шамилю Бураеву. Позже отказался от своих показаний. Не выступает ответчиком по делу Политковской, но проходит по другому делу о вымогательстве от 2002 г. Предполагаемый куратор в ФСБ Лом-Али Гайтукаева, Рустама и Джабраила Махмудовых.

Вадим Слюсар

Полковник ФСБ, начальник подполковника Рягузова и свидетель по делу. Предполагаемый подельник Гайтукаева и Бураева. По свидетельствам нескольких человек, в феврале 2006 г. летал с Рягузовым, Бураевым и Гайтукаевым в Ингушетию.

Лом-Али Гайтукаев

Наемный убийца из Чечни и, по-видимому, агент ФСБ, курировавшийся подполковников Рягузовым. Согласно его показаниям, он был первым, кто получил заказ на убийство Политковской, но неясно, от кого. Арестован в 2006 г., проходит по другому делу в качестве обвиняемого в покушении на убийство.

Шамиль Бураев

Бывший глава администрации одного из районов Чечни. Рягузов сообщил, что Бураев просил его предоставить информацию по Политковской незадолго до ее убийства в 2006 г., но позже отказался от своих показаний

Дмитрий Павлюченков

Бывший высокопоставленный сотрудник ОПУ, оперативно-поискового управления МВД. После конфликта с Хаджикурбановым воспользовался программой защиты свидетелей и сообщил, что последний пытался нанять его с целью ведения слежки за Политковской.

Рустам Махмудов

Племянник Гайтукаева, брат Ибрагима и Джабраила. Находится в розыске как предполагаемый убийца Политковской. Считается, что он скрывается за пределами России. Согласно показаниям свидетелей, агент / информатор ФСБ, работавший на подполковника Рягузова.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.