Выдержат ли автомобильные оси такое испытание? Да к тому же на такой дороге, где выбоина на выбоине? 'Должны', - говорит Андрей Дуденок. Он с удовлетворением оглядывает содержимое багажника своего Subaru Forester: мешки с мукой и сахаром, сетки с картофелем, подсолнечное масло. Наверху лежит плюшевый медвежонок. Его сунула ему в руку восьмилетняя девочка, рассказывает Дуденок. 'Это была ее любимая игрушка, и она долго простояла в нерешительности. Но потом она решила, что какому-нибудь ребенку из Светлогорья он, может быть, куда нужнее, чем ей. И тогда она смогла с ним расстаться'.

Светлогорье - это поселок на Дальнем Востоке России, в восьми часах езды от Владивостока, где в это апрельское утро, во вторник, под руководством Андрея Дуденка формируется автоколонна. Все восемь машин доверху нагружены гуманитарной помощью для Светлогорья. Потому что предприятие 'Русский вольфрам', где работает большая часть из 1760 жителей этого района, в течение вот уже семи месяцев не платит им зарплату.

Россия страдает не только от падения цен на нефть и газ. В связи с экономическим кризисом во всем мире снизился и спрос на сталь и другие металлы. Экспортеры констатируют падение спроса более чем на 30 процентов. Чтобы уменьшить последствия кризиса, российское правительство в конце прошлого года приняло решение о повышении ввозных пошлин на подержанные автомобили [с 25] до 30 процентов, чтобы поддержать отечественное автомобильное производство. Тем самым Кремль и правительство хотели избежать социальных волнений. Потому что автопроизводители являются важнейшими работодателями для населения крупных городов Поволжья. Оборотная сторона медали заключается в том, что эта мера вызвала массовое недовольство на Дальнем Востоке. До сих пор каждый десятый россиянин трудоспособного возраста в Тихоокеанском регионе выживал за счет торговли подержанными машинами из Японии и Южной Кореи. Поэтому злоба на Москву там растет день ото дня.

В случае с 'Русским вольфрамом' обращения в суд ни к чему не привели. Прокуратуре Приморья - это российское наименование Тихоокеанского региона - до сих пор ни разу не удалось установить, кому на данный момент принадлежат рудники. Владельцы, говорит Леонид Огнятин, председатель профсоюзной организации предприятия, в течение двух последних лет делили его между собой, покупали, выжимали, что могли, и вскоре снова перепродавали следующему владельцу, который действовал по такой же схеме.

С формальной точки зрения, писала экономическая газета 'Конкурент', которая еженедельно выходит во Владивостоке, концерн в настоящее время принадлежит некому холдингу, зарегистрированному на Сейшельских островах и именуемому Granit Capital Management Ltd. За ним, как предполагает газета, стоит предыдущий владелец - московский олигарх Александр Мартынов. Он, как предполагает представительница региональной Федерации профсоюзных организаций, скрывается в налоговом раю в Индийском океане, потому что боится, что дома против него будет возбуждено уголовное дело. Кому же на самом деле принадлежит предприятие, работники 'Русского вольфрама' узнали почти случайно. В начале апреля с Сейшел пришло письмо, в котором некая Аннабель Жан-Луи (Annabelle Jean-Louis) по поручению холдинга сообщала, что все вольфрамовые рудники Приморья будут проданы по рыночной стоимости, при этом сотрудники предприятия попадают под сокращение. И - ни слова о до сих пор не выплаченной зарплате - а ведь только в Светлогорье у концерна на конец марта образовалась задолженность в почти одиннадцать миллионов рублей, то есть примерно в 250 000 евро.

Поэтому абсолютное отчаяние двигало членами профсоюза, когда они шариковой ручкой неуклюже писали свое заявление для прессы: 'Так как мы не можем заплатить, коммунальщики посреди зимы отключили нам горячую воду и отопление. Местный магазин теперь отказывается отпускать нам хлеб в долг. Наши дети неделями едят одну картошку, а взрослые - очистки'. На этот призыв о помощи сначала отреагировали только две критически настроенные радиостанции. Лояльные к властям СМИ заинтересовались этой темой только тогда, когда пара депутатов Думы (российского парламента) упрекнули неправительственные организации в том, что они якобы хотят дестабилизировать обстановку на Дальнем Востоке за счет западных денег и по поручению западных спецслужб.

При этом имелось в виду 'Товарищество инициативных граждан России'. Если сложить вместе первые буквы этих слов, получится слово 'Тигр'. В дальневосточной тайге осталось едва ли две сотни особей этих животных. Их защиту 'ТИГР' также считает своей обязанностью. Однако прежде всего эти - в основном, молодые - люди борются за установление общественного контроля за властью, за большую социальную ответственность государства и частного бизнеса и за строительство гражданского общества. 'Тигры' с негодованием отвергают исходящие от Москвы упреки. Флаги, транспаранты и тому подобное - все, что нужно для проведения демонстраций - они оплатили из своего кармана, а продукты питания для работников 'Вольфрама' были куплены на пожертвования жителей Владивостока.

Если бы 'Тиграм' не удавалось время от времени посылать продукты в Светлогорье, тамошним жителям пришлось бы 'жевать траву и березовую кору, как в соседней Северной Корее', опасается тридцатилетний активист 'ТИГРа', специалист по компьютерам Александр Орбов. Когда доходит до выплаты денег, Россия для москвичей заканчивается на Урале. Все, кто находится дальше, к Востоку - в Сибири и здесь, в Приморье - это просто надоедливые просители. Россияне второго сорта'.

Возмущение Александра можно понять. Ведь 'Русский вольфрам' считался предприятием стратегического значения, поскольку этот металл используется и в оборонной промышленности. Это предприятие входит в антикризисный список московского правительства. Однако обещанных государственных заказов до сих пор не поступило. И из государственных средств, исчисляемых в общей сложности более чем 700 миллиардами рублей (то есть примерно 15,5 миллиардов евро), которые уполномоченные банки должны были еще осенью перевести нуждающимся предприятиям, в Светлогорье еще не пришло ни копейки.

А 3000 рублей - около 30 евро - единовременного пособия, которое Москва пообещала выплатить каждому жителю Светлогорья, также все еще в пути. Хотя глава правительства Владимир Путин в начале апреля специально, в связи со сложившейся вокруг 'Русского вольфрама' ситуацией, вызвал на доклад губернатора Приморского края Сергея Дарькина и отчитал его перед телекамерами. Тем более что его подчиненные на первом митинге протеста рабочих этого предприятия просто отключали микрофон тем, кто позволял себе критические высказывания. И угрожали разогнать следующие акции протеста с помощью сил ОМОН. Так, по крайней мере, рассказывала одна из работниц по имени Елена в интервью радио 'Свобода'.

Однако 'Русский вольфрам' - не единственная бомба замедленного действия, заложенная на российском Дальнем Востоке. Вольнонаемные работники Тихоокеанского флота и морские офицеры - бывшие и нынешние, которые для перестраховки все же снимают военную форму - выходят на улицы, чтобы протестовать против запланированных увольнений и других социальных зверств. В последний раз они протестовали 11 апреля. И на демонстрации тех жителей этого региона со слаборазвитой инфраструктурой, которые напрямую или косвенно живут за счет торговли подержанными автомобилями, тоже собиралось немало манифестантов. Раньше в порту Владивостока почти ежедневно бросало якорь грузовое судно из Японии или Южной Кореи, везущее товар для 'Зеленого угла' - крупнейшего в мире рынка подержанных автомобилей на 10 000 машиномест. После того, как цены на них выросли на 30 процентов, покупатели пропали. Ремонтные и лакировочные мастерские и даже государственная железная дорога, по которой такие машины в специальных вагонах перевозили в Монголию и Центральную Азию, также терпят большие убытки.

Наталья Зубаревич, директор программы регионального развития московского Института социальной политики, скептически относится к планам правительства в отношении поддержки отечественной автомобильной промышленности в Поволжье с помощью введения новых пошлин. 'Сто тысяч безработных в относительно хорошо развитой европейской части России - это одно дело, - предупреждает она. - А сто тысяч безработных на Дальнем Востоке - совсем другое, и в среднесрочной перспективе оно представляет собой угрозу для дальнейшего существования Российской Федерации'.

По мнению Зубаревич, тот факт, что создание независимой республики Приморье - которая оказывала ожесточенное сопротивление новой московской советской власти в первые годы после Октябрьской революции 1917 года - до сих пор не поддерживается большинством жителей региона, объясняется прежде всего следующей причиной: до китайской границы 150 километров. 'Люди на Тихом океане знают своих соседей и боялся их амбиций'.

Обсудить публикацию на форуме