- Что Вы делаете в Париже, ведь Вы же один из кандидатов на пост мэра Сочи, которого будут выбирать в это воскресенье?

- Я не смогу баллотироваться в Сочи. Регистрацию моей кандидатуры признали недействительной по политическим мотивам. Я подал апелляцию. Я готов дойти до Верховного Суда, если это потребуется, но выборы уже тем временем состоятся. Но, несмотря на это, я надеюсь, что смогу добиться аннуляции результатов выборов и снова выдвинуть свою кандидатуру. Я приехал в Париж для встречи с Ричардом Данцигом (Richard Danzig), советником Обамы по военным вопросам. Мы собираемся обсудить вопросы, связанные с НАТО и Россией, а также 'новую региональную Ялту' с участием России, Украины и ЕС. Над этим проектом мы работаем вместе с Михаилом Горбачевым.

- Говорят, что после покупки The Evening Standard, Вы также проявляете интерес к The Independent. Есть ли у Вас проекты во Франции? В секторе СМИ?

- Это было бы безответственно! СМИ сейчас находятся в большем кризисе, чем все другие отрасли. Бумажные газеты становятся видом на грани исчезновения! Что касается The Independent, то я скорее рассматриваю возможности обмена материалами, чем собственно покупки. Что же касается других проектов, то инвестиции без банковских кредитов невозможны, а ситуация в банковском секторе пока неустойчивая.

- У Вашей авиакомпании Blue Wings в Германии отозвали лицензию. Почему? Что Вы намерены предпринять?

- То, что произошло со мной в Германии, может расхолодить любого частного инвестора! Впервые в Европе не дают работать авиакомпании, находящейся в отличном здравии. Нам ставят в вину наши убытки, но у кого их в этом году не было? Мы просрочили с перечислением суммы в размере 1 миллион евро на специальный счет, требуемый ЕС для приоритетных выплат зарплат и оплаты горючего. И вот теперь мы прикованы к земле! Я выплатил требуемый миллион евро, но это не было принято в расчет. И теперь мне приходится аннулировать предоплаченный заказ на двадцать 'Аэробусов'. А стоили они 1,4 миллиарда долларов. Это абсурд! Я подам жалобу в ВТО.

- Согласно публикации в одном журнале, Ваши убытки в 2008 году составили 2,5 миллиардов долларов.

- Это абсолютно неверно! В прошлом году я потерял где-то 600-700 миллионов долларов. С акциями 'Аэрофлота', 'Газпрома' и 'ЛУКОЙЛа' стоимость моего портфеля сократилась с 900 до 300 миллионов долларов, но в данном случае речь идет о виртуальных потерях. В остальном же ничего не изменилось. Мне принадлежит один банк в России, один на Украине, две авиакомпании, одиннадцать заводов, производящих конструкции для строительства блочных домов, самая большая ферма по выращиванию картофеля в мире - 35 000 гектаров земли. Это - реальная экономика, на которую не влияют биржевые флуктуации. Так как же я мог лишиться 2,5 миллиардов? Я подумываю подать иск на Forbes в британский суд.

- Какова ситуация в банковском секторе? Опасаетесь ли Вы новых банкротств?

- В третьем квартале риски высокие. Малые и средние банки пострадают по причине роста объема неплатежей предприятий и высокой ставки рефинансирования Центробанка. Возникнет потребность в новом плане выводе банков из кризиса. Я уже принимал участие в спасении двух банков. Один из них - 'Российский капитал', где мы обнаружили исчезновение активов на сумму 160 миллионов долларов, вероятно расхищенных бывшим руководством. Этих хищений Центробанк не заметил.

- Есть ли надежда для российской экономики?

- Наша экономика крайне зависима от природных ископаемых, а сырьевой сектор в последнее время чувствует себя неплохо. Но в ряде отраслей экономики все еще сохраняется нестабильность, это в том числе текстильная промышленность, сельское хозяйство, банки, где стоит ожидать новых потрясений до конца этого года.

- Считаете ли Вы, что правительство разработало эффективный план выхода из кризиса?

- Нет. Он недостаточен. Они выделили только 11,5 миллиардов долларов, а обещали 50 миллиардов. И эти деньги идут в основном на спасение крупных государственных предприятий, которыми управляют друзья правительства. Далее этого правительство не идет. Однако существует необходимость в структурных изменениях.

- Не предоставляет ли кризис возможность реформировать систему?

- Да. Решения 'большой двадцатки' потенциально важны. Закрытие 'налоговых убежищ' и усиление правил управления предприятиями, вероятно, изменят способ ведения бизнеса в России, и не исключено, что бывшие чиновники перестанут настолько быстро обогащаться. Для России это возможность возникновения настоящего частного сектора, со средними предприятиями.

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.