США, Велибритания, Франция, Россия, Китай и примкнувшая к ним Германия сумели, наконец-то, придти к соглашению с Ираном по вопросу его ядерной программы. А на следующий день это радостное событие было слегка смазано тем, что Чикаго потерпел унизительное поражение от Рио-де-Жанейро, поскольку именно этот город был выбран в качестве места проведения летних олимпийских игр 2016 года.

Воистину судьбоносные моменты для новых мировых держав от Бразилии до Ирана, выходящих на авансцену Истории.

Иранский президент Махмуд Ахмадинежад еще месяц назад знал, что с США все удастся уладить (посредством закулисных переговоров) и с точностью микрохирурга сумел различить якобы единые позиции Обамы, британского премьера Брауна и французского президента Саркози, которые вне официальных рамок встречи в верхах 'большой двадцатки' в Питтсбурге заявляли о необходимости ужесточения позиции по отношению к Исламской Республики.

Участвуя в заседаниях Генеральной Ассамблеи ООН, Ахмадинеджад сумел не задеть даже лепестком розы Обаму, который, чтобы там про него ни говорили, сумел привлечь внимание мировой общественности к своей идее 'мира свободного от ядерного оружия'.

В то же время иранский президент дал достойный отпор нападкам представителей европейских стран членов НАТО.

Впечатляющая договоренность между Ираном и США основывается на очень разумном предложении России участвовать в 'производстве низкообогащенного урана', который будет использоваться Ираном в мирных целях. Тегеран также согласился на то, чтобы 25 октября наблюдатели МАГАТЭ посетили новый завод по обогащению урана, расположенный около священного города Кум на севере Ирана (РИА 'Новости', 4/10/09).

Збигнев Бжезинский (Zbigniew Brzezinski), доверенное лицо Обамы и его неофициальный советник по вопросам национальной безопасности, уже обозначил пределы конфронтации с Ираном, категорически выступив против возможной военной авантюры Израиля, в результате которой больше всего потерял бы Евросоюз (а после него - Китай), а Россия, наоборот, оказалась бы в большом выигрыше в результате умопомрачительного взлета цен на нефть (см. "Radar geopolítico", Contralínea, 6/10/09).

В том, что касается ядерных проблем, Обама сильно отличается от своего воинственного предшественника, который был готов ввергнуть весь мир в пучину войны ради установления контроля над чужими энергоресурсами.

Именно поэтому приобретает такое значение принятие Обамой однородных и прозрачных мер по ликвидации ядерного оружия с тем, чтобы оставить в стороне серьезные идеологические перекосы США, усилив таким образом своих союзников и ослабив противников, а также устранить всякого рода двусмысленности и, в особенности, разные подходы, которые фактически свели на нет Договор о нераспространении ядерного оружия. В следующем году этот документ будет подвергнут очередному пятилетнему 'пересмотру'.

Обращает на себя внимание статья Пепе Эскобара (Pepe Escobar), обозревателя газеты Asia Times (1/10/09), который, похоже, одним из первых удивился наметившемуся 'урановому' соглашению между США и Ираном в Женеве.

Эскобар полагал, что встреча в Женеве приведет к практической реализации лозунга (и это не шутка) Джона Маккейна (John McCain), воинствующего кандидата в президенты от Республиканской партии США: 'бомбить, бомбить и бомбить Иран'.

Привлекательность статьи заключается в том, что она показывает диаметрально противоположные позиции Вашингтона по отношению к одной и той же проблеме (использование атомной энергии в мирных целях), когда речь идет о разных странах: Иране и Бразилии.

Следует напомнить, что во время недавних и вызвавших столько кривотолков выборов в Иране Пепе Эскобар выступал как один из самых ярых сторонников 'зеленой оппозиции', как противник переизбрания президента Ахмадинеджада, присоединившись к хору тех, кто пеняли ему на установление в стране 'диктатуры исламского верховного духовенства'.

Если следовать логике автора колонки 'Блуждающий взгляд' (El ojo itinerante), то участники многосторонней встречи в Женеве должны были бы последовать примеру бразильского президента Лулы да Силвы (так восхваляемого сегодня за свои неустанные усилия по созданию многополярного мира): "Вне рамок заседаний Генеральной Ассамблеи Лула беседовал наедине в течение часа с Ахмадинеджадом (!) и пригласил его посетить Бразилию в ноябре текущего года' (надо будет не упустить это событие!).

Позиция Лулы предельно ясна: 'То, что я желаю Ирану, я всегда желал Бразилии: программа использования атомной энергии в мирных целях'. Конечно, кто-то выскажет опасение, что определенные силы в правящих кругах Бразилии непременно подвергнутся искушению создать атомную бомбу (см. Bajo la Lupa, 30/9/09), и эта гипотеза будут затем автоматически повторена и по отношению к находящемуся у власти шиитскому духовенству Ирана.

Как считает Пепе Эскобар, "Лула представляет из себя островок здравого смысла в целом океане безумия', где европейские правители то и дело пугают остальных Концом света, если Иран не уступит их требованиям в течение ближайших трех месяцев.

Эскобар излагает позицию премьер-министра Израиля Бенджамина Нетаньяху, который безо всякого зазрения совести заявил в ООН, что

'главная угроза миру исходит от союза религиозного фундаментализма и оружия массового уничтожения'.

Журналист не оставляет камня на камне от пустопорожних заявлений израильского премьера: 'Нетаньяху явно забыл, что Иран, точно так же как Ирак в 2003 году, не обладает оружием массового поражения, и это факт подтверждают инспекторы МАГАТЭ. А вот Израиль обладает таким оружием, отказывается подписывать Договор о нераспространении ядерного оружия, не допускает инспекторов к своему атомному оружию, как выяснил премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган (Recep Tayyip Erdogan). А вот что касается религиозного фундаментализма, то иранский шиизм - ничто по сравнению с сионизмом'. Самое худшее произойдет, если 'мировая политика будет определяться людьми подобными Нетаньяху'. Абсолютно согласен!

'Бразилия, как и Иран -продолжает автор-, является участником Договора о нераспространении. Как и Иран, производит обогащенный уран. Как и Иран, не допускает на объекты бесконтрольные и агрессивные инспекции МАГАТЭ. Как и Иран, держит в секрете некоторые аспекты своих ядерных технологий'.

Эскобар подчеркивает, что 'Бразилия обогащает уран менее чем на 5% и этот уран будет использоваться в ее атомной промышленности с оборотом в миллиард долларов, которые будут направлены на строительство семи новых атомных электростнаций, что даст возможность расширить источникти выработки электроэнергии (в настоящее время - ГЭС, ТЭС).

Бразилия планирует приступить к экспорту обогащенного урана до 2014 года. Бразильские центрифуги могут использоваться для производства высокообогащенного урана (то есть, оружейного). Но это уже вопрос политической воли', поскольку 'ее Конституция это запрещает. В Иране точно так же'. В таком случае, к чему вся эта шумиха?

По мнению автора, 'Израиль, различные марионеточные правители и диктаторы сунниты в арабских странах, а также громогласно заявляющие о себе правые круги в США и Европе просто-напросто боятся роста влияния Ирана в регионе и стремятся свергнуть существующую там власть. Споры вокруг иранской ядерной программы не могут использоваться в качестве прикрытия для смены режима'.

И в завершение Эскобар пишет, что 'Бразилия может стать естественным лидером Южной Америки, но при этом никому не угрожает; Иран же, будучи региональным лидером, угрожает тайной ядерной гегемонии Израиля на Ближнем Востоке'. И в этом состоит огромная разница!

Подводя итог, можно сказать, что, в отличие от Буша-младшего, Обама не намерен поддерживать Нетаньяху в его очередной войне, на этот раз против Ирана.