1) Полковник Каддафи был убит в четверг 20 октября. Это свершившийся факт.

2) На следующий день международные цены на нефть, на европейскую марки Brent и американскую марки WTI, лишь слегка пошли вверх. Это тоже факт.

3) Опыт других стран-экспортеров нефти свидетельствует о том, что для восстановления добычи нефти в прежнем объеме, Ливии понадобится время. И это потребует усилий.

В другие времена внутриливийский конфликт (и вся череда народных выступлений в этом регионе) подняли бы цены на нефть до 150-200 долларов за баррель. Именно этого желали и не скрывали Чавес и Ахмадинежад. Однако этого не произошло.

 

Еще по теме: Аудиторское заключение войны в Ливии

 

Международные цены на нефть удивительным образом сохранили стабильность после начала народных выступлений против режима Каддафи в феврале этого года, что можно рассматривать как успех ценовой политики, проводимой Саудовской Аравией из штаб-квартиры ОПЕК.

Саудовцы спешно заменили миллион баррелей нефти в день, который шел из Ливии, выбывшей из игры в результате военных действий, чтобы удовлетворить потребности европейцев, очень чувствительных к прекращению ливийских поставок.

Эта политика стабилизации способствовала относительно быстрому восстановлению цен на нефть после их резкого падения в 2009 году (тогда они опустились до $30) в результате всемирного финансового кризиса. Тогда ОПЕК ввела ограничения на поставки углеводородов на мировой рынок.

Однако двумя годами спустя поступила наоборот, не допустив, чтобы котировки слишком сильно зашкалили за $100, поскольку, принимая во внимание нынешнюю обстановку в Европе и США, это ввергло бы мир в еще более тяжелый экономический кризис.

Так что Саудовская Аравия сыграла роль опоры мировой экономики в неспокойные времена. И от этого выиграли все страны ОПЕК. Но как цена на нефть не спасла Каддафи, точно так же не сможет она воспрепятствовать поражению на выборах 2012 нынешнего венесуэльского руководства. Это будет зависеть от других переменных величин.

Но стабильность цен на нефть в значительно степени способствовала политической стабильности в Венесуэле и тому, что Чавес смог удержатся у власти. Именно это должны принять во внимание те, кто ныне стремятся сменить его на этом посту, если хотят править страной в обстановке той же стабильности. Все зависит от ОПЕК. Помните 1998 год.

 

ФОТОЛЕНТА: Жизнь, погруженная в нефть

 

С другой стороны, Ливия может стать еще одним наглядным примером того, во что обходится восстановление производства нефти после его спада по различным причинам. Давайте посмотрим на историю добычи углеводородов в мировом масштабе:

После бурного процесса национализации нефтяных промыслов 1938 года Мексика в течение десятилетий находилась за пределами рынка до тех пор, пока в 70-е годы не было открыто месторождение Кантарелл (Cantarell). Постсоветской России потребовалось больше одного десятилетия, чтобы переломит тенденцию спада добычи нефти, возникшую на заключительном этапе существования СССР. Ирану не удалось восстановить объемы добычи нефти, существовавшие до революции 1979 года, в результате которой был свергнут Шах, и последующей войны с Ираком.

А Ирак сейчас лишь собирается преодолеть объемы производства тридцатилетней давности при том, что в этой стране дислоцировано огромное количество американских военнослужащих и активно действуют нефтяные транснациональные корпорации.

Можно, конечно, возразить, что действия иракских повстанцев затруднили восстановление его нефтяной промышленности. Это действительно так. Но информационные агентства всегда сообщали о терактах в крупных городах и почти никогда в районе нефтяных месторождений или на нефтепроводах. Вопрос больше касался восстановления работы государственных институтов и органов местной власти.

Все указывает на то, что Ливия движется именно по этому пути. Как только повстанцы установили контроль над Триполи,  нефтяные компании стали оценивать состояние перерабатывающих и наливных мощностей, чтобы как можно раньше возобновить поставки черного золота.

У Ливии самые крупные в Африке запасы нефти – 42 миллиарда баррелей, а также 1,3 триллиона кубометров газа. До гражданской войны в этой стране добывали 1,7 миллиона баррелей нефти в день. Сейчас этот показатель резко сократился. Новые власти и европейские компании исходят из того, что страна могла бы ежедневно добывать 450 000 баррелей, начиная с первых дней следующего года.

 

Еще по теме: Нефтяные войны

 

Итальянская компания Eni заверила, что к декабрю восстановит поставки топлива населению. Нефтеперерабатывающий завод Zawiya, расположенный в предместьях Триполи, все еще не работает на полную мощность, хотя практически не пострадал от боевых действий и был единственным из пяти, который не прерывал производственного цикла. Необходимо еще оценить состояние производственных мощностей, расположенных на востоке страны: Sarir, Waha, порт Es Sider и терминал Brega. Опрошенные эксперты утверждают, что работы по их восстановлению займут около года.

То есть, увеличить производство нефти в одной отдельно взятой стране – это не то же самое, что открыть водопроводный кран у себя дома. Наверное, единственной страной, которая это может сделать, является Саудовская Аравия в силу замкнутого характера своего производства.

Это обстоятельство особо следует учесть энтузиастам, выступающим за увеличение добычи венесуэльской нефти в этом десятилетии. 

Разумеется, хотя в кулуарах европейских нефтяных компаний высказывалась почти твердая уверенность в том, что предприятиям стран, поддерживавших тесные отношения с прежним режимом, не будут приняты с распростертыми объятиями в новой Ливии, правительства Китая, России и Бразилии быстро приспособились к новой обстановке. В этой жизни можно обойтись без кого угодно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.