Глава крупнейшего наркокартеля «Синалоа» и самый разыскиваемый преступник современности Хоакин Гусман (Joaquín Guzmán), он же «El Chapo» (Коротышка), по-прежнему на свободе.

«Коротышка» сбежал из особо охраняемой тюрьмы «Альтиплано» в городке Алмолойя штата Мехико 11 июля по подземному ходу длиной 1,5 километра. После этого сразу в нескольких штатах Мексики была развернута крупномасштабная операция по поиску беглеца. Власти объявили, что заплатят четыре миллиона долларов за информацию о местонахождении преступника, но все безрезультатно.

Этот инцидент серьезно подорвал позиции президента Мексики Пеньи Ньето (Peña Nieto), который пообещал навести порядок в стране.

Трудно понять, почему до сих пор Пенья Ньето не позвонил экс-президенту Колумбии Сесару Гавириа (Cesar Gaviria) и не поинтересовался, как поймать наркоборана.

В годы правления Гавириа власти долгое время вели охоту на главу Медельинского картеля Пабло Эскобара (Pablo Escobar), который возглавлял список самых разыскиваемых наркоторговцев в США и считался одним из богатейших людей планеты. Наркоторговец был убит в 1993 году в результате спецоперации элитного подразделения колумбийской полиции, а Медельинский картель прекратил свое существование.

Возможно, мексиканский президент не звонит из-за гордости или глупого проявления национализма. Но Мексика нуждается в любой помощи, откуда бы они ни исходила, ведь на чашу весов поставлен престиж страны.

Я не постеснялся позвонить экс-президенту Колумбии Сесару Гавириа и поинтересовался, что необходимо сделать для того, чтобы поймать «Коротышку».

Вот что он мне рассказал.

Гавириа считает, что между Пабло Эскобаром и Хоакином Гусманом есть много различий. Главное из них заключается в том, что Эскобар в 1991 году передал себя добровольно в руки колумбийского правосудия, чтобы избежать экстрадиции в США, в то время как «Коротышка» был схвачен мексиканскими силовиками на квартире в Масатлане.

Но есть и общие моменты, например тотальная коррупция в Колумбии и Мексике, которая способствовала их побегу из мест лишения свободы.

Эскобар сидел в тюрьме, которая называлась «Ла Катедраль» и была специально построена для него в горном массиве Энвигадо. «Ла Катедраль» больше походила на дорогой, престижный кантри-клаб, нежели на обычную тюрьму, и оттуда преступник продолжал руководить своим многомиллиардным кокаиновым бизнесом. Внешнюю охрану тюрьмы осуществляла целая армейская бригада.

«Когда я отдал приказ перевести Пабло Эскобара в настоящую тюрьму, он решил бежать. Офицеры и солдаты были подкуплены и так напуганы, что дали ему спокойно покинуть тюрьму», — рассказал Гавириа.

По его словам, чтобы избежать повторения такого рода случаев, необходима строгость. Наказание должны быть необратимым.

«Мы строго наказали виновных. Два министра и два генерала были отправлены в отставку», — сказал Гавириа. Кроме того, конгресс Колумбии провел независимое расследование.

В Мексике такого не случилось. Были наказаны «стрелочники», но ни один из высокопоставленных чиновников не понес наказания за побег наркобарона.

Заслуживает внимания и такой факт, как на подобного рода случаи реагирует верховная власть. Когда из тюрьмы сбежал Пабло Эскобар, президент Колумбии Сесар Гавириа направлялся в Мадрид, чтобы принять участие в работе второго Ибероамериканского саммита.

«Когда мне доложили о случившемся, я тут же приказал развернуть самолет и вернуться в Колумбию, — рассказал экс-президент и продолжил. — Я понимал, что это необходимо сделать, чтобы показать колумбийцам и всему миру, что для меня сейчас нет более важной задачи, чем разыскать и арестовать преступника».

А как повел себя президент Мексики?

После того как ему доложили о побеге «Коротышки», он даже не стал сокращать сроки визита во Францию. Пенья Ньето предпочел остаться в Париже.

Гавириа уверен, что следующим условием необходимым для поимки наркоборана должно быть создание поисковой группы с особыми полномочиями.

«В Мексике должна быть образована так называемая „Особая поисковая группа“ в составе представителей сил специального назначения военно-морских сил и армии с исключительной задачей систематического поиска и преследования, — сказал Гавириа. — Они должны выполнять только эту задачу, так как на органы безопасности возложены другие специфические задачи. И я не сомневаюсь, что Мексика может это сделать. Именно таким образом нам удалось полностью ликвидировать Медельинский картель».

Я поинтересовался у экс-президента Колумбии, а правда ли то, что он отдал приказ Пабло Эскобара живым не брать?

«Нет, нет, это не так. Было принято решение вести огонь на поражение лишь в том случае, если он окажет серьезное сопротивление. Как известно, Эскобар предпочел смерть, а не тюремную камеру, — отметил экс-президент. — Работа по поиску Эскобара продолжалась полтора года и велась большими силами армейских подразделений и полиции».

Сесар Гавириа полагает, что не надо жалеть средств на борьбу с наркомафией.

«Меня очень беспокоит, что Мексика, в отличие от Колумбии, так до сих пор не поняла всю серьезность проблемы. Колумбия на вопросы безопасности тратит 6% ВВП. Это столько, сколько тратит США на решение аналогичных задач. У нас наработаны различного рода инструменты для противодействия незаконному обороту наркотиков, — рассуждает Гавириа. — В Мексике такого нет... Пришло время проводить более агрессивные полицейские операции и больше тратить на обеспечение безопасности. Если я не ошибаюсь, Мексика расходует на эти цели 1,5% ВВП, это в четыре раза меньше, чем в Колумбии. Если так будет продолжаться и дальше, то ни о какой борьбе с наркоторговцами не может быть и речи».

Непростительно, что «Коротышка» сбежал от Пенья Ньето. Однако хуже всего то, что Мексика не сделала никаких выводов из побега наркобарона, и все остается по-прежнему. Нет никаких отставок в правительстве, наркокартели продолжают терроризировать государство, а власти не способны обеспечить правопорядок в стране.

«Долг президента Мексики заключается не столько в борьбе с наркоторговцами, сколько в обеспечении безопасности своих граждан», — заключает наш разговор экс-президент Колумбии Сесар Гавириа.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.