Москва. В газовом бизнесе в Средней Азии Туркменистан вновь смешал все карты. После того как бывшая Советская Республика Туркменистан, занимающая четвертое место в мире по добыче природного газа, в апреле 2008 года поссорилась со своим эксклюзивным покупателем Россией, многие испытывающие газовый голод страны после долгих лет ожидания поняли, что пробил их час. И теперь они в срочном порядке заключают долгосрочные соглашения о поставках природного газа с этим расположенным у берегов Каспийского моря государством.


Последним среди них в среду на этой неделе газовые дела улаживал соседний Иран. Президент Махмуд Ахмадинежад лично направился в Туркменистан для того, чтобы вместе со своим туркменским коллегой Гурбангулы Бердымухаммедовым открыть второй трубопровод, связывающий эти две страны. Таким образом, Иран увеличивает импорт газа из Туркменистана на 20 миллиардов кубических метров в год. Это составляет четверть добычи голубого топлива в Туркменистане и пятую часть его ежегодного потребления в Германии.


Так же быстро как Иран в Туркменистане оказался и Китай. 14 декабря председатель КНР Ху Цзиньтаo сам прибыл на берега Каспийского моря для того, чтобы открыть первый трубопровод, связывающий эти два государства.  Хотя в этом году в Китай будет перекачено только 13 миллиардов кубических метров природного газа, после окончания работ по расширению газопровода в 2013 году этот объем будет увеличен до 40 миллиардов кубических метров.


Получив новых партнеров, Туркменистан освобождается от своей зависимости от России. До последнего времени 90 процентов своего экспорта Туркменистан должен был продавать стране-посреднику России, которая затем перекачивала его дальше и продавала в Европе. Причина состояла в том, что простроенная еще в советское время сеть трубопроводов была направлена в одну сторону. В результате этого в течение многих лет русские могли диктовать низкие цены.


Туркменистан по причине увеличившегося спроса почувствовал себя более уверенно и начал в последнее время поднимать цену и для Москвы. Окончательно отношения обострились в результате последствий финансового кризиса. Поскольку российский монополист Газпром столкнулся со значительным падением спроса в Европе, он сократил свои закупки и у Туркменистана. После этого отношения между двумя странами совсем испортились, так как в результате прекращения поставок ежемесячные потери Туркменистана составляли один миллиард долларов США.


Вероятными проигравшими в результате китайского продвижения в Туркменистан эксперты считают не только Россию, но и Европейский Союз (ЕС). Брюссель, который так же как и США пытается добиться расположения Туркменистана, нуждается для альтернативного проекта трубопровода Nabucco в туркменском природном газе. После того как Китай и Иран договорились о значительных поставках природного газа, другим потенциальным покупателям практически ничего не остается. «Больше всего от этих событий пострадали европейцы», считает аналитик компании «Арбат Капитал» Виталий Громадин. Россия, по его мнению, сможет за счет тонких тактических ходов и в будущем обеспечить свои интересы. Влияние Газпрома в Туркменистане продолжает оставаться значительным.


Конечно, Бердымухаммедов рассматривает и вариант с ЕС, чтобы не упустить возможный кусок пирога. Летом 2008 года он подтвердил свою заинтересованность «участвовать в крупных международных проектах, например в проекте Nabucco». Речь тогда шла, по крайней мере, о 10 миллиардах кубических метров газа, что соответствует одной трети потребностей Nabucco. Штефан Юдиш (Stefan Judisch) - один из высокопоставленных руководителей немецкого энергетического концерна RWE, являющийся также членом консорциума проекта Nabucco, - недавно заявил, что в течение ближайших нескольких месяцев его предприятие собирается подписать с Туркменистаном договор о поставках природного газа для трубопровода Nabucco.


Судьба трубопровода Nabucco продолжает оставаться такой же неопределенной, как и газовые месторождения в Туркменистане. В октябре прошлого года стало известно, что оценивавшееся как «супергигантское» месторождение Южный  Илотань-Осман не имеет запасов, как было объявлено ранее, в шесть триллионов кубических метров, а в лучшем случае только половину. Бердымухаммедов после этого, не долго думая, отправил в отставку всех руководителей предприятий газового сектора.