Из Киргизии приходят ужасные новости. Последние события в ней еще раз показывают, что режим Бакиева намного хуже для страны, чем то правительство, падению которого в ходе очередной «цветной революции» так радовались западные лидеры и западная пресса. Из всех режимов, свергнутых «народными протестами» прошлого десятилетия, режим Акаева был, по-видимому, самым безобидным, а сам Акаев был намного лучше некоторых других среднеазиатских правителей, которых Вашингтон до сих пор продолжает поддерживать. Его свержение не имело никакого отношения к «народовластию» или «борьбе демократии с диктатуры», а было просто результатом соперничества между правителем и элитами страны, завершившегося сменой контролирующей правительство семьи. Как писал после свержения Акаева Леон Хадар (Leon Hadar):

«В сущности, в Америке мало экспертов по Киргизии. Лишь тем немногим из западных журналистов, которые вообще отправились в Бишкек, удалось через день другой разобраться в ситуации и объяснить нам, как заключила New York Times, что восстание не похоже на демократическую революцию и больше напоминает «обыкновенный переворот с кучкой матерых политиканов, борющихся за наследство свергнутого режима», то есть, «заурядный путч».

Сейчас о свергнутом г-не Акаеве говорят, как об одной из самых прогрессивных политических фигур Средней Азии, а о его противниках – как о представителях политической и экономической элиты, в основном из южных и северных провинций страны, которые хотят отменить результаты последних парламентских выборов и подстрекают толпу к актам вандализма.

Бакиев давно перенял авторитарные замашки Акаева, и стал еще хуже, чем Акаев когда-либо был – доказательством этому мертвые демонстранты в Бишкеке. Единственная хорошая новость во всем происходящем – то, что он, похоже, сбежал, но не раньше, чем правительственные силы убили, по меньшей мере, 17 человек, причем по данным оппозиции, на которые ссылается AP, число убитых может доходить до 100. Вот плоды очередной «цветной революции», по поводу которой слишком многие на Западе так торжествовали – кто из нелепого идеализма, а кто - руководствуясь странными антироссийскими комплексами или идеологическими фантазиями о мировой демократической революции. Вероятно, самым абсурдным выражением этого энтузиазма по отношению к так называемой «Революции тюльпанов» стала редакционная статья Chicago Tribune, восторгавшаяся свержением Акаева и восхвалявшая Иоанна-Павла II (честное слово!), который якобы был за это каким-то образом ответственен, однако и остальная западная пресса почти единодушно писала тогда о том, что еще один плохой и авторитарный режим, наконец, уступил триумфальному шествию демократии. Теперь оказалось, что Акаев был лучшим, на что могли рассчитывать киргизы. С тех пор как он был смещен, Киргизия стала менее стабильной, начала хуже управляться, а сейчас еще и присоединилась к Грузии, Пакистану и Узбекистану в списке стран, в которых союзные США режимы жестоко подавляют гражданские протесты. Может быть, на этот раз мы все же поймем, что не все политические конфликты за рубежом укладываются в рамки идеологической борьбы между сторонниками демократии и сторонниками авторитаризма, и что не стоит радоваться дестабилизации, политическим беспорядкам и хаосу, которые обычно сопровождают подобные события?