Новое правительство Киргизии неспособно взять в руки руководство страной, - изгнанный президент окопался на юге страны. Из-за этого следует опасаться продолжения кровопролития в этой стратегически важной части Центральной Азии вблизи Афганистана.

Новое правительство, разумеется, только выиграло бы, если бы кто бы то ни было смог немедленно выдворить Курбанбека Бакиева из страны, позволив его политическому противнику, Розе Отунбаевой, начать все с ноля. Но, увы, до вчерашнего отъезда в Казахстан он довольно долго задерживался в Оше, выступая оттуда с речами и заявлениями. Будем надеяться, угроза отобрать у Запада военно-воздушную базу в Манасе, которая обеспечивает поставками натовские войска в Афганистане, миновала. Но успокаиваться рано. Западу придется глаз не спускать с этой бедной маленькой страны, которая, занимает стратегическое положение на перекрестке между Россией и Китаем, между Западом и Афганистаном.

Некоторые усматривают в свержении Бакиева руку Москвы, ссылаясь на дружеское признание Кремлем Отунбаевой, подкрепленное предложением российского кредита. Подобные теоретики исходят из предположения, что Бакиев рассердил Кремль, пытаясь балансировать между Кремлем и Вашингтоном и позволяя американцам сохранять за собой «Манас», вопреки пожеланиям России. Интересный сюжет, достойный пера Ле Каре, но это ничего общего не имеет с реальностью. Бакиев отнюдь не был решительным независимым лидером, стремящимся выскользнуть из медвежьих объятий России. Это был коррумпированный чиновник, и его неспособность справиться с крайней нищетой истощила народное терпение. Киргизы сами избавились от него, русские тут ни при чем, – и если его преемник проявляет пророссийские симпатии, то это соответствует весьма практическим чаяниям большинства киргизов.

Такая ситуация смущает тех кремлинологов, которые склонны рассматривать Россию сквозь восточноевропейские и прибалтийские очки и полагают, что всегда, в любом регионе, должны горько сокрушаться по поводу ее доминирующей роли. Но киргизы после падения Советского Союза почувствовали себя не столько освобожденными, сколько брошенными на произвол судьбы. Они получили независимость, к которой никогда не стремились, и остались со своими очень скудными ресурсами. Их единственным козырем можно считать стратегическое географическое положение Кыргызстана. Бакиев же не использовал этот фактор для сближения с Вашингтоном, и прибегал к силовым методам, вздувая цену арендной платы за военно-воздушную базу и угрожая американцам отобрать базу, если они откажутся платить. Добившись своего, Бакиев перестал угрожать закрытием «Манаса». Но на данный момент военно-воздушная база для Кремля не самое главное. Сколь глубоки бы ни были сомнения Кремля по поводу военно-воздушных баз США на территории бывших советских республик, у него вовсе нет намерения препятствовать военным операциям Запада в Афганистане. Более того, Москва испытывает ужас перед возможной победой Талибана, учитывая эффект домино, который может привести к непредсказуемым последствиям в беспокойной мусульманской Чечне. Таким образом, последние события в Кыргызстане не привели ни к каким глобальным стратегически важным сдвигам на древнем Шелкового пути. Кризис не дал России новых возможностей в этом регионе, а лишь обнажил ту роль, которую она и так тут исполняет, и эта роль – по преимуществу стабилизирующая.

Так что все, что нам теперь нужно, это сотрудничество, а не соперничество, между США и Россией в деле восстановления мира в Кыргызстане. Начало положено неплохое: они вместе с Казахстаном обеспечили выезд Бакиева из страны; теперь нужно пойти дальше. Необходимо разработать программу помощи, выходящую далеко за рамки предложенных Россией 50 миллионов долларов. Именно сейчас со средствами особенно туго. Но если Киргизия не получит никаких гарантий, что после мрачного недавнего прошлого ее ждет хоть немного более светлое будущее, этим могут воспользоваться исламские мятежники. Они могут почуять новые возможности и предпринять попытку устроить себе плацдарм для сообщения с Центральной Азией, что было бы крайне нежелательным разрешением ситуации для региона, для России, и для нас тоже.