Киргизия редко попадает в заголовки американских изданий. Это небольшая страна в Средней Азии, не имеющая выхода к морю, которая все время находится в тени своих соседей — Китая, Казахстана, Пакистана и Афганистана. Когда я недавно посетил ее столицу, Бишкек, стало ясно, что стратегическое значение Кыргызстана и исходящие из него демократические импульсы заслуживают большего внимания. В то же время, киргизский народ предпочел бы получить признание за свои демократические устремления, а не за то, что его страна оказалась полезной в афганской войне.
 
Американские наблюдатели в Киргизии рассказывают примерно одну и ту же историю: Киргизия важна, потому что на ее территории находится американская авиабаза, которая является ключевым транзитным пунктом для военных на пути в Афганистан. Права американцев на эту базу в какой-то мере гарантировало деспотичное правительство Курманбека Бакиева, но после того, как он был изгнание в апреле, судьба базы встала под вопрос. Киргизией теперь руководит более демократическое, но слабое временное правительство, которое оказалось неспособно подавить кровавую межэтническую вражду, которая вспыхнула в июне. Не удалось ему и убрать враждебно настроенного мэра на юге страны. Кроме того нынешнее руководство страны оказалось ненадежно с точки зрения выполнения международных обязательств, и пошло на риск увеличения напряженности, проведя конституционный референдум в июне и наметив парламентские выборы на октябрь. Подтекст их рассказов, видимо, таков, что текущее правительство менее предсказуемо, чем его авторитарный предшественник. И в самом деле, недавний заголовок в The Washington Post окрестил Киргизию «новой головной болью» для американской политики.

У меня же несколько иной взгляд. Киргизия важна не только потому, что там расположилась авиабаза, но и по той причине, что она имеет самый большой демократический потенциал в регионе. Государственные процессы и ведомства еще не отвечают устремлениям граждан, тем не менее, потребность народа в демократии и уважение к ней очень крепки. Режим Бакиева пал в апреле. И, по крайней мере, частично это было вызвано невыполнением демократических обещаний и попранием политических свобод и прав человека.

Киргизия оказалась на распутье. То, что происходит в этот трансформационный момент, окажет огромнейшее влияние как на ее будущее, так и на политическую обстановку в регионе.

Временное правительство предприняло конкретные шаги к демократическим реформам, ограничив срок своих полномочий, проведя референдум, в результате которого в конституцию была внесена новая система сдержек и противовесов, а также назначив проведение парламентских выборов на 10 октября. Несмотря на травму, нанесенную вспышкой межэтнического насилия в июне, огромное количество граждан Киргизии оказались способны пойти и мирно проголосовать за новую конституцию. Обзоры предсказывают, что явка должна быть высокой и на парламентские выборы. Главные политические партии пообещали, что их кампании будут ответственными и мирными. Центральная избирательная комиссия, судя по всему, полна решимости провести открытые и справедливые выборы. Возможно, паруса Киргизии полнятся ветром демократии, как никогда прежде.

Впрочем, нет стопроцентных гарантий демократического результата. Страна ослаблена сеющей распри этнической напряженностью, коррупцией, вызывающим поведением некоторых чиновников и хрупкостью экономики. Сомнительный пожизненный приговор, который был вынесен на этой неделе активному борцу за права человека из числа этнических узбеков за предполагаемое участие в межэтнических столкновениях, является отражением напряженности, охватившей страну. Эти проблемы осложнены растущей настороженностью к «внешнему вмешательству» и международным усилиям по предотвращению конфликта. Президент Роза Отунбаева сыграла героическую роль, став первой женщиной в регионе, возглавившей государство, но ее продолжают осаждать со всех сторон.

И все же демократические реформы являются единственным решение многих проблем Киргизии. Уверенность граждан в своем правительстве более важна, чем сила любого отдельно взятого лидера. До тех пор, пока в Киргизии не будет  восстановлена общественная поддержка политических процессов и ведомств, невозможно будет урегулировать межэтнический конфликт, уничтожить коррупцию, улучшить судебную систему, укрепить экономику и установить надежные международные деловые отношения. Соединенные Штаты и другие представители международного сообщества должны помочь оказавшемуся у власти правительству оправдать надежды граждан демократическими методами.
 
Если оставить Киргизию со всеми этими проблемами один на один, мы можем почти наверняка предсказать возвращение авторитаризма, экстремизма или же крах государственности. Каждый из перечисленных исходов стал бы разрушительным для киргизского народа, стабильности в регионе, а также для американских стратегических интересов.

У международного сообщества все еще есть время, чтобы взять на себя активную роль в предоставлении значимой помощи единственной среднеазиатской стране, где в краткосрочной перспективе возможен подлинно демократический прогресс. Этот процесс потребует огромной поддержки и терпения. Необходимо будет также проявить надлежащий дипломатический подход, предполагающий приоритетность долгосрочной поддержки демократических принципов, в которых испытывает потребность киргизский народ.

Во время своего визита я был поражен тем, что и политики, и простые граждане всех чинов и сословий с восхищением отзывались о власти закона, избираемых парламентах, гражданском обществе и политическом плюрализме. Было бы славно, если б спустя десяток-другой лет, мы могли оглянуться назад и увидеть, что все эти цели достигнуты, а мы выбрали светлую сторону истории.
 
Автор — бывший сенатор-демократ от Южной Дакоты, сейчас занимает пост вице-председателя Национального демократического института (National Democratic Institute).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.