Хотя имя Владимира Путина и не фигурирует в списке пострадавших во время двойного теракта в московском метро (40 погибших, сотни раненых), 29 марта премьер-министр России, безусловно, попал в число сопутствующих жертв. "Смертники одним махом разрушили два мифа", - считает аналитик Николай Петров из Карнеги-центра. "Отныне для всех очевидно, что так называемая стабилизация на Кавказе, которую представляют как личный успех Путина, на самом деле не соответствует действительности". Ведь именно террористы из Дагестана, соседней с Чечней северокавказской республикой, устроили взрывы в центре российской столицы, в метро и в нескольких метрах от здания разведслужбы ФСБ.

Этот факт ставит перед нами следующий вопрос: соответствует ли преемница КГБ его легендарному прошлому? Или все-таки служба, в которой немалую часть своей карьеры проработал полковник Путин, просто не смогла справиться с обстоятельствами? "Сегодня ФСБ не способна проникнуть в террористические сети, чтобы уничтожать источники возможных терактов", - отвечает бывший офицер и военный обозреватель "Новой Газеты" Вячеслав Измайлов. 

Для того, чтобы понять, как бывшая ЧК Дзержинского, ставшая затем НКВД Берии и КГБ Андропова, пала с пьедестала, нужно вернуться на двадцать лет назад. "В начале 90-х годов, после распада СССР ФСБ испытывала ужасающую утечку кадров", - рассказывает отставной полковник, а ныне депутат "Справедливой России" Геннадий Гудков. "Почуяв запах денег, лучшие кадры, и в частности офицеры среднего звена ушли из ФСБ, чтобы делать карьеру в частном секторе, работая на кланы, которые контролируют крупнейшие нефтяные и газовые предприятия".

Все это сразу же вылилось в снижение качества разведки. В то время Николай Петров работал на правительство. В этой связи у него был доступ к некоторым аналитическим докладам ФСБ, серость и посредственность которых его просто ошеломила. "В рассказах о том, кто с кем спит, они были просто мастера. Однако же, что касается серьезной аналитики…"

В тот момент, когда экономический и социальный кризис разжег и без того укоренившиеся в российском обществе античеченские настроения, Кремль решил вести с кавказскими сепаратистами войну на уничтожение. За этим последовали два вооруженных конфликта в Чечне (1994-1996 и 1999-2001) и целый ряд оставшихся практически незамеченными военных операций в соседних республиках: Дагестане, Ингушетии, Кабардино-Балкарии. "Бесконтрольная жестокость, пытки, загадочные исчезновения – все это вызывало у местного населения чувство несправедливости и было стимулом для вступления в лагерь противников Москвы", - резюмирует журналистка Ирина Гордиенко.

С середины 90-х годов сторонники слепых репрессий перестали прислушиваться к специалистам по региону. В ходе тех редких форумов, на которых ему предлагали высказать свои предложения, Андрей Солдатов, эксперт по разведке и главный редактор сайта Agentura.ru, говорил о необходимости консультаций между Кремлем и довольно-таки ограниченным кругом кавказской интеллигенции. Подобные встречи могли бы помочь правительству расширить свои знания о местном обществе. "Меня вежливо выслушали, но никакого внимания на мои слова не обратили. Также, я говорил о том, что ФСБ следует взять пример с MI-5, у которой есть соглашение с Google об отслеживании исламистский сайтов. Вместо этого высшие чины потребовали закрытия этих сайтов". Но сделать это значит лишить себя ценнейшего источника информации. 

Доверив разрешение "чеченской проблемы" кровожадному Рамзану Кадырову (президент Чечни с 2007 года), Владимир Путин несомненно надеялся на какое-то чудо. Россия же наоборот зашла в тупик. Ставший хозяином Чечни Кадыров приобрел влияние в соседних республиках и продолжает и дальше укреплять свои позиции. Дело дошло до того, что изменилось само соотношение сил. Отныне на Кавказе это Путин зависит от Кадырова. Чечня сегодня практически независима от федеральных властей, так как Кадыров ничего никому не должен. Кроме того, единственно эффективные секретные службы находятся в подчинении президента Чечни: его агенты могут свободно действовать в Москве, Вене или Арабских эмиратах и уже доказали свое мастерство в уничтожении врагов и "предателей".

Реформа спецслужб и… военной доктрины


"Для того, чтобы вернуть себе контроль над ситуацией, необходимо реформировать спецслужбы, а также военную доктрину", - говорит находящийся сегодня в оппозиции бывший генерал КГБ Алексей Кандауров. В принятой в феврале доктрине по-прежнему утверждается, что основную угрозу для безопасности России представляют НАТО и США. "Наша страна должна развивать сотрудничество с Западом, чтобы противостоять потенциальным угрозам с Юга и из Азии", - продолжает Кандауров, намекая на Иран и Афганистан. "По тем же самым причинам, нам следует более тесно сотрудничать с разведслужбами входивших ранее в состав советской империи стран Центральной Азии, некоторые их которых населены преимущественно мусульманами".

Вместо этого Николай Патрушев, директор ФСБ до 2008 года, а ныне Секретарь совета безопасности России, поспешил заявить о возможном "грузинском следе" в двойном теракте 29 марта… Цель его довольно прозрачна: навредить имиджу Грузии, потому что президент Михаил Саакашвили заклятый враг Владимира Путина. Услышав такое заявление, эксперты по Кавказу и специалисты по разведке всех мастей решили скромно промолчать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.