Полвека спустя после подвига Гагарина эпоха холодной войны уступила место сотрудничеству российского космического сектора с его западными коллегами. Хотя космос вновь вернулся в число приоритетов Кремля, ему по-прежнему не хватает средств и крупных проектов.

Наконец-то, хорошая новость после череды летних неудач. Если все пройдет, как запланировано, в этот четверг в 12 часов 34 минуты российская космонавтика перевернет новую страницу своей истории (Сегодня стало известно, что запуск «Союза» отложен на неопределенное время из-за «аномалии, обнаруженной во время заполнения топливном третьей ступени ракеты-носителя «Союз». Об этом сообщается в пресс-релизе компании Arianespace. Новая дата запуска будет объявлена позднее. – прим. ред.). Причем произойдет это не на Байконуре, старом советском космодроме, который отмечен подвигами Юрия Гагарина, а во Французской Гвиане, на практически идентичной пусковой площадке недалеко от Куру. Полвека спустя после легендарного полета первого человека в космос созданное Arianespace и «Роскосмосом» совместное предприятие выведет на орбиту спутники европейской навигационной системы Galileo. Другая эпоха. Но все та же ракета. Сегодня, как и вчера, в космос стартует старый добрый носитель «Союз».

Еще по теме: подготовка к первому запуску «Союза» с Куру

«Это космическая малолитражка, базовая конструкция, но невероятно надежная», - шутит, не скрывая при этом своего восхищения, французский инженер в Байконуре. «Это самая эффективная ракета в истории!» - восклицает представитель американского космического агентства НАСА в Москве Патрик Баззард (Patrick Buzzard). Всего на счету «Союза» 1770 удачных полетов и рекордная доля успешных стартов (около 98%). «Удивительно видеть, что могут сделать в России за такие небольшие деньги», - продолжает американский специалист, подчеркивая, что бюджет «Роскосмоса» в шесть раз меньше бюджета НАСА (2,5 против 15 миллиардов евро). «За десять лет российская космическая индустрия изменилась радикальным образом. Я вижу это по настроению моих собеседников на встречах. Долгие речи, заносчивость и культурное непонимание остались в прошлом. Все стало более открытым и интерактивным, - отмечает в свою очередь Жан-Ив Ле Галь (Jean-Yves Le Gall), президент Arianespace и руководитель сегодняшнего полета. - «Союз» в Гвиане стал предвестником глобализации. У этой ракеты все еще есть большое будущее!»   

Черная полоса

По невероятному стечению обстоятельств «Союз» стал незаменимой частью космических программ в США и Европе. После недавнего ухода «на пенсию» американских шаттлов именно этот носитель служит для полетов на МКС. Кроме того, сотрудничество Arianespace и «Роскосмоса» является выгодным для обеих сторон: россияне предоставляют «Союзы», европейцы подбирают контракты. До настоящего времени все пуски в рамках такого партнерства осуществлялись с Байконура, который расположился посреди степей бывшей советской республики Казахстан. Теперь же большинство из них будут проводить в Гвиане. Более того, находящаяся у экватора новая пусковая площадка позволяет доставить на орбиту более тяжелые грузы, чем это возможно сделать с космодрома в Средней Азии.  

Как бы то ни было, череда неудач «Роскосмоса» за последние месяцы несколько охладила всеобщий энтузиазм. В августе грузовой корабль «Прогресс» (модификация «Союза»), на борту которого находилось несколько тонн оборудования и продовольствия для МКС, потерпел аварию после взлета с Байконура из-за неполадок с двигателем. Незадолго до этого еще одну российскую ракету, огромный «Протон», также постигла неудача: сам взлет прошел нормально, однако перевозимый им телекоммуникационный спутник отклонился от заданной орбиты. Настоящая черная полоса для «Роскосмоса». Дело в том, что в феврале он уже потерял связь с военным спутником. А двумя месяцами ранее три спутника ГЛОНАСС (будущий конкурент американской системы GPS и европейской Galileo) упали в море после неудачного пуска «Протона».

Еще по теме: что будет с МКС?


Разбором обстоятельств всех этих четырех происшествий занялась следственная комиссия. Первые ее выводы говорят скорее не о технических проблемах, а эксплуатационных ошибках. «Для человеческих ошибок не было основания, - считает французский эксперт Ален Дюпа (Alain Dupas). - Но все это не ставит под сомнение надежность ракет». «Мы можем на 100% доверять работе этих комиссий, пусть даже они и не полностью прозрачны. Пришедшие сверху инструкции были четкими: нужно работать быстро и эффективно», - полагает главный редактор журнала «Новости космонавтики» Игорь Маринин. Кроме того, в сентябре после небольшого перерыва были возобновлены полеты «Протонов» и «Союзов». На этот раз без происшествий. 

«Тем не менее, тот факт, что эти неудачи произошли за такой короткий промежуток времени, говорит о существовании серьезной проблемы», - предупреждает работающий в Москве западный специалист. Так, например, падение «Прогресса», который должен был доставить груз на МКС, стало первой неудачей за всю историю этого считавшегося сверхнадежным носителя. «То есть о технологии здесь речи не идет. Причиной стал человеческий фактор», - уверен этот наблюдатель. Особенно часто критикуют системы контроля качества, которые считаются недостаточно жесткими. «Произошедшие этим летом неудачи свидетельствуют о недостаточно высокой дисциплине, - считает эксперт Академии Циолковского Андрей Ионин. - Отчасти это касается и персонала: у нас в основном есть лишь молодые неопытные специалисты и советские инженеры предпенсионного возраста, поэтому нам очень не хватает ключевых в таких областях 30-40-летних сотрудников». После распада СССР инженеры из этой погрузившейся в кризис промышленности стали искать работу с лучшей зарплатой, а молодежь повернулась в сторону более перспективных профессий. Сегодня в секторе заметно обновление кадров, но происходит оно очень медленно. «Последние два-три года мы видим это среди наших студентов: появляется новое поколение, - рассказывает декан аэрокосмического факультета МАИ Олег Алифанов. - Ситуация постепенно меняется из-за роста зарплат (инженер в среднем получает 25 000 рублей, или 625 евро) и роста престижа: космос вновь стал приоритетом на самом высоком уровне!»  

Отсутствие крупных проектов


И не без причины: нынешний премьер-министр и будущий президент России Владимир Путин без конца призывает «Роскосмос» двигаться вперед. Обычно его заявления полны энтузиазма («Чтобы оставаться лидером, ни в коем случае нельзя сидеть на месте»), но иногда звучат и угрожающе, особенно после недавних происшествий в системе контроля и приемки космических аппаратов (он потребовал «кардинальных изменений»). «В России ужесточают свою систему контроля качества», - говорит Жан-Ив Ле Галль, которого неоднократно «поражали обширные знания» Владимира Путина вопросах космоса. Кроме того, президент Arianespace сообщает, что в рамках сотрудничества с «Роскосмосом» ему уже давно приходится «добавлять новые уровни проверки, чтобы, как и у нас, много людей контролировали то, что делают другие…» К тому же две из четырех находившихся на Куру ракет «Союз» вернулись обратно в Россию, так как в отличии от носителя, что должен стартовать сегодня, на них был установлен тот же двигатель, что и на потерпевшем в августе аварию «Прогрессе». Простая предосторожность после недавнего инцидента, уверен Жан-Ив Ле Галль.    

Подобный оптимизм проявляют и в НАСА, пусть даже приостановка пусков вынудила отложить полеты на МКС грузовых кораблей и спускаемых аппаратов. «Мы работаем в атмосфере доверия и взаимного уважения. Кремль возлагает большие надежды на Международную космическую станцию», - не теряет оптимизма Патрик Баззард, сидя в своем кабинете в американском посольстве в Москве. Тем не менее, этим летом новый глава «Роскосмоса» Владимир Поповкин все же посеял некоторые сомнения. Он публично выразил недовольство «очень большим смещением в сторону пилотируемых программ» и пожаловался на то, что участие России в программе МКС «отнимает практически половину всего бюджета агентства». Однако аналитикам все же удалось расшифровать его заявления: если Владимир Путин и намеревается сократить долю МКС в статье расходов «Роскосмоса», это будет сделано без ущерба для станции путем повышения ассигнований на другие программы. «Россияне активно участвуют в этом проекте. В этом преимущество работы с ними: если они за что-то берутся, то идут до конца», - уверен директор московского представительства Европейского космического агентства Рене Пишель (René Pischel).

ВИДЕО: МКС празднует 10 лет в космосе

«Станция напоминает коммунальную квартиру. Мы ее не оставим!» - шутит Андрей Ионин, который, как и остальные местные эксперты, считает, что российская космическая отрасль «топчется на месте из-за того, что слишком сосредоточена на сотрудничестве с НАСА и Arianespace». «Что это дам дает? - спрашивает он. - После распада СССР в секторе не было денег. Сегодня они есть, но ему не хватает крупных проектов». Тем не менее, в следующем месяце «Роскосмос» намеревается направить зонд на Фобос для изучения состава атмосферы и почвы этого спутника Марса. Речь идет о небывалом и амбициозном научном проекте. Исключение из правила, иронизируют пессимисты в Москве. «Нам нужна яркая программа, как, например, пилотируемый полет на Марс, которая бы привнесла динамизм во всю нашу отрасль», - подчеркивает Игорь Маринин.   

Реализм и рентабельность

С приходом Владимира Поповкина, который получил свою должность в апреле после большой «чистки» в «Роскосмосе», российский космический сектор вступил в эпоху реализма и рентабельности. На Байконуре нового лидера (бывший военный с серьезным опытом международной работы) очень скоро стали побаиваться. «Русские говорят только о нем и его намерении сократить половину персонала. Они в ужасе…», - рассказывает находящийся на космодроме француз. В Москве, несмотря произошедшую летом череду неудач, он впечатлил всех тем, что за полгода смог выработать стратегию, которая, хотя и вызывает споры, зато предельная ясна. Главная задача: увеличить с 3% до 10-12%  долю России (сейчас на нее приходится 40% всех пусков в мире и 20% носителей) в космическом бизнесе. Владимир Поповкин предлагает сосредоточить усилия на системах связи и навигации, а также автоматических межпланетных станциях. В таких задачах пусть и нет ничего сверхъестественного, но они должны дать ощутимые результаты. И заставить работать промышленность.  

Еще один крупный проект - новый космодром «Восточный». Как предполагается, он будет находиться на российской территории неподалеку от китайской границы и примет эстафету у Байконура, который берется в аренду у Казахстана и, значит, может стать жертвой потенциальных политических разногласий. В то же время Владимир Поповкин внес долю прагматизма в эту программу, заморозив на неопределенный срок проект создания носителей нового поколения «Русь-М», которые в перспективе должны были прийти на смену «Союзам». «Мы посчитали, что новая ракета нам не нужна, мы пока можем летать и на старых», - недавно заявил глава «Роскосмоса», выступая перед депутатами Государственной Думы. Тяжелый удар для российских инженеров, тем более что проект другого носителя «Ангара» продвигается вперед с большими задержками.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.