Хотя Вашингтону, без сомнения, удалось добиться определенных успехов в борьбе с ИГ, некоторые эксперты сомневаются в способности администрации Обамы надолго решить этот вопрос.

Между конкретным военным успехом России Владимира Путина на пару с сирийским режимом Башара Асада (недавно они отвоевали Пальмиру у ИГ) и туманом вокруг американской стратегии в Сирии и Ираке наблюдается просто разительный контраст. «Сила, которая сейчас меняет ход игры в Сирии, это Россия, и нужно признать, что играет она блестяще», — отмечает бывший посол США Чез Фриман (Chas Freeman).

Как бы то ни было, в последнее время американцы пытаются набрать обороты и говорят, что имеют несколько планов для победы над «Исламским государством». Если недавние теракты в Брюсселе напомнили о впечатляющих дистанционных возможностях террористической организации, министр обороны США Эш Картер (Ash Carter) говорит о «новой фазе» войны с ИГ, которая подразумевает удары по лагерям в Сирии и Ираке в ходе ночных рейдов. В результате этих операций был ликвидирован второй человек в движении Разман Мустафа Кадули. Вторая ось американской стратегии заключается в подготовке почвы для предстоящего наступления на оказавшийся в руках ИГ иракский город Мосул: американских солдат направляют туда для поддержки иракской армии и курдских отрядов.

Несмотря на осторожную позицию, президент Барак Обама также дал добро на новый план вооружения сирийских повстанцев, возобновив тем самым обременительную программу, которая была остановлена осенью в связи с отсутствием новобранцев. Предполагается, что эти мятежники должны будут вести борьбу с ИГ и в то же время оказать давление на Асада в переговорном процессе.

«Вслед за Россией»


Тем не менее «ни одна из этих инициатив не кажется по-настоящему серьезной», — сокрушается бывший заместитель генерала Петреуса генерал Майкл Барберо (Michael Barbero), который находится в постоянных разъездах между Вашингтоном и Багдадом. «Говорить о наступлении на Мосул бессмысленно, потому что иракская армия не готова», — утверждает он, подчеркивая, что нынешние планы связаны с «политическим желанием» администрации позволить Обаме оставить президентское кресло в ноябре на фоне успехов против ИГ. Барберо не видит в Вашингтоне ни малейшего желания предоставить иракским суннитам помощь в восстановлении, что позволило бы им объединиться против «Исламского государства». «В Сирии все то же самое, — продолжает он. — Точеные удары не изменят расклад при отсутствии мощных наземных сил. ИГ останется, и придется ждать нового президента с новой стратегией». Не скрывает он и скептического отношения к переговорам с Россией о будущем Сирии. По его словам, оно сложится «на поставленных Россией условиях, а ее цели отличаются от американских, потому что она хочет сохранить у власти Асада». «Мы вынуждены бежать вслед за Россией», — признает Чез Фриман.

Как бы то ни было, источник в спецслужбах не согласен с этой оценкой. По его словам, «с Путиным за кулисами складываются стабильные стратегические отношения». «Антагонистическая игра осталась в прошлом: если они вяли Пальмиру, тем лучше», — утверждает он, призывая «привлечь Москву к решению проблем». В то же время источник вынужден признать, что госсекретарю Джону Керри не удалось вырвать у России договоренность об уходе Асада, ключевой момент в американском плане который предусматривал сохранение власти партии «Баас», но не Асада, чтобы тем самым запустить политический процесс с участием суннитской оппозиции. «Русские не дают на это добро, потому что увязывают уход Асада со снятием санкций по Крыму и Украине… но мы на это не пойдем», — уверяет источник.

Этот момент проливает свет на ключевую проблему американской стратегии по отношению к России: Путин стремится не столько урегулировать сирийский вопрос, сколько извлечь из него выгоду. Вашингтон же наивно, но без особой уверенности пытается прийти к «глобальному решению» для остановки потока мигрантов в Европу и войны на Ближнем Востоке. Подобная асимметрия прекрасно объясняет успех одной стороны и неудачу другой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.