«С НАТО есть одна проблема: она устарела, — сказал Дональд Трамп на апрельской встрече с избирателями в штате Висконсин. — Мы их защищаем, вкладываемся в их оборону, а они дерут с нас деньги. И знаете, как мы на это реагируем? Никак! Или они заплатят нам по прошлым долгам, или нам придется уходить. А если в итоге распадется НАТО, так тому и быть», — добавил он.

Если в ноябре знаменитый миллиардер победит на президентских выборах, это может стать началом конца Североатлантического альянса, а с ним и европейской безопасности, какой мы ее знаем. Но даже если Трамп не выиграет, он — не единственный человек, который ставит под вопрос смысл активного участия США в формировании европейской безопасности особенно в контексте разворота к Азии и европейского нежелания (за несколькими исключениями) увеличивать расходы на оборону. Есть ли у НАТО какая-то альтернатива? 


В 1992 году польский президент Лех Валенса неожиданно выступил с идеей создания «НАТО-2», то есть оборонного альянса стран восточной и центральной Европы. Эта концепция, которая вызвала тогда много споров и была скомпрометирована, пересекается с сегодняшними планами правительства по возрождению проекта Междуморья с той разницей, что в нем военное сотрудничество государств региона опирается на НАТО, а не ведется параллельно ему. Однако если американцы уйдут из Европы, а альянс начнет распадаться, сил стран региона для обеспечения безопасности будет недостаточно. Необходим гораздо более широкий союз.

Им может стать ЕС. Хотя в Лиссабонском договоре есть пункт о взаимной обороне, напоминающий Пятую статью Вашингтонского договора (впервые в истории он был использован в прошлом году после терактов в Париже), до сих пор совместной политике безопасности Евросоюз особого внимания не уделял.

Новый импульс к дискуссии о том, что Европе следует взять на себя больше ответственности в этой сфере, дала победа сторонников Брексита на референдуме в Великобритании. Парадокс, потому что эта страна была самым сильным в военном плане членом Европы, и ее выход из ЕС станет большим ударом по обороноспособности всего континента. Однако, как говорит Wirtualna Polska глава варшавского бюро Центра анализа европейской политики (CEPA) Марчин Заборовский (Marcin Zaborowski), в этом событии есть также положительные моменты. «С одной стороны, возникла серьезная проблема, потому что Великобритания обладает самым большим военным потенциалом в ЕС, и без нее эта политика будет серьезно ограничена, она мало что сможет предложить. С другой стороны, исчезла преграда для более тесного взаимодействия», — говорит эксперт.

Действительно, после референдума, зазвучали множество голосов, призывающих ускорить интеграцию в сфере безопасности. Она, в частности, выступала одним из столпов концепции, которую представили в понедельник министры иностранных дел Германии и Франции Франк-Вальтер Штайнмайер и Жан-Марк Эро. Их предложение включает в себя улучшение координации оборонной политики, создание постоянных европейских военных структур и даже европейского военно-морского флота. О необходимости более тесного сотрудничества говорила канцлер Ангела Меркель, а также глава внешнеполитической службы ЕС Федерика Могерини, которая представила новую стратегию внешней политики и безопасности. Дальше всех, однако, пошел председатель партии «Право и Справедливость» Ярослав Качиньский (Jarosław Kaczyński), который в интервью Rzeczpospolita обрисовал будущее Евросоюза как конфедерации государств с собственной мощной армией.

Бывший военный и сотрудник Высшей школы информационных технологий и менеджмента в Жешуве Мачей Мильчановский (Maciej Milczanowski) полагает, что база для такой армии есть, однако к этой идее до сих пор не относились с должным вниманием.

«Каркас для такой европейской армии, несколько французских и немецких батальонов, уже создан и ждет расширения. Но сейчас все говорят о создании вооруженных сил с нуля, будто предыдущие инициативы не были серьезными. Это хорошо показывает, как Европа подходит к своей безопасности», — говорит эксперт. Несмотря на это, добавляет он, европейская армия — это хорошая идея, и создать ее необходимо вне зависимости от перспектив НАТО. «Американцы постоянно объясняют, что оборонный потенциал Европы следует повысить. Более того, они сами выступают за создание сильных европейских вооруженных сил, которые могут стать надежным партнером. Необходимо разработать совместную стратегию и укреплять потенциал. Вопрос, есть ли на это реальная воля», — отмечает Мильчановский.

Как может выглядеть такая европейская армия? «Я бы видел ее устроенной по тому же принципу, что НАТО, где свой компонент есть у каждого государства. Нужно только, чтобы этими компонентами командовали не только в случае конфликтов, но и в мирное время. Система коммуникации должна отрабатываться и совершенствоваться в ходе ежедневной деятельности. Компоненты этой армии, конечно, будут находиться в своих местах дислокации, но над ними будет международное командование, выделенное из государственных структур, — объясняет Мильчановский и добавляет — Создание фиктивных батальонов, которые только время от времени проводят совместные учения, лишено всякого смысла». 


Проблема состоит, однако, в том, что, как считает большинство экспертов, такая концепция европейских вооруженных сил не слишком реалистична. «Реальная армия ЕС выглядела бы так, что словацкий генерал отдавал бы приказы немецким солдатам, а этого никто не хочет. В европейской оборонительной политике сейчас сложно обнаружить какие-то импульсы», — говорил журналистам The Guardian Ник Уитни (Nick Witney) — бывший генеральный директор Европейского оборонного агентства. Это мнение разделяет и Мачей Мильчановский.

«Европейский Союз страшно раздроблен, у каждого государства есть собственные приоритеты. Европейский подход к обороне, я думаю, не сможет изменить даже победа Трампа. Им выгодна современная ситуация, и никакие призывы или угрозы американцев, как кажется, не приносят результатов. Чтобы что-то изменилось, необходим фундаментальный сдвиг в мышлении европейских лидеров», — подытожил он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.