Fronda.pl: «Владимир Путин может развязать Третью мировую войну в любой момент, в течение нескольких часов приняв решение о вторжении в Польшу», — предостерегает британский генерал Ричард Ширрефф (Richard Shirreff), занимавший пост верховного главнокомандующего объединенными вооруженными силами НАТО в Европе. В своем докладе военный подчеркивает, что у российского лидера готовы войска для того, чтобы приступить к захвату Восточной Европы. Осмелится ли Россия напасть на Польшу и страны Балтии, или такой сценарий все же нереален?

Анджей Талага (Andrzej Talaga):
Это сценарий, который может воплотиться в жизнь, однако следует понять каков уровень вероятности этого события, высок он или низок. Представляется, что сейчас он не очень высок. Конечно, у американского командования есть более точные разведданные, оно знает, как размещены российские войска. Сейчас их дислокация не подходит для полномасштабного вторжения в Польшу или какую-либо другую страну. Гораздо легче нанести удар по маленькому государству, как Эстония или Латвия, чем по Польше. Там можно было бы попробовать использовать эффект неожиданности и занять территорию при помощи воздушного десанта, а в случае Польши необходимо полномасштабное вторжение с привлечением нескольких десятков бригад. Такие силы необходимо сконцентрировать, у них должно быть дополнительное оборудование, боеприпасы. Это можно обнаружить при помощи различных разведывательных средств и электронной разведки, например, спутниковой прослушки.

Таких сил сейчас нет. Следует задуматься, не может ли начаться война гибридного типа с точечными операциями и малой интенсивностью. Россия действует рационально: она наносит удары там, где может победить. В 2008 году это была Грузия, а в 2014 — Украина. У этих стран не было серьезных хорошо обученных вооруженных сил, которые могли бы оказать сопротивление. Но у нас они есть. Возможно, не в том масштабе, в каком нам бы хотелось, но все-таки.

Другая причина, по которой, вторжения, скорее всего, не будет, это политическая выгода. России выгодна дестабилизация. Судя по всему, она не заинтересована в стабильной ситуации в нашей части Европы, поскольку хочет сохранить широкое поле для действий: она может выступать миротворцем или стороной, с которой приходится согласовывать условия. Какую пользу в этом контексте россияне могут извлечь из внезапного удара? Он всегда связан с огромными рисками, кроме того, если со стороны Соединенных Штатов последует ответ, ущерб значительно превысит выгоду.

— Что касается дестабилизации Европы: мы столкнулись с терактами, которые проводят так называемые одинокие волки, не может ли за ними в этом контексте стоять Россия?

— За ними могут стоять хоть марсиане. Такой тезис можно выдвинуть тоже, но нужны доказательства и факты. Таких доказательств нет. Я полагаю, что эти теракты связаны с тем, что в Европу приехало много людей с Ближнего Востока, в том числе принадлежащих к законспирированным террористическим структурам. Во-первых, эти люди начинают действовать, а во-вторых, видно, что их действия вдохновляют других. Молодые мусульмане, с проблемами разного рода, от психологических до криминальных, часто происходящие из патологической среды, берут пример с тех, кто сделал это раньше.

Неизвестно почему мусульманскую молодежь — не только зараженную джихадизмом, но и ту, что находится на границе преступного мира — так привлекают эти действия. Их, скорее, вдохновляют предшественники, чем целенаправленные действия России или даже тайных исламистских структур, это они скорее, вдохновляют на подобные шаги. Следов непосредственной связи каких-то тайных сил с террористом, который с топором напал на пассажиров немецкого поезда, скорее всего, не будет.

Германия внимательно следит за действиями российских спецслужб на своей территории и прекрасно знает, где они распространяют свои влияния: в некоторых СМИ, в промышленных кругах. Россия пытается подстрекать коренных немцев на выступления против приезжих, но не потому, что хочет помочь Германии или иммигрантам, а потому, что это способствует дестабилизации страны. Россиян интересует состояние хаоса и радикализация. Если европейские избиратели станут более радикальными, они начнут голосовать за радикальные партии, то есть поддержат пророссийские силы (например, «Национальный фронт» во Франции, «Альтернативу для Германии» или партию " За лучшую Венгрию"). Все эти объединения продвигают идею сильных национальных государств. Выступает ли Россия вдохновителем кровопролития? Теоретически это возможно, но я не думаю, что это так.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.