Fronda.pl: Кандидат на пост президента США Дональд Трамп заявил, что подумает о признании российской аннексии Крыма. Он также не уверен, что в случае возможного нападения Москвы на страны Балтии, он придет им на помощь. После недавнего саммита НАТО мы провозгласили большой успех, но будет ли он прочным? Как вы считаете, не уйдут ли Соединенные Штаты из Европы?

Михал Ях (Michał Jach):
В политике нельзя быть уверенным на 100% практически ни в чем. Однако я глубоко убежден, скажем, на 99%, что США из Европы не уйдут. Я не могут себе вообразить, что Вашингтон решит отказаться от обязательств по размещению войск в нашем регионе, которые он взял на себя в ходе последнего саммита Альянса.

— Почему вы в этом уверены?


— Конечно, Дональд Трамп вызывает своими высказываниями обеспокоенность, но у Соединенных Штатов есть глобальные интересы. Они заинтересованы, чтобы мир царил в том числе в Европе. Политики и эксперты из окружения Барака Обамы считают, что Россия продолжает угрожать нашему региону, и поэтому необходимо усилить здесь американское присутствие. Мир в Европе выгоден США. Вашингтону вредят любые мировые конфликты, неважно, где они происходят — в Африке, в Азии или в Европе. Все рациональные аргументы говорят в пользу того, что американцы сохранят свое присутствие в Восточно-Центральной Европе. Предвыборные заявления Трампа — это одно дело, но если он станет президентом и ему придется проводить реальную политику, каждое решение будут тщательно анализировать эксперты. А они высказываются однозначно.

— А что будет с Крымом? Могут ли международные круги начать относиться к аннексии полуострова более снисходительно?

— Решив захватить Крым, Путин, судя по всему, рассчитывал, что через несколько лет на Западе появится политики, которые скажут, что в конечном итоге этот полуостров их не интересует. Так что такая опасность на самом деле существует. Но я подчеркну, что в самых важных для нас вопросах, то есть присутствия американцев в нашем регионе, серьезных изменений, по моему мнению, ожидать не стоит.

— Можно ли себе представить, что Российская Федерация в ближайшее время нападет на кого-то еще из своих соседей? Или решительный и достаточно веский ответ Запада на агрессию в отношении Украины заставил Москву отказаться от таких планов?

— В этом вопросе, как мне кажется, частично содержится ответ. Путин продолжает курс классической политики царской и коммунистической России. Он прощупывает противника, проверяя, как далеко он позволит зайти. Я думаю, Путина удивила реакция Запада на аннексию Крыма и вторжение на восток Украины. Более того, хотя прошло уже два года, союзники в целом продолжают придерживаться политики ограничений и требуют отказаться от аннексии. Путин сделал шаг назад и ждет, что будет дальше: кто станет президентом США, какой курс он изберет, как завершатся выборы во Франции. После этого в зависимости от развития событий он будет действовать. Если НАТО откажется от каких-то решений, принятых в Варшаве, Путин, скорее всего, сразу же начнет готовить новую дестабилизационную акцию. Но я не верю, что Альянс решит от чего-то отказываться. Большинство членов НАТО (если не все) убеждены, что Москве следует послать четкий и ясный сигнал: она должна уйти с Украины, потому что иначе санкции будут продлены. Это единственная политика, которая может принести успех в отношениях с путинской Россией.

— Предположим, что вскоре сложится благоприятная для Москвы политическая обстановка: в США победит более примирительная позиция, во Франции на выборах одержит верх «Национальный фронт», в результате каких-нибудь серьезных внутренних потрясений усилится «Альтернатива для Германии». Может ли Россия использовать такой момент, чтобы попытаться дестабилизировать страны Балтии? Или вторжение на территорию НАТО будет иметь для Москвы слишком далеко идущие последствия?


— Согласно утвержденному графику в следующем году в странах Балтии появятся силы НАТО. Это значительно осложнит или полностью перекроет возможности для прямых попыток дестабилизации политической ситуации в какой-либо из этих стран. Мне бы хотелось, чтобы эти обещания были воплощены в жизнь как можно быстрее. Хорошо, что Польша тоже примет в этом участие. Россия будет осознавать, что при попытке провести какую-либо гибридную операцию против стран Балтии она наткнется на войска НАТО. Если опасность будет угрожать какой-то натовской военной части, Альянсу придется ответить. Это самая лучшая гарантия нашей безопасности.

— Несколько недель назад Трамп объявил, что объем военной помощи странам Балтии будет зависеть от того, насколько они сами будут заниматься собственной обороной. О Польше речи не было, но готовы ли мы постоянно увеличивать расходы на армию и достичь уровня в 3% ВВП, о котором часто говорят эксперты. Или в современной бюджетной ситуации это невозможно?


— Увеличение расходов ограничивают две вещи. Первая — это бюджет, а вторая — подготовка армии к получению денег. Чтобы потратить более крупные суммы, мало просто увеличить финансирование, нужно время. Премьер-министр неоднократно подтверждала, что бюджет на национальную оборону будут соответствовать нашим потребностям. Польша принадлежит к группе стран, которые придерживаются рекомендации НАТО выделять на оборону 2% ВВП. При этом мне кажется, что давить на другие страны, чтобы они увеличивали финансирование национальной обороны, бессмысленно. Если страны Балтии ощущают угрозу со стороны России, на эти опасения следует ответить расходами. Естественно, что если они даже доведут эту статью бюджета до уровня в 4% ВВП, они все равно не смогут адекватно ответить на возможное российское нападение, однако они покажут союзникам, что готовы нести серьезные расходы.

— Значит, Польша делает сейчас то, что может себе позволить, и что отвечает нашим потребностям?

— Потребности очень велики. Премьер-министр заявила, что расходы на армию будут постепенно увеличиваться. Но чтобы потратить больше денег Министерство обороны должно подготовить соответствующие проекты и конкурсы на закупки. Для этого требуется время, это невозможно сделать в одночасье. За последние четыре года мы увидели, что история ускорила бег, и серьезных угроз стало на самом деле много. Чтобы гарантировать нашей родине сохранение суверенитета, мы должны быть готовы реагировать быстро.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.