Выступая на прошлой неделе на страницах New York Times, бывший министр обороны Уильям Перри (William Perry) заявил, что из американской ядерной триады в составе ракет, бомбардировщиков и оружия подводного пуска пора убрать ракеты наземного базирования. Мы согласны с министром Перри в том, что пришло время отказаться от ядерных привычек времен холодной войны, но мы против отказа от межконтинентальных баллистических ракет, считая, что это несвоевременно — по крайней мере, пока.

Безопасность США можно гарантировать гораздо меньшим количеством МБР. Их может быть определенно меньше тех 450, что развернуты в настоящее время. Поэтому мы полагаем, что постепенное сокращение арсенала межконтинентальных баллистических ракет при наличии соответствующих условий это более надежный подход, который усиливает американский фактор сдерживания и ослабляет проблемы стабильности, вызывающие вполне обоснованную обеспокоенность у министра Перри.

Свои доводы Перри обосновывает финансами и стратегией. По его словам, на модернизацию триады, включающую создание нового стратегического бомбардировщика и подводных лодок нового типа с баллистическими ракетами на борту, в следующие 25 лет потребуется порядка триллиона долларов. Это колоссальные деньги.


Значительная часть этих расходов не является необходимой (в том числе, на создание ядерных крылатых ракет нового поколения, которые нужны не для сдерживания, а для ведения продолжительной ядерной войны). Да, Америке нужны новые атомные подводные ракетоносцы; но что касается имеющихся у нее бомбардировщиков и ракетных сил наземного базирования, то даже в случае их численного сокращения они смогут выполнить сформулированную Перри задачу по поддержке американских сил сдерживания, находящихся в основном в море.

Главный аргумент Перри заключается в том, что МБР наземного базирования дестабилизируют ситуацию. Если наши средства обнаружения покажут, что ракеты противника летят по направлению к США, президенту придется принимать решение о запуске американских МБР, прежде чем вражеские ракеты их уничтожат. Но после запуска их уже нельзя будет вернуть. У президента будет менее 30 минут для принятия столь страшного решения.

Во время холодной войны существовали очень серьезные и искренние опасения, не в последнюю очередь (как замечает Перри) связанные с возможностью компьютерной ошибки или какого-то сбоя, который мог создать впечатление нападения на стратегические ракетные силы. Это было особенно опасно в тот период, когда Соединенные Штаты и Советский Союз делали главную ставку на скорость и надежность своих межконтинентальных баллистических ракет. Но они лишь часть триады, и их практически невозможно остановить, в отличие от подлодок, которые можно потопить, и бомбардировщиков, которые можно сбить. Поэтому США и СССР держали свои ракетные силы наземного базирования в опасно высокой степени готовности, дабы не потерять их в результате первого удара.

Но сегодня уже нет напряженного противостояния времен холодной войны, которое требует наличия высокоточных МБР для нанесения ответного удара. Точно так же, точность попадания ракет подводного пуска устраняет необходимость «ограничения ущерба» посредством быстрого уничтожения оружия противника, находящегося в резерве или предназначенного для последующих ударов.

Более того, мы считаем, что Перри серьезно недооценивает сдерживающий эффект тех сил, которые базируются на территории США. Место размещения МБР это лучшая защита от рискованных действий России и Китая, так как любая попытка вывести из строя этот американский компонент сдерживания неизменно требует нанесения прямого удара по континентальной части США. Не может быть никаких «ограниченных» сценариев, в которых американский удар возмездия сводится на нет атаками на подводные лодки в море или уничтожением американских бомбардировщиком средствами ПВО еще до того, как они поразят свои цели.

Сторонники ликвидации МБР выдвигают несколько возражений. Самым убедительным из них является предостережение Перри об ошибках и сбоях. Если американское руководство увидит (или посчитает, что оно видит), как началось нападение на стратегические ракетные силы, заявляют они, у него не останется выбора, и оно будет вынуждено запустить МБР, дабы не потерять их. А поскольку ракеты противника подлетят к целям менее чем за полчаса, у президента будет всего несколько минут на принятие решения.

Но это логическая уловка, основанная на недействующей ныне стратегии холодной войны. В период холодной войны удар по установкам МБР действительно должен был повлечь за собой ответные пуски, поскольку это была единственная составляющая триады, обладающая достаточной быстротой действия и точностью, чтобы нанести удар по стратегическим силам противника и другим важнейшим целям, и оставить хоть какую-то надежду на прекращение огня до начала хаотичного уничтожения городов. В противном случае у президента времен холодной войны оставалось всего два варианта: капитуляция, либо эскалация с применением менее точного оружия для разрушения городов противника. Ответный ущерб в таком случае оказался бы не менее апокалиптическим.

Перри справедливо заявляет, что бомбардировщик и подводная лодка по точности не уступают ракетным силам наземного базирования. Но это в свою очередь означает, что если Америка «перенесет» удар по своим МБР, то подводные лодки и бомбардировщики, как признает Перри, смогут выполнить все те задачи, которые останутся им после запуска противником своих межконтинентальных баллистических ракет по нашим целям. Таким образом, главное достоинство сил МБР состоит не в том, что они смогут сделать после нападения, а в том, что противнику придется принимать во внимание последствия от обмена ядерными ударами по территории друг друга.

Более того, в случае удара по силам МБР Соединенные Штаты сохранят возможность для нанесения оперативного и точного ответного удара не только по оставшимся у противника стратегическим ядерным средствам, но и по важным объектам его военной инфраструктуры. Таким образом, роковое решение о нанесении ядерных ударов по городам будут вынуждены принимать Россия и Китай. В таком случае они неизбежно столкнутся с необходимостью инициировать конфликт, и понимание этого может удержать их от его начала.

Другой аргумент состоит в том, что сдерживающий эффект от размещения МБР на территории США уже обеспечен бомбардировщиками и подводными лодками. Дело в том, что ни один здравомыслящий противник в случае нападения не откажется от ударов по базам бомбардировочной авиации и подводных лодок в США. Этот аргумент становится еще весомее, если мы рассмотрим вариант тотальной ядерной войны с обменом ударами. Если мы не верим, что нас атакуют ни с того, ни с сего, нам следует исходить из того, что во время кризиса наши подводные лодки и бомбардировщики покинут свои базы (если не будет принято решение оставить субмарины у причалов в качестве незащищенных, дорогостоящих плавучих объектов для пуска МБР, что само по себе не имеет смысла).

Когда эти подводные лодки и бомбардировщики будут рассредоточены (опять же, если исходить из того, что мы не ведем тотальную ядерную войну со стационарных позиций), противнику придется наносить удары ядерным оружием по американской земле с целью уничтожения ракет наземного базирования, и в таком случае погибнут миллионы граждан США. В таком случае не будет никаких постепенных ударов по бомбардировщикам и субмаринам, и возможность ограниченной ядерной войны с малыми издержками против американских сил сдерживания за пределами Северной Америки будет исключена.

Мы активно поддерживаем усилия министра Перри, направленные на снижение значимости ядерного оружия в национальной обороне США, и особенно его действия по сочетанию финансового благоразумия и стратегической ясности. Имеющиеся у нас ракеты «Минитмен» будут надежно служить нам как минимум до 2025 года, а может, и дольше. Мы должны проанализировать возможность оставить менее крупные, но в равной степени рассредоточенные силы МБР. Благодаря этому мы обеспечим существенную экономию средств, одновременно создав более стабильные силы сдерживания и продвинувшись в направлении высшей цели, с которой теоретически должны согласиться все — будущее, в котором ведущие державы уже не станут полагаться на ядерное оружие для обеспечения своей безопасности. Меньшие по количеству, но высокоэффективные силы МБР будут существенно способствовать таким усилиям как минимум следующие 20 лет.

Том Николс — профессор по вопросам национальной безопасности Военно-морского колледжа США и преподаватель Школы повышения квалификации Гарвардского университета. Его последняя книга называется «Неприменение: ядерное оружие и национальная безопасность США» (No Use: Nuclear Weapons and U.S. National Security).

Полковник ВВС США в отставке Дана Стракман работает адъюнкт-профессором Военно-морского колледжа США и занимается вопросами национальной безопасности. Во время службы в вооруженных силах она была ракетчицей, а также занималась испытаниями и закупками межконтинентальных баллистических ракет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.