Когда теракт, унесший жизни четырех человек в соседней с нами стране, освещается в новостях столько же раз, сколько нападения, унесшие жизни 400 мусульман, то в СМИ рисуется картина, изображающая исламистов как врагов только Запада.


Многие уже указывали на кровавый туман, в который этой весной вошли норвежские СМИ, когда грузовик врезался в торговый центр в Стокгольме и убил четырех человек.


В большом количестве новостей, опубликованных в дни после теракта, норвежские СМИ интервьюировали сотни человек. Все рассказывали одну и ту же историю. То, что в основном отличало интервьюируемых объектов друг от друга, было место, где они находились во время происходящего.


Целую неделю мы читали и слушали о норвежцах, находившихся вблизи нападения ранее в тот день, и о норвежцах, которые могли там быть, когда все произошло.


Корпорация NRK непрерывно посылала новости с момента, когда грузовик врезался в торговый центра Åhléns, до наступления ночи и потом переходила на передачу шведского телевидения до конца ночи, перед тем как утренние передачи подхватывали эту эстафету.


В Facebook норвежские репортеры рассказывали о своих тесных связях со шведской столицей.


Условие: западная жизнь


Информация ходила по замкнутому кругу и создавала впечатление, что в мире больше ничего другого не было.


В течение первых суток после теракта я слушала Службу безопасности полиции, которая рассказывала норвежским журналистам по меньшей мере раз 20 о том, что не было основания верить росту опасности терроризма в Норвегии.


Тут нет ничего нового, мы и раньше видели выпуски новостей, содержащих комбинацию паники и пафоса.


Похоже, что условием для того, чтобы редакции пустились во все тяжкие после теракта, является то, что утраченные жизни — это жизни западных людей.


О других мы почти ничего не слышим.


Исламисты как общий враг


В этом году террористы, связанные с ИГИЛ (организация запрещена в России), уже убили примерно 400 человек.


370 из них погибли в мусульманских странах, но если вы спросите среднего читателя газет в Норвегии, сколько человек погибло в терактах в этом году, вы услышите наиболее вероятно гораздо меньшее число: четыре в Стокгольме, шесть в Лондоне и два в Париже.


В то же время эти же самые СМИ, дающие такое кривое освещение, сообщают о все более острых высказываниях в политике и опросах общественного мнения.


Скепсис по отношению к мусульманам растет пропорционально числу терактов на Западе.


А что если бы СМИ, которые должны быть нашими глазами и ушами в мире, делали бы свои репортажи с таким же усердием каждый раз, когда исламисты убивали людей в Пакистане, Ираке, Афганистане, Сирии, Бангладеш и Турции?


Можно поверить, что многие смотрели бы на исламистов как на общего врага европейцев и миллиарда обычных мусульман.


До некоторой степени сбалансированное освещение


Когда американский журналист Джеймс Фоули (James Foley) был похищен и убит боевиками ИГИЛ осенью 2014 года, многие журналисты здесь дома заменили свою фотографию в Facebook на черный квадрат.


Этим летом ИГИЛ убило много сотен езидов и увело в рабство тысячи мусульманских женщин.


Террористическая группировка закапывала мусульманских детей живыми в землю.


Но лишь когда был убит один американец, наши поставщики новостей выразили настоящую грусть и сочувствие.


В тот раз некоторые представители СМИ защищали свое избирательное выражение печали тем, что оно несло в себе послание. Казнь Фоули не должна была помешать свободной прессе освещать и документировать страшные преступления ИГИЛ.


Если такое освещение является каким-то образом сбалансированным, то это преимущество, сохраняющее мир.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.