«Как правило, доставка мин является операцией, проводимой на низкой высоте, и в основном это связано со смещением, вызванным применением тормозного устройства парашютного типа», — отмечает Петруча (Pietrucha). Сегодня постановщики мин используют такую же технику, как это делали самолеты B-29 над Японским морем в 1945 год, когда для этого «требовалось осуществить несколько заходов из-за неточности мин, снабженных тормозным устройством парашютного типа.


Постановка мин самолетом B-52 осуществляется с высоты 150 метров (500 футов) и на скорости 320 узлов — это слишком медленно и поэтому опасно для истребителей, а также для бомбардировщиков B-1B. F-18 и P-3 используют такой же метод, и при этом ставящий мины самолет находятся на низкой высоте, у него медленная скорость, а поведение его предсказуемо — именно это и стало причиной потери одного самолета и его экипажа во время единственной попытки по установке мин в ходе операции „Буря в пустыне" (Desert Storm)». Мины — это ниндзя войны: они тихие, смертельные и немного отвратительные.


Коварное оружие, которое является исключительно эффективным не только из-за причиняемого им ущерба, но также из-за того страха и неуверенности, которые они порождают.


Морские мины является особенно действенными. Американские сбрасываемые с самолетов мины в прибрежных водах Японии в 1945 году — эта операция имела устрашающее, но верное кодовое обозначение «Операция голодная смерть» (Operation Starvation) — потопили больше кораблей, чем американские субмарины в последние месяцы войны. В 1972 году минирование порта Хайфон помогло посадить за стол мирных переговоров Северный Вьетнам, тогда как подводные мины-ловушки Саддама Хусейна поставили под вопрос военно-морское превосходство Соединенных Штатов при проведении операции «Буря в Пустыне». «В феврале 1991 года Военно-морские силы утратили контроль на море — в северной части Персидского залива — из-за тысячи мин, установленных иракскими войсками. Мины причинили серьезный ущерб двум военным кораблям, и командование вынуждено было отменить операцию по высадке десанта из-за опасений по поводу еще большего количества жертв», — подчеркивается в Минной истории Военно-морских сил США (US Navy mine warfare history).


Но когда 23 сентября 2014 года высотный бомбардировщик B-52H сбросил морскую бомбу Quickstrike, произошло нечто удивительное — вместо того чтобы упасть на поверхность моря внизу, эта мина начала планировать и опустилась в воду на удалении в 40 морских миль. Причина? У этой мины были крылья.


Это было гибридное оружие, сочетание мины Quickstrike и присоединенного снаряда прямой атаки (Joint Direct Attack Munition — JDAM). Это была умная концепция, смысл которой состоял в оснащении стабилизаторами и системой управления на основе GPS обычных «тупых» бомб, что превращало их в дешевые управляемые снаряды.


Мины Quickstrike оснащаются системой JDAM-ER, и таким образом мины получают настоящие крылья, что позволяет им планировать и преодолевать большое расстояние. Это новое оружие, получившее обозначение GBU-62B(V-1)/B Quickstrike-ER имеет радиус действия 40 морских миль при сбрасывании с высоты 10 тысяч метров (35 тысяч футов).


Приветствуем появление блокирующих доступ мин.


«Эти усилия свидетельствуют о первом с 1943 года успехе в области воздушной постановки мин, а продемонстрированные возможности существенным образом меняют потенциал постановки мин в угрожающей среде», — подчеркивает полковник Военно-воздушных сил США Майкл Петруча в своей статье, опубликованной в журнале Air & Space Power Journal.


Проблема с воздушной установкой мин состоит в том, что это очень сложный и опасный процесс, поскольку самолет должен производить сброс на небольшой высоте в зоне действия вражеской противовоздушной обороны.


«Обычно, постановка мин представляю собой операцию, проводимую на небольшой высоте, в основном из-за смещения, вызванного наличием тормозного устройства парашютного типа», — подчеркивает Петруча. Тогда как высотные планирующие мины позволяют экипажам самолетов сбрасывать свой груз на значительно большем удалении от вражеской системы противовоздушной обороны.


Угроза конфликта в Южно-Китайском море заставила сфокусировать снимание на таких высокотехнологичных образцах вооружений как истребитель F-35 и китайские баллистические ракеты-убийцы кораблей. Однако достоинство системы DJAM состоит в том, что сами мины представляют собой достаточной низкотехнологичное оружие. Мина Quickstrike представляет собой 900-килограммовую (2000-фунтовую) авиационную бомбу, которая используется как подводное оружие, и она была принята на вооружение в 1983 году, тогда как система JDAM стоит около 20 тысяч долларов.


Петруча представляет несколько сценариев, при которых использование планирующих американских мин может иметь наибольший эффект. «Штаб-квартиры Народно-Освободительной Армии Китая, расположенные в Чжаньцзяне, Нинбо (Чжоушань) и в Циндао, весьма уязвимы для операции по блокированию, и при этом легче всего провести перекрытие доступа в Чжаньцзяне и сложнее всего в Нинбо. Подводные лодки, размещенные в портах острова Хайнань, имеют ограниченные пути выхода и могут быть блокированы с позиций, расположенных вне зоны поражения систем противовоздушной обороны. Затопленный корабль в судоходной канале может оказаться исключительно эффективным средством».


Иранский порт Бендер Аббас также может находиться среди наиболее важных целей, добавляет Петруча. Кроме того, существуют такие важные реки как Янцзы и такие мелководные узкие проходы как пролив Дарданеллы, финский залив и Ормузский пролив.


Петруча рассматривает интригующую возможность использования системы JDAM ER/Quickstrike для быстрой постановке минных полей перед вражеской десантной операцией. Подобная угроза должна заставить Китай задуматься. Петруча также предлагает следующий логичный шаг — оснастить двигателем систему Quickstrike ER/JDAM и таким образом создать мину-ракету с радиусом действия в сотни километров.


А каковы же недостатки сбрасываемых с воздуха блокирующих доступ мин? К сожалению, никаких недостатков, на самом деле, не имеется. Как известно, мины дешевы, их сложно обнаружить и выловить. Кроме того, они создают хаос, который явно превосходит реально наносимый ими ущерб. Конечно, существует вероятность непредусмотренного потопления судов нейтральных государств, но что касается показателя затраты-эффективность, то здесь у мин просто нет конкурентов.


К сожалению, страна, которой следует в меньшей степени радоваться по поводу перекрывающих доступ мин, это Соединенные Штаты. Если Америка может прикрепить крылья к подводным бомбам, то это могут сделать также Китай, Россия и даже Северная Корея. В данном случае не имеет значения, что эти мины не будут такими же изощренными в техническом отношении, как американские. Мины и не должны быть изощренными для того, чтобы вызвать хаос и перекрыть доступ американским кораблям и десантным частям. А нынешний набор возможностей Америки в области минного траления — 11 стареющих минных тральщиков класса Avenger, 32 запланированных боевых корабля прибрежной зоны с минными тралами, старые и часто ломающиеся вертолеты Sea Dragon — не вызывают особой уверенности.


С другой стороны, Китай создает траловые беспилотные аппараты, что может парализовать его экспортный трафик. Вероятно, никто не выиграет в случае реализации этого сценария.


В любом случае, концепция установка мин для блокирования доступа вырвалась на свободу. И теперь военные действия на море, судя по всему, уже никогда не будут прежними.


Майкл Пек — постоянный автор журнала National Interest. В первую очередь его интересуют вопросы обороны и истории. Он живет в штате Орегон.