По данным последнего Обзора ядерного потенциала (Nuclear Posture Review), Россия разрабатывает новую ядерную торпеду/беспилотник, получившую название «Статус-6». Хотя торпеда обладает некоторыми вызывающими тревогу возможностями (об этом уже написал в своей статье Дейв Маджумдар), это не первое такого рода оружие, над которым работают русские. Более важно то, что «Статус-6» имеет, судя по всему, фатальные недостатки, ограничивающие его практическую эффективность в сценариях боевых действий.


Предыстория


Ядерные торпеды активно разрабатывались в годы холодной войны. Самой ранней разработкой является атомные ударные подводные лодки «Ноябрь» проекта 627, которые рассматривались как носители ядерной торпеды Т-15, разработанной для нападения на портовые сооружения НАТО. Эти торпеды предоставляли Советскому Союзу возможность ограничить военно-морское доминирование НАТО, а также рассматривались как альтернативное средство для нанесение удара по Соединенным Штатам.


Однако радиус действия торпеды Т-15 составлял всего около 40 километров (25 миль), а ее скорость не превышала 25 узлов, и поэтому трудно было представить себе ситуацию, в которой подводная лодка могла бы успешно провести такого рода атаку. Проект был закрыт, а сами «Ноябри» были перестроены и стали нормальными атомными ударными подводными лодками. Позднее Соединенные Штаты и Советский Союз примут на вооружение ядерные торпеды, оптимизированные для выполнения тактических задач.


Возможности


Если судить по имеющейся в настоящее время информации, то можно предположить, что «Статус-6» после отделения от подводной лодки-носителя начинает двигаться к намеченной цели собственным ходом и уже под собственным управлением. Скорость подводного беспилотника доходит до 56 узлов, он способен погружаться на глубину до 1000 метров, а радиус его действия составляет 10 тысяч километров (6200 миль). Скорость и глубина его погружения представляют собой проблему для существующих возможностей военно-морского флота, поскольку по показателям глубины и скорости он превосходит большинство существующих торпед.


Если этот беспилотный подводный аппарат будет когда-нибудь принят на вооружение, Соединенные Штаты, вероятно, ответят с помощью своего собственного подводного дрона. С учетом радиуса действия, этот беспилотник может быть запущен с береговых установок, хотя данные о его запуске могут свидетельствовать о том, что боевые действия скоро начнутся, тогда как в критической ситуации они послужить в качестве casus belli, то есть повода для войны.


Пока еще не ясно, какую коммуникацию русские смогут поддерживать с подводным беспилотником после его запуска, хотя его характеристики свидетельствуют о том, что он будет контролироваться с помощью надводных кораблей. Это отнюдь не тривиальный вопрос. При запуске с максимального расстояния беспилотнику «Статус-6», судя по всему, потребуется до четырех дней для того, чтобы достичь намеченной цели. Это крайне опасно в условиях кризиса, поскольку политическая динамика в момент запуска может отличаться о того, что будет в момент нанесения удара по цели. Более того, перспектива наличия оружия, которое самостоятельно в течение четырех дней движется к своей цели, по меньшей мере, вызывает тревогу.


«Статус-6», скорее всего, может использоваться в качестве средства стратегического сдерживания, разработанного для того, чтобы иметь еще одну возможность для нанесения удара по Соединенным Штатам, который нельзя предотвратить с помощью систем защиты от баллистических ракет. Несмотря на свой обширный ядерный арсенал, Россия уже давно проявляет беспокойство по поводу безопасности своего потенциала второго удара, с учетом возможностей совокупного удара со стороны Соединенных Штатов и совершенствования системы противоракетной обороны. Но, как отмечает Брайан Кларк (его слова приводит в своей статье Дейв Маджумдар), «Статус-6» нельзя назвать практичным средством сдерживания.


Что касается оружия первого удара, то полезность беспилотника будет зависеть от предельной секретности и высокой надежности; если американцы смогут засечь его запуск, или он по каким-то причинам запоздает с выходом на цель, то элемент неожиданности будет потерян. В качестве средства сдерживания последнего удара этот подводный беспилотник может иметь двойной недостаток — он может приблизиться к цели уже после основных событий конфликта, и, кроме того, он может не иметь систему «отключения», что российское политическое руководство могло бы использовать в качестве разменной монеты на переговорах.


Можно предположить, что «Статус-6» способен также атаковать скопление боевых кораблей, в том числе американские ударные авианосные группировки. Однако это потребует более совершенной системы управления и контроля, или нужно будет сделать аппарат достаточно автономным для принятия решения относительно выбора цели и времени подрыва.


Выводы


Как отмечают некоторые аналитики, идея использования вооруженного атомным зарядом подводного беспилотника дальнего радиуса действия вызывает тревожные чувства, однако она не выглядит вполне реалистичной. Неопределенными и трудно представимыми является те условия, при которых российское политическое руководство будет принимать решение об использовании оружия, способного поразить намеченную цель лишь через несколько дней.


На самом деле такой подводный беспилотник может послужить, скорее, испытательной моделью для разработки других технологий. Он может также использоваться некоторыми конструкторскими бюро для сохранения своего финансирования, однако его сложно назвать готовым к применению боевым комплексом.


Тем не менее один из уроков состоит в том, что против решительно настроенного противника противоракетная система никогда не сработает, и это в большинстве случаев будет очень дорого стоить. Такие мощные нации как Китай или Россия, по крайней мере, имеют в своем распоряжении средства для разработки таких видов оружия, которые смогут уничтожить противоракетную оборону или преодолеть ее, разрушив при этом зонтик безопасности, к которому приучили себя Соединенные Штаты. Возможно, «Статус-6» не является именно таким оружием, однако совершенно очевидно, что Россия изучает любые средства, которые могут сработать.


Второй урок состоит в том, что старые идеи, кажется, теперь уже действительно умерли. Ядерная торпеда, почти в буквальном смысле, была первой идеей, с которой выступил Советский Союз, рассчитывая (в то время) преодолеть то значительное превосходство, которым обладали Соединенные Штаты в области средств доставки. Спустя 60 лет, похоже, кто-то возродил эту идею для нового цикла холодной войны.