На прошлой неделе представитель ВВС США Хизер Уилсон (Heather Wilson) сообщила Конгрессу страны, что программа по принятию на вооружение легких ударных турбовинтовых самолетов может быть ускорена, а выделенные на нее ресурсы перераспределены. За месяц до этого Уилсон упоминала, что на закупку штурмовиков в течение пяти лет будет потрачено 2,4 миллиарда долларов, начиная с 2020 года.


По сообщениям других официальных лиц, ВВС хотели бы закончить с испытаниями и экспериментами в 2019 году и перейти как можно быстрее непосредственно к закупкам самолетов и их применению в боевых действиях. Упоминается даже возможность приобретения небольшого числа самолетов, чтобы сразу пустить их в дело, пока ВВС будут решать вопрос выбора основного поставщика и закупки большого воздушного флота штурмовиков. На повестке — закупка до 300 единиц этой техники.


Между маем и июлем этого года пройдут испытания самолетов двух компаний, которые прошли предварительный отбор и выбили из состязания конкурентов. При этом не будут имитироваться боевые действия, а вместо этого ВВС сосредоточатся на оценке возможностей использования аппаратуры связи, датчиков, передачи данных и на технических параметрах ремонта и поддержки работы самолетов. Применение вооружений отработали уже в ходе учений в августе прошлого года.


Речь идет об оставшихся в гонке самолетах АТ-6 «Росомаха» (AT-6 Wolverine) компании «Текстрон» (Textron) и А-29 «Супер Тукано» (A-29 Super Tucano) от компаний-партнеров «Сьерра Невада» (Sierra Nevada Corporation — SNC) и «Эмбраэр» (Embraer). Выбыли из соревнования самолеты «Скорпион» (Scorpion) от компании «Текстрон» и АТ-802Л «Лонгсворд» (AT-802L Longsword), разработанный компаниями «Эйр Трактор» (Air Tractor) и «Л3 Технолоджис» (L3 Technologies).


В феврале этого года также ходили слухи, что две южноафриканские компании «Эросуд» (Aerosud) и «Парамаунт груп» (Paramount Group) тоже хотели бы побороться за американский контракт и предложили на рассмотрение свой самолет «Мвари/Бронко II» (Mwari/Bronco II), который создавался с участием компании «Боинг» (Boeing) и может быть вооружен боеприпасами этого же производителя.


Надо сказать, что A-29 уже закупались ВВС США для тренировки и использования в военно-воздушных силах других стран. Например, эти самолеты применяются афганскими ВВС, а осенью прошлого года ВВС Ливана получили первые два из шести самолетов А-29. Но также и в самих ВВС США есть тренировочные версии AT-6, на которых обучаются пилоты. Между компаниями «Бичкрафт» (Beechcraft — теперь часть «Текстрон») и «Сьерра Невада»- «Эмбраэр» c 2010 года идет упорная борьба за тендеры Пентагона и обе машины хорошо знакомы военно-воздушным силам США.


А начиналось все еще как минимум в 2008 году, когда в ВВС обозначили свои критерии и требования к легким штурмовикам. Критерии эти были очень жесткими. Самолеты должны были летать при высоких температурах, садиться и взлетать на коротких неподготовленных взлетно-посадочных полосах с неудобным покрытием, садиться при отсутствии наземных радиотехнических средств, не нуждаться в серьезном ремонте на передовых базах, пилоты должны были иметь хороший обзор. Список можно продолжать очень долго.


В планах была закупка около 200 машин, но бюрократия, отсутствие четкой концепции применения на поле боя, сокращения военного бюджета и неразбериха в разных ведомствах привели к тому, что программа забуксовала. Кстати, противодействие программе оказывали и такие авиастроительные гиганты как «Боинг» и «Локхид» (Lockheed), которым не улыбалось появление на рынке эффективных дешевых турбовинтовых самолетов поддержки наземных сил взамен их дорогостоящих реактивных машин.


С избранием Трампа все изменилось. Программа под названием OA-Х (Observation Aircraft, Experimental — самолет наблюдения экспериментальный) получила второе дыхание, хотя надо отметить, что сегодняшняя попытка определиться с легким штурмовиком будет уже как минимум шестой в 2007 года для министерства обороны США.


Попытки объяснимы. Американцам стали нужны легкие ударные турбовинтовые самолеты для борьбы с нерегулярными и слабо вооруженными формированиями в ходе конфликтов так называемой низкой эффективности. Дешевые, неприхотливые, способные долго находиться в воздухе рядом со своими наземными подразделениями для прикрытия, имеющие в запасе самые разные виды вооружений. Такие самолеты могли бы применяться в Афганистане, Ираке, Сомали, на Филиппинах и так далее.


Цена — очень важный критерий. Стоимость часа полета F-35 оценивают в 42 тысячи долларов, стоимость реактивного штурмовика A-10 «Бородавочник» (A-10 Thunderbolt (Warthog)) — от 10 до 18 тысяч долларов, а стоимость турбовинтового штурмовика — всего от 1 до 5 тысяч долларов. И это не говоря уже о стоимости самих самолетов и подготовки пилотов.


Впрочем, с пилотами, ремонтом и запчастями не все так просто. Скорее всего все это придется, по крайней мере на первых порах, делегировать частным подрядчикам, пока ВВС не наладят, если сочтут нужным, всю систему поддержки этих легких штурмовиков. Использование частников может выйти дороговато и в какой-то мере уменьшит экономический эффект.


Другая проблема заключается в том, что турбовинтовой штурмовик должен в теории заменить на поле боя реактивную рабочую лошадку войны A-10 «Бородавочник». A-10 в ближайшие годы может быть выведен из состава ВВС, планировалось его списание к 2022 году, но сегодня среди американских военных звучат все чаще голоса в его защиту и в пользу пересмотра планов.


Легкие штурмовики хороши для борьбы с партизанами разных мастей, но не для борьбы с регулярными подразделениями стран, обладающих современными развитыми вооруженными силами. По мнению американских военных экспертов, речь идет, безусловно, о таких вероятных противниках США как Россия и Китай, а A-10 был в свое время рассчитан как раз на уничтожение советской бронетехники. Так что вполне возможно, что из-за обострения отношений США с Россией и частично с Китаем, у легкого штурмовика не такие уж и радужные перспективы.


Тем не менее, у США есть еще один повод для закупки легких штурмовиков. Они хотят снабжать ими своих союзников по всему миру. Особенно тех, кто не в состоянии платить за F-35 или за создание необходимой инфраструктуры для самолетов четвертого или пятого поколения.


По мнению американских генералов, штурмовики — это не столько вопрос огневой мощи и эффективности борьбы с повстанцами и террористами, сколько возможность завлечь союзников в «сеть противодействия насилию». Штурмовик должен олицетворять новый формат ведения бизнеса, когда партнерам продают не «стреляющее железо», а «инструмент сетевой коммуникации».


Собственно, именно поэтому в грядущих учениях весной и летом этого года столько внимания будет уделяться не столько бомбам и ракетам, сколько датчикам, каналам связи и оценке способности аппаратуры делиться информацией с другими игроками театра военных действий.


В августе прошлого года в ходе первой фазы учений и испытаний всех четырех самолетов-претендентов на полигоне в США присутствовали представители военно-воздушных сил пяти стран. Каких именно, правда, не уточняется.


Но можно вспомнить, что в 2017 году Трамп подписал с Саудовской Аравией ряд договоров и меморандумов по двухстороннему военно-техническому сотрудничеству. В рамках этих договоренностей речь в том числе шла и о поставках в Саудовскую Аравию легких штурмовиков на сумму в два миллиарда долларов. Конкретные модели машин тогда не оговаривались, но есть основания предположить, что это могут быть самолеты, которые ВВС США закупят по программе OA-Х.