В военно-морских силах США были созданы специальные экспериментальные команды, которые занимаются анализом возможного размещения наземных вооружений на кораблях флота. Речь идет в первую очередь о применении артиллерийских орудий, реактивных систем залпового огня, средств радиоэлектронной борьбы, «умных» снарядов с собственными системами наведения. В свою очередь ВМС США хотели бы видеть активное применение армией противокорабельных ракет с берега и готовы с помощью своих средств наводить береговую артиллерию на морские цели.


Вся работа по оценке возможностей симбиоза ВМС и сухопутных сил идет в рамках стратегии ведения комбинированного боя (Multi-Domain Battle — одновременное ведение боевых действий в различных сферах: на суше, море, в воздухе, космосе, киберпространстве и электромагнитном спектре) с технологически равным противником.


Если раньше ВМС США были уверены в своем тотальном превосходстве в море, то теперь они ищут любые технические возможности, чтобы увеличить огневую мощь в борьбе с флотами других государств, то есть повысить вероятность потопления или вывода из строя кораблей врага, а также хотели бы видеть применение наземного артиллерийского опыта в качестве дополнительной защиты от атак на американские корабли. По сути, палубная «умная» артиллерия должна вести заградительный огонь и служить своего рода перехватчиком противокорабельных ракет противника.


Вся эта теория будет обкатываться уже на практике в ходе грядущих крупнейших в мире летних военном-морских учениях RIMPAC-2018 в Тихом океане. Командующий Тихоокеанскими вооруженными силами США адмирал Гарри Харрис (Harry Harris) подчеркивает, что в 2020 году Китай обойдет Россию и станет обладателем второго самого мощного военного флота в мире, если оценивать по количеству современных подводных лодок и фрегатов, и что тем временем Россия активно модернизирует свой существующий флот. Именно поэтому США, по мнению адмирала, необходимо срочно наращивать возможности ведения комбинированного боя на море и разрабатывать соответствующую тактику. Сегодня американские военно-морские силы сосредоточены на экспериментах в первую очередь в тихоокеанском регионе, где США бросает вызов Китай.


Харрис также отмечает, что ВМС и армия США должны интегрировать свои системы обнаружения и захвата целей, совместить системы управления непосредственного ведения огня. В ходе летних учений RIMPAC-2018 будет протестирована работа береговых противокорабельных ракет, а в рамках предыдущих учений на Аляске самолеты F-18 ВМС США предоставляли информацию по целям для береговой артиллерии. Ожидается, что учения RIMPAC-2018 выведут интеграцию армии и ВМС на новый уровень.


Разработчики стратегии ведения комбинированного боя не скрывают, что их сегодняшние выкладки о возможном будущем противостоянии с Россией и Китаем являются прямым продолжением наработок времен холодной войны, а именно стратегии совмещения наземных и воздушных атак (AirLand Battle Strategy) в Восточной Европе против наступающих советских войск.


Подразумевалось, что и тогда и сейчас в ходе комбинированного боя противник будет вынужден бороться против одного из вида атак и в это время ослабит свои возможности в противодействии по другим направлениям. Изматывание врага по всем технологическим фронтам должно в итоге дать американцам «окно возможности» для нанесения сокрушительного удара хотя бы по одному направлению.


В прошлом месяце стало известно, что министры сухопутных сил, флота и военно-воздушных сил США регулярно собираются втроем на завтраках и обсуждают, какие совместные усилия можно предпринять для повышения обороноспособности страны и от дублирования каких процессов стоит избавиться. В частности, речь заходит о том, что приоритет номер один сегодня для США — это внедрение высокоточного оружия дальнего действия. Армия и флот хотят видеть противокорабельные комплексы Long Range Precision Fires Missile (LRPF), которые бы поражали корабли противника на расстоянии в сотни километров.


Что касается радиоэлектронной борьбы, то компания «БАЕ Системс» (BAE Systems) пытается продать ВМС США свое очередное изобретение — микроволновую пушку, которая бы выводила из строя электронику врага и могла бы стать средством борьбы против роя дронов, беспилотных катеров и даже систем наведения ракет противника. Детали переговоров ВМС и компании неизвестны, но разработчики признаются, что пока не испытывали свое оружие в морских условиях. Плюсы же, по их мнению, заключаются в том, что разработки могут быть легко установлены на существующие системы вооружения на американских кораблях и кораблях союзников, «электромагнитные импульсы стоят дешево» и не зависят от погодных условий, в отличие от тех же военных лазеров.


Другая популярная тема — это вооружение кораблей рельсотронами. Новая вспышка интереса к этому вида оружия возникла в феврале этого года после того, как в прессу попали фотографии китайского большого десантного корабля «Хайяншань» типа Type 072-III водоизмещением семь тысяч тонн. На палубе корабля было размещено нечто, напоминающее военным аналитикам электромагнитную пушку. Китайские СМИ со ссылкой на представителей военных кругов писали, что были проведены десятки тысяч тестов систем рельсотрона сначала у причала, а затем и в Восточно-китайском море.


Проводились ли реальные стрельбы снарядами или же пока ограничились испытанием систем подачи тока, остается загадкой. Слухи о том, что Китай работает над созданием рельсотрона муссируются уже как минимум с 2005 года. Если Китай действительно проводил стрельбы, то Поднебесная стала первой страной в мире, кто испытал подобное оружие в море. США планировали в этом году поставить рельсотрон на свой новейший корабль «Замволт», но в итоге отказались от этой затеи ценой в 500 миллионов долларов.


Впрочем, не всех экспертов воодушевляет рельсотрон на кораблях. Карлтон Мейер (Carlton Meyer), бывший офицер Корпуса морской пехоты США и участник боевых действий, считает всю идею с рельсотронами и лазерами на флоте одной большой схемой по выбиванию денег из бюджета. Например, бывший руководитель военно-морскими операциями Военно-морских сил США и страстный апологет корабельных рельсотронов адмирал Джонатан Гринерт, который в свое время призывал ВМС США вообще избавиться от пороховых зарядов, через шесть месяцев после выхода в отставку стал членом совета директоров все той же компании «БАЕ Системс».


Болванки, которые выстреливает рельсотрон, по мнению Мейера, бесполезны в морском бою, на дальних дистанциях они проявляют себя хуже по разрушительной силе, чем обычный начиненный взрывчаткой снаряд, высокая точность стрельбы болванками на огромных скоростях является просто мифом, силовая установка для рельсотрона подвержена целому ряду технических проблем, заявленные разработчиками скорости в 7 Махов не достигаются на деле, а ствол после ряда выстрелов приходит в негодность. На болванках нельзя установить системы навигации и как средства ПВО они бесполезны, не говоря уже о том, чтобы нанести серьезный урон кораблю противника в морском бою на большом расстоянии. Мейер даже разбирает по косточкам промо-видео компаний, создающих рельсотроны, и уличает их в том, что они используют кадры из роликов, где изображены пороховые заряды.


Сегодня Мейер предлагает не мудрствовать лукаво, а устанавливать на кораблях танковые орудия, которые выстреливают снаряды на сопоставимых с рельсотроном скоростях (например, 120-мм танковая пушка «Рейнметалл» (Rheinmetall) или Rh120), или же вернуться к идее еще 1970-х годов, когда проходила испытания пушка Марк 71 (Mark 71) с крупным калибром в 203 мм. Орудие может не впечатлять современных фанатов палубной артиллерии, но свои тяжелые дешевые и начиненные взрывчаткой снаряды, которые можно оборудовать системой навигации для высокой точности, более компактная Mark 71 доставит дешевле, с лучшим эффектом, и даже быстрее и дальше, чем предлагаемые сегодня варианты рельсотронов. Тогда, риторически восклицает Мейер, правда, не будет понятно, на что адмиралам выбивать огромные деньги из бюджета.