Один или несколько из этих солдат — норвежцы, они боролись под русским командованием в Сирии, это была часть войны против террористической группировки ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.). Это утверждает шведский правоэкстремистский сайт, не захотевший отвечать на вопрос, являются ли солдаты также правыми экстремистами.


Солдаты позируют с автоматами АК-74 и норвежским флагом и утверждают, что в Сирии они составляли отдельное подразделение, носившее древненорвежское название «Þorbrandr» (Torbrand).


В тылу врага


По словам одного из солдат, который дал анонимное интервью сайту «Скандинависк фрихет» (Skandinavisk frihet — «Скандинавская свобода»), подразделение действовало в Сирии «зимой, весной и летом 2017 года». Интервью воспроизводится под названием «Эксклюзивное интервью: Скандинавы, которые борются против ИГИЛ».


«Весной мы вели наступление и часто были в прямом контакте с врагом и в дневное время, и когда становилось темно, ночью», — рассказывал один из солдат интернет-источнику, являющемуся органом и форумом правоэкстремистского Скандинависка Форбюндет (Skandinaviska Förbundet — Скандинавский союз) в Швеции, основанного в феврале этого года. Группа активистов Нурдиск Унгдум (Nordisk Ungdom — Скандинавская молодежь) входит в это движение в качестве молодежной организации. Обе группы — правоэкстремистские, они активны и открыто антисемитские, по словам шведского Экспо (Expo).


Сражались вместе с русскими


Солдат рассказывает, что подразделение, речь о котором идет на шведском сайте и которое именуется там «скандинавское отделение», принимало приказы от российских вооруженных сил и входило в военную командную структуру России в Сирии.


«Наше подразделение было интегрировано в российские вооруженные силы. Ведь Россия с 2015 года просила президента Сирии Башара Асада разрешить участие в войне против глобально опасной фундаменталистской террористической группировки ИГИЛ. Когда такая большая страна вступила в войну, мир увидел, что на самом деле может побороть террор. С весны 2016 года и до конца 2017 года баланс в зоне конфликта полностью изменился. Россия перебила хребет ИГИЛ в Сирии, и мы сражались с русскими плечом к плечу», — гордо рассказывал солдат сайту.


Полицейская служба безопасности (PST) заверила в ответ на запрос Aldrimer.no, что участие норвежских граждан в военных действиях за границей, может подпадать под статьи уголовного кодекса.


Впрочем, сложилось впечатление, что для PST представляется совершенно неинтересным комментировать тот факт, что норвежские солдаты, потенциально симпатизирующие правым экстремистам или связанные с ними, могли сражаться на российской стороне во время войны в Сирии.


Большинство из Скандинавии


По словам солдата, который не называет свою национальность, но который косвенно описывается как норвежец, характеризует подразделение, в которое он входил, «как мотопехоту», которая, тем не менее, также имела доступ к танкам и «тяжелым вооружениям».


— В подразделении были добровольцы, большинство из Европы. Оно было больше известно как «секция» и называлось «Þorbrandr», — рассказывает солдат.


— А в твоем подразделении были еще солдаты из Норвегии или Скандинавии?— интересовался сайт.


— Командира Þorbrandr звали Norðmaður, он норвежец. Большинство членов секции из скандинавских стран — Норвегии, Швеции и Исландии, — ответил солдат.


Норвежские названия файлов


Некоторые фотографии, опубликованные правоэкстремистским сайтом, который утверждает, что на них норвежские и скандинавские солдаты в Сирии, имеют норвежские названия файлов. Aldrimer.no также проанализировала метаданные фотографий с помощью программы exif viewer. Оказалось, что некоторые фотографии сделаны в апреле и мае прошлого года, что подчеркивает версию, названную в интервью, о том, когда подразделение, якобы, было активно в Сирии.


Но другие фотографии, особенно те, на которых сами солдаты, оказались очищенными от метаданных.


По словам солдата, секция была наиболее активна три первых месяца, основное внимание уделялось сбору разведывательной информации и определению мест дислокации врага, количества пехоты ИГИЛ и способу ведения боевых действий в том районе Сирии, где подразделение было задействовано.


Использовались беспилотники


«От нас требовалось передвигаться за линией фронта и работать тайно, под покровом ночи. Часто для сбора нужной информации мы использовали дроны. Потом мы могли планировать, как подразделение могло захватить важнейшие опорные точки, контролируемые ИГИЛ», — рассказывал солдат правоэкстремистскому сайту.


Скандинавское подразделение утверждает также, что получало российскую артиллерийскую поддержку, когда пошло на захват лагеря ИГИЛ однажды ночью летом прошлого года.


«В темноте мы подползли довольно близко к лагерю. Наша задача была определить количество солдат ИГИЛ, какое у них оружие и, если возможно, направлять и корректировать артиллерийский огонь российских сил, находившихся на расстоянии выстрела. Это был довольно большой лагерь, там было примерно 50 бойцов ИГИЛ, несколько танков и вездеходов. «Norđmađur» решил просить огневую поддержку, — утверждал солдат и добавил, — Чуть позднее лагерь уже горел. Склад загорелся и взорвался. Ящики с боеприпасами взрывались, взрывались снаряды. Примерно половина игиловцев пережила обстрел, но когда они вышли из всего этого хаоса, — вы бы их видели…»


Убегающих солдат они убивали


По словам солдата, норвежский командир приказал отделению убивать бегущих солдат ИГИЛ.


«Те враги, что выжили и могли самостоятельно передвигаться, пытались спастись. «Norđmađur» дал приказ подразделению предотвратить побеги. Приказ был выполнен образцово», — рассказал солдат, имя которого не было названо, сайту Skandinavisk frihet.


Aldrimer.no обратился в Skandinaviska Förbundet с вопросом, нельзя ли получить контакты анонимного солдата, проинтервьюированного в статье, или получить ответы на вопросы по теме от редактора сайта или автора статьи. Мы спросили также, является ли человек, давший интервью, или другие из скандинавского подразделения активными в союзе и/или в Nordisk Ungdom.


Обращение осталось без ответа.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.