По словам министра обороны Сергея Шойгу, в ходе учений будут задействованы около 300 тысяч российских военнослужащих, более тысячи самолетов, Тихоокеанский и Северный флоты, все Воздушно-десантные силы, в том числе 30 самолетов и вертолетов, монгольские и китайские войска. Эти силы якобы будут проводить учения в условиях, близких к реальным боевым действиям. Наблюдатели, естественно, сосредоточились на размерах и масштабах учений, а также на участии Китая, но есть и другие аспекты.

Очевидно, что Россия имитирует крупномасштабную войну. Но поскольку Россия продолжает противостоять на Западе НАТО и Украине, учения «Восток-2018», скорее всего, подчеркнут и таким образом проверят стабильно развивающийся потенциал России по мобилизации всего резерва и многочисленных военных, находящихся в ее распоряжении, наряду с гражданской администрацией.

Кроме того, поскольку все учения неизменно проводятся параллельно или включают элементы ядерных учений, и в них участвуют два российских флота, способных применить ядерное оружие, данные учения являются еще одним примером отработки условий для ядерных операций.

Глобальная война, вероятно, включает применение ядерное оружие

В силу места проведения учений — в Азии, Россия может минимизировать необходимость оповещения западных наблюдателей о происходящем и обойти существующие договоры. Поэтому есть все основания полагать вместе с российским военным корреспондентом Павлом Фельгенгауэром, что Москва отрабатывает сценарий глобальной войны наряду с другими более мелкими сценариями, которые могут в него встраиваться.

Такой сценарий, вероятно, включает применение ядерного оружия и существенную гражданскую и военную мобилизацию, направленную против НАТО. Использование воздушно-десантных войск также предполагает, что первоначальный период войны будет включать в себя воздушные вторжения, что Украина должна принять к сведению, поскольку воздушно-десантные операции являются давней советской визитной карточкой.

Включение китайских сил означает больше, чем просто сигнал об отсутствии враждебных намерений [России к Китаю] или подозрений относительно китайских возможностей и целей, как это произошло на учениях «Восток-2010».

В сочетании с растущей идентичностью внешней политики обеих стран и приближением времени поставок Китаю российских истребителей Су-35 присутствие Китая на учениях подтверждает замечания российского аналитика Василия Кашина о том, что эти учения указывают на декларацию о российско-китайском военном альянса.

Москва и ранее стремилась к такому союзу, и чтобы соответствовать российско-китайским требованиям к формированию альянса, совсем не обязательно нужен официальный документ, подобный Вашингтонскому договору НАТО.

Токио нечем похвастаться за свои усилия

Эти вопросы включают в себя большинство оценок, высказанных западными наблюдателями по данному вопросу. Но есть два существенных вывода в связи с проведением учений «Восток-2018».

Во-первых, в Азии стремление Японии к сближению с Россией, основанное на предположении, что в российско-китайских отношениях существует брешь, которую Япония может увеличить и использовать в своих интересах, в очередной раз было перечеркнуто. Несмотря на шесть лет усердного заигрывания с Россией, Токио по-прежнему нечем похвастаться.

Более того, эти учения наглядно и демонстрирует растущую близость между Москвой и Пекином. «Восток-2018» предполагает, что Токио должен переосмыслить ориентированную на Россиию политику, которая, как представляется, все больше основывается на ожиданиях и иллюзиях. И за пределами Японии вся Азия (и, возможно, Австралия) должны учитывать этот вероятный [российско-китайский] альянс как фактор при оборонном планировании.

Военно-морское развертывание как результат типичной паранойи

Второй существенный вывод, который можно сделать в связи с проведением учений «Восток-2018», напрашивается из того, что фактически уже происходит в Средиземном море у берегов Сирии. Москва сфабриковала версию о том, что Запад готовится нанести удар по Сирии с использованием химоружия и приписать его режиму Асада, а затем под этим предлогом нанести удар по режиму.

Основываясь на этой теории, являющейся типичным сочетанием паранойи и лжи, Россия развернула группировку кораблей Северного и Черноморского флотов и средиземноморской эскадры у берегов Сирии. На вооружении флота стоят ракеты «Калибр», способные нести ядерные боеголовки. Все это сделано, предположительно, для сдерживания НАТО и подготовки к российско-сирийской атаке на Идлиб — последний оплот сирийских повстанцев.

Скорее всего, учения в средиземноморье являются частью «Востока-2018», потому что перебрасывать эти флоты на Дальний Восток совершенно нецелесообразно.

Москва, возможно, планирует еще одну операцию на Украине

Москва использовала свой потенциал быстрого развертывания [Вооруженных сил], чтобы сдержать НАТО, угрожать применением ядерного оружия и оттеснить альянс от Восточного Средиземноморья и Черного моря. Но это развертывание [войск] может также быть частью подготовки к проведению новой операции против Украины.

Учитывая блокаду Москвой Азовского моря и препятствованию украинскому судоходству в регионе, а также продолжающуюся подготовку и развертывание Россией вооружений и сил в этом районе, нельзя исключать еще одного вторжения России на Украину для укрепления сдерживающего фактора, направленного против НАТО.

Поэтому эта причудливая теория о химическом оружии, вероятно, является дымовой завесой, чтобы скрыть еще одну задачу «Востока-2018», а именно переброску ядерного флота в Средиземное море, чтобы удержать НАТО от противодействия нападению на Украину и запугивания применением ядерного оружия.

Это соответствовало бы опасениям, что «Восток-2018» — это репетиция большой, глобальной войны. И это также продемонстрировало бы Москве степень ее возможностей для одновременной и быстрой мобилизации и переброски на большие расстояния крупных соединений Вооруженных сил, возможно, даже при участии Китая. В этом случае значение учений «Восток-2018» даже значительнее, чем ранее предполагали.

Для западных специалистов по оборонному планированию это является безошибочным примером раннего предупреждения и должно оцениваться в этом контексте.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.