Поскольку в этом году День Независимости Украины может пройти без традиционного военного парада, а наших защитников призывают чествовать каким-то другим оригинальным способом, Укринформ нашел такой способ и приобщился к нужному делу. В редакционном спецпроекте мы рассказываем о нескольких знаковых военных формированиях ВСУ в регионах, благодаря которым и имеем сегодня Независимость.

На Закарпатье это — 128-я отдельная Закарпатская горно-штурмовая бригада. В нашем специальном рассказе — о том, почему до недавнего времени эта бригада называлась «Туркестанской», а сегодня неофициально именуется «Закарпатским легионом», как военнослужащие 128-й ОГШБр сами разработали свои знаки различия и какая награда в бригаде иногда важнее министерской. А также — за что и почему в Серебряной закарпатской бригаде награждают детей.

Мы встречаемся с военными в Мукачево, в военном городке, одном из нескольких, где базируется бригада на месте постоянной дислокации на Закарпатье (кроме Мукачево, гарнизоны 128-й есть еще в Ужгороде и Виноградове, в прошлом году заговорили было о том, что восстановят военный городок и в Берегово, но — не случилось). Военные в Мукачево сейчас заняты важным делом — здесь проводят реконструкцию музея 128-й ОГШБр, говорят, для того, чтобы было где воспитывать молодежь на примере современных героев. А где их на Закарпатье искать, как не в 128-й бригаде, которая одной из первых стала на защиту границ страны на Луганщине, сражалась с врагом на подступах к ДАПу, держала Дебальцевский плацдарм?

Проект музея разработала специально для бригады студентка художественного института Иванна Джуранюк, средства на него будут искать у меценатов, а после завершения включат в перечень местных туристических маршрутов.

Под будущий музей отвели одно из помещений на территории воинской части. Собственно, здесь до недавнего времени и был музей бригады — такой типичный, в «советском» стиле: со стендами, фотографиями и вырезками из газеты «Правда» на стенах. Сейчас все это со стен сняли, после ремонта это добро заменят плазмами и интерактивными материалами с QR-кодами. А перед самим зданием мукачевские военные планируют установить аллею памяти погибшим в российско-украинской войне 2014 года, с высеченными на стелах их именами. Здесь каждую неделю будут править панихиду.

— Музей бригады, — я свое мнение относительно этого высказал еще когда только обсуждали эту идею, — говорит заместитель командира бригады подполковник Евгений Бондарь, — это не специальная комната, где ветераны бригады могут чествовать свое коммунистическое прошлое. Это музей для молодежи, которую надо воспитывать на современном примере, современной войне и современных героях. Хотя мы учли пожелания ветеранов — в одном из залов будет отражена история дивизии с момента ее создания — с 1922 года.

ОСТАЛИСЬ «ЗАКАРПАТСКИМИ»

Спрашиваю у военных, ассоциируют ли себя сегодня с исторической бригадой, которой уже 90 с лишним лет, и которая до недавнего времени называлась Туркестанской.

— Нет, не ассоциируем, хотя уважаем историю бригады, — говорит подполковник Бондарь.

— В историческом формуляре, — продолжает он, — есть дата создания бригады — 1922 год, мы от этого не отходим, потому что это, в конце концов, никто не отменял. Но мы понимаем, что и историческая бригада с 1922 года по 2014 — это одно, а начиная с этого времени — это совсем другое формирование. Мы пока оставили за собой наименование «Закарпатская» — оно появилось после ликвидации паводков в 90-х, когда наши военнослужащие помогали гражданским бороться с последствиями стихии. До этого это формирование называлось «128 туркестанско-закарпатская механизированная дивизия». Мы пережили с тех пор много переименований, но до последнего остаемся «Закарпатской бригадой». Это — наш дом.

- А вы, кстати, до сих пор бригада без имени. Звание «имени Карпатской Сечи» в прошлом году взяли себе пограничники — Мукачевский отряд…

— Это звание долгое время сватали нам — здесь, мол, была Карпатская Сечь, у вас, так давайте вы будете бригадой имени Карпатской Сечи. Причем здесь одно к другому — бригады здесь и близко не было во времена Сечи, бригада здесь начала дислоцироваться после Второй мировой. Потом было еще предложение: «А давайте вы будете имени Олексы Довбуша». Но нам не нравилось, что это все притянуто за уши. Поэтому мы стояли на том, что мы — «Закарпатская». Или как вариант — Серебряная (это касается метафоры: Закарпатье — Серебряная земля). Но мы в этом видим еще и такой символизм, что если бригада серебряная, так она, значит, вторая, а кто тогда золотая, то есть первая?

- Ого, как у вас все сложно!

— Ой, не говорите! — присоединяется к разговору начальник группы гражданско-военного сотрудничества 128 ОГШБр Наталья Мещерякова. — Но на самом деле у всех бригад беретные знаки, шевроны золотого цвета, а у нас знак серый, не желтый, и мы этим действительно отличаемся.

- А назваться именем кого-то из погибших героев уже в этой войне — не рассматривали такой вопрос?

— Этот вопрос не поднимался, вот батальон имени Кульчицкого назван так, потому что там в бою погиб командир, у нас, слава Богу, все командиры живы. Они имеют отличия Героев Украины — это Сергей Шаптала, Василий Зубанич, Сергей Собко, но ни один из них не согласится, чтобы его именем назвали формирование. Поэтому, пока так и живем, — улыбается Евгений Бондарь.

ПЯТЬ ГЕРОЕВ УКРАИНЫ И ОДИН ТАНК

Мы обходим помещение будущего музея — Наталья Мещерякова показывает, что и где здесь скоро будет, на чем хотят акцентировать, чтобы посетители поняли военных. Тем временем успеваем поговорить об основных событиях из жизни 128-й бригады с 2014 года и до сегодня.

— Бригада горной пехоты держит оборону на Донбассе с первых дней противостояния. Батальонная тактическая группа, в состав которой входили подразделения бригады, зашла на Луганщину весной 2014 года. Дальше был Луганский аэропорт, коридор к которому «прорубался» под командованием будущего Героя Украины подполковника Василия Зубанича. Бригада принимала участие в многомесячном удержании Дебальцевского плацдарма и выходила из окружения под командованием будущего Героя Украины полковника Сергея Шапталы. Подразделения бригады последними под огнем оставляли позиции. Потом снова была оборона рубежей на Луганщине и удержание позиций вокруг Донецкого аэропорта. В прошлом году бригада держала линию разграничения возле оккупированной Горловки. Подлинно народной стала история с захватом российского танка Т-72 с российскими документами и «сухпайками», который как-то ночью «похитили» на передовой шестеро артиллеристов 128-й бригады. Эта вылазка украинских военных была даже экранизирована, так сказать: позже Юрий Журавель создал на основе этой истории мультфильм — «Как козаки комбригу танк подарили».

— Мы установим карту Донецкой и Луганской областей с отмеченными точками — где, когда дислоцировалась бригада, какие удерживали позиции, где и какие шли бои. Тут, — показывает Наталья на стену, — будет большая плазма, где постоянно будут крутить сюжеты, снятые о 128-й бригаде журналистами — это все есть в наших архивах, еще планируем обратиться на каналы, чтобы нам дали видео с архивов в лучшем качестве. Будет также зал с фото, среди которых работы укринформовца Сергея Гудака. В третьем зале на большом экране будет история бригады с момента создания дивизии в 1922 году до сегодня. Отдельный зал планируем посвятить взаимодействию военных с обществом — волонтерами, журналистами, капелланами.

— Этот акцент на сотрудничестве очень важен, — присоединяется к разговору Евгений Бондарь, — как мы помогали обществу, как общество помогало нам. Ведь Вооруженные силы для общества и до 2014 года работали будь здоров — и от паводков спасали, и сугробы разгребали, и дороги строили… Но до 14-го года как-то было такое отношение в народе, мол, мы армию зря кормим. А настал 2014-й, и это отношение кардинально изменилось. Поэтому и стремимся показать эту линию: обязательно ли, чтобы ценить свою армию, надо, чтобы началась война?

— Для Закарпатья этот музей очень важен, потому что здесь до сих пор нет какой-то постоянной экспозиции, посвященной украинско-российской войне. Есть разве что комната «Музей АТО» в Мукачевском замке, но настоящего музея с собственной концепцией нет, а он сегодня очень нужен, — акцентирует подполковник Бондарь.

КТО СОЗДАЛ «ЗАКАРПАТСКИЙ ЛЕГИОН»?

Мы выходим из здания будущего музея, оказываемся на плацу перед огромными бордами с надписями «Закарпатский легион» и «Лем ми!». Расспрашиваю об их происхождении.

— Название «Закарпатский легион» «прилепилось» к нам во время Дебальцевских событий, — вспоминает Евгений Бондарь. — Тогда в боях участвовало много именно закарпатских формирований, среди военных было много местных парней, часто с венгерским, словацким, румынским происхождением. А поскольку тогда шли серьезные радиоперехваты, мы, чтобы не терять информации, говорили в эфире на своем языке. Потом уже наши перехватили подслушанную у врагов инфу, что, мол, здесь к укропам заехал иностранный легион и они общаются на непонятном языке. Так это слово «легионеры» вошло в наш контекст, а впоследствии к бригаде прицепилось и название «Закарпатский легион».

- Интересная история. А еще тогда в сети активно распространяли шутку о том, что сепары не понимают закарпатцев из-за местного говора, на котором те общаются. Выходит, в этой шутке тоже есть доля правды?

— Да, было и такое. А вообще и говор, и венгерский язык нам очень помогали, потому что среди сепаров нет таких, кто бы нас понимал, — вспоминает Евгений Бондарь.

По его словам, уже позже в бригаде начали думать и над собственным девизом, так появилось «Лем ми!» (с закарпатского диалекта — «Только мы!»).

— У десантников есть девиз «Никто, кроме нас» — он известен, ну, а горные штурмовики даже не сомневаются, что никто, кроме нас, а только мы — поэтому «Лем ми!». Для многих, кто к нам приезжает, например, аудиторы из центра, — он сначала непонятен, а когда объясняем, все прекрасно воспринимают. Ну, действительно — хороший девиз, согласитесь.

- Согласна! К тому же, это еще одна ваша изюминка.

— Кроме того, у нас и ответ есть: «Кіть не ми, та нико!», то есть: «если не мы — то никто!»

- Получается вообще как приветствие-ответ.

— Да, иногда так и используем, — говорит подполковник Бондарь.

НАГРАДА, КОТОРАЯ СООТВЕТСТВУЕТ КОДЕКСУ ГОРНОГО ШТУРМОВИКА

Напоследок прошу рассказать еще об одном символе 128-й бригады — эдельвейсе. Этот горный цветок есть и на шевроне военных бригады, он же — и на бригадной награде.

— «Серебряный эдельвейс» — это бригадная награда. «Серебряный эдельвейс» ценится бойцами даже больше, чем министерские значки.

- Ого! А почему?

— Эта награда предоставляется только военнослужащим 128-й бригады. Ни волонтерам, ни меценатам ее не дают, ее нельзя купить, выпросить или договориться — только заслужить своими действиями. «Серебряный эдельвейс» — это действительно награда бойца бригады, которая отвечает кодексу горного штурмовика. Эскиз наградного знака нам разработали дизайнеры, мы издали приказ, которым ввели его в действие, определили порядок и право ношения, сделали для него устав — и используем, — говорит Евгений Бондарь.

Но в 128-й бригаде есть еще один эдельвейс — на нарукавном знаке военной формы.

— У нас есть и нарукавный знак бригады, который тоже военные между собой называют «серебряный эдельвейс». До 2018 года мы носили знак старого образца. Но сейчас уже другое время, и нарукавный знак надо менять. Ну, и взялись за эту работу. Разрабатывал эмблему Богдан Петрик, начальник пресс-службы бригады. Придуманная им эмблема очень «зашла» бойцам, так что ребята себе сразу татуировку набили! То есть, это тот символ, который стал нашей идентификацией с бригадой.

- Расскажите, что же он символизирует — ваш эдельвейсовый шеврон?

— Там, собственно, закодировано название «Закарпатская бригада». Буква Т — это международное название Закарпатской области, Transkarpatia. Также имеется стилизованный знак горной пехоты — эдельвейс (горный цветок) и две валашки (традиционные гуцульские топорики), цвета — серый и темно-серый — это цвета горной пехоты. Проблема была в том, что эмблемы горной пехоты нельзя применять, как оказалось, на шевроне — поэтому мы в конечном итоге эдельвейс переименовали в объяснении на «цветок солнца» (о Закарпатье еще говорят, что оно «солнечное»), а десять лепестков, — как десять национальностей, которые здесь проживают в области. Как бы там ни было, а на шевроне хорошо читается, что это знак Закарпатской горно-штурмовой бригады — коротко, четко и ясно. Мы год боролись за наш нарукавный знак, что нам только не предлагали — 

и валашки в другие стороны развернуть, и горы снизу дорисовать, и солнце перенести, словом, хоть как, лишь бы никак. Но в конце концов все осталось так, как мы предлагали изначально. Сейчас этот знак уже утвержден, издан указ о правилах ношения — полноцветный носится с парадной формой, защитного цвета — в оливе — на полевые занятия и для других штатных случаев.

Этот знак — не только на форме военных. Серебряный эдельвейс на знамени бригады, например, побывал в Антарктиде. Наклейки с этим знаком и лозунгом «Лем ми!» — военные носят на ноутбуках, планшетах, телефонах.

— Это вариант самоидентификации, — объясняет популярность шеврона Евгений Бондарь. — А популярность свидетельствует о том, что знак правильный и поддерживает боевой дух.

ЗА ТО, ЧТО ЖДАЛИ РОДИТЕЛЕЙ

Но есть в бригаде награда еще особеннее — ее дают детям военных за то, что ждали отцов с фронта. Это значок «За поддержку родителей».

— Идея появилась, когда мы возвращались этой весной на ротацию на Закарпатье, в места постоянной дислокации бригады. Когда готовились к торжествам, зашла речь о том, что мы всегда отмечаем и награждаем офицеров, солдат, но на торжества приглашаем также жен, детей — а они поработали в тылу не меньше, чем мы на фронте, ожидая, молясь, поддерживая морально военных. Следовательно, награду они заслужили не меньше, чем их родители — те воевали, а эти — ждали дома. Так и появилась идея наградить детей, — их поддержка очень много значит для военных, солдаты с теми письмами, рисунками и фотографиями и воюют, и спят, и живут. Поэтому мы придумали и разработали металлические значки, собрали списки и наградили детей на торжествах по случаю возвращения бригады, — говорит Евгений Бондарь.

…Я, собственно, вспоминаю тот день в марте — когда комбриг 128-й Герой Украины Сергей Собко вручал эти «знаки отличия», клал их в детские ладони, становясь на одно колено. Было очень трогательно, а как горели детские глазки!

— Мы, кстати, долго думали, что писать — первое название награды касалось только отца, но ведь есть и мамы, которые служат. Поэтому решили написать «За поддержку родителей». Будем вручать эту награду и в дальнейшем, это уже добрая традиция в бригаде, еще одна, — говорит Евгений Бондарь.

А вообще, в бригаде мечтают для детей военных создать отдельную организацию, рабочее название пока — «Юные легионеры».

— Это, как всегда, упирается в средства, но идея в работе, — говорит Бондарь. — Мы хотели бы проводить регулярные занятия и летние лагеря для детей, речь идет не о какой-то там выучке вроде быстро собрать-разобрать оружие. Панируем проводить уроки по ориентированию, дать навыки по оборудованию лагеря, основам тактической медицины, все это было бы очень полезно для детей. Собственно, относительно этого уже был разговор с местными «пластунами» — возможно, мы с ними будем сотрудничать в этом плане. А еще это была бы хорошая помощь для социальной реабилитации наших раненых — воевать они больше не смогут, а вот воспитывать собственным примером молодежь — для них это будет за честь!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.