Пока СМИ заняты сирийским кризисом и расследованием с целью подвергнуть Трампа импичменту, происходят не менее (если не более) значимые события, заслуживающие неотложного внимания Америки.

3 октября президент России Владимир Путин объявил о следующем этапе русско-китайского оборонительного альянса, заявив, что в данный момент Россия помогает Китаю в создании системы раннего предупреждения противоракетной обороны.

Таким образом, Путин опроверг мнение самодовольных экспертов, считающих альянс России и Китая маловероятным, если не невозможным. Также он увеличил потенциал российско-китайской угрозы интересам, ценностям и союзникам США.

Как отметил Владимир Путин, этот альянс многосторонний: Россия и Китай проводят совместные учения в Азии и Европе, регулярные и обширные кадровые переговоры, обучают военных друг друга. Около 3,6 тысяч китайских офицеров прошли обучение в российских военных академиях.

Кроме того, Россия и Китай продают друг другу и третьим сторонам оружие, явно чтобы напугать Америку и ее союзников. Точно так же они строят, как представляется, скоординированную систему противоракетной обороны в Северо-Восточной Азии, которая одновременно защитит их от США и позволит им угрожать Японии, а также защищать Северную Корею от того, что они теперь называют упреждающим ударом вблизи своих границ.

Китай и Россия посягают на интересы США и на морских просторах — в Южно-Китайском море, Арктике, в Черном море, Азовском море и Керченском проливе.

В то же время они принимают участие в широком спектре межправительственных встреч, совместно участвуют в глобальных международных организациях вроде БРИКС и ШОС (Шанхайская организация сотрудничества), обеспечивают взаимные экономические выгоды друг другу (например, Россия поставляет энергию Китаю в обмен на китайскую помощь и инвестиции) и продают оружие друг другу.

Китай помог России развить приоритетные арктические энергетические программы (трубопровод Ямал), а Россия, со своей стороны, позволила Китаю отправить атомные подводные лодки-ракетоносцы в Арктику.

В мировом масштабе Россия и Китай либо работают вместе, либо координируют отдельные действия, чтобы бросить вызов интересам США от Аргентины до Арктики и подорвать гегемонию доллара в международной торговле. В Европе были случаи российских информационных операций, направленных на поддержку интересов Китая против США.

Китай поддерживает политику России на Ближнем Востоке, и обе страны сотрудничают в Центральной Азии. Кроме того, Москва следует примеру Пекина по вопросам, связанным с Корейским полуостровом, и по развязыванию «гордиева узла».

Такое развитие событий не ново и формировалось в течение нескольких лет. Альянс укреплялся с 2014 года, так как глобальное присутствие Соединенных Штатов снизилось под тяжестью войны в Ираке и финансового кризиса 2008 года.

И все же немногие эксперты готовы назвать вещи своими именами и изобразить российско-китайский альянс таким, какой он есть.

Путин отказывается критиковать Трампа, в правилах которого не стесняться очернять имена своих политических конкурентов. Путин объясняет нежелание Трампа сотрудничать с ним внутриполитической борьбой Трампа в США, а не с искренним желанием взяться за Россию. Между тем, Китай явно хочет, чтобы Трампа переизбрали, потому что он, несмотря на его риторику и санкции, оказался слишком слабым и непостоянным.

Несмотря на многочисленные различия и надвигающийся импичмент, кабинет Дональда Трампа и Конгресс США должны осознать разнообразие и величину глобальных проблем, которые сейчас перед ними ставит союз Китая и России.

Москва и Пекин фактически бросили вызов Вашингтону, и он должен начать реагировать уже сейчас. По крайней мере, администрация Трампа и Конгресс должны работать вместе, чтобы укреплять наши связи по всему миру.

Неспособность принять вызов не только поставит под угрозу наши альянсы, ценности и интересы. Это также поставило бы под угрозу будущие поколения американцев, которые унаследуют бедствия как итог нашего высокомерия.

Стивен Бланк — старший научный сотрудник Американского совета по внешней политике (American Foreign Policy Council), специализирующийся на геополитике и геостратегии бывшего Советского Союза, России и Евразии. Работал в Институте стратегических исследований (Strategic Studies Institute) при Военном колледже сухопутных войск США, занимаясь исследованиями национальной безопасности России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.