За прошедший год ВМФ России предпринял ряд масштабных операций, включая развертывание авианосца «Адмирал Кузнецов» у побережья Сирии и запуск крылатых ракет с кораблей, базирующихся в Каспийском море. Возросла и активность российских подводных лодок — пусть до уровня холодной войны она не дотягивает.

Но в том, что касается морских эскапад, Москве лучше припомнить Евангелие от Матфея 26:41 — «Бдите и молитеся, да не внидете в напасть: дух убо бодр, плоть же немощна». Российский флот — это бардак. И в будущем положение дел лишь ухудшится.

Современные корабли

Поначалу российский флот унаследовал огромный современный флот надводных кораблей и подводных лодок. Однако большинство из них в скорости исчезло, поскольку поддерживать такую армаду России оказалась не под силу. Оставшиеся крупные корабли российского флота стары и находятся в сомнительном состоянии. Из двадцати четырех основных надводных военных кораблей российского ВМФ лишь три (фрегаты класса «Адмирал Григорович») заложены уже после окончания холодной войны. Большинство реликтов советского флота приближаются к концу срока службы, хотя русские и предприняли ряд усилий по переоснащению и частичной модернизации.

Корвет "Стерегущий" во время морского парада

Как долго русские смогут поддерживать авианосец «Адмирал Кузнецов» в строю без капитального ремонта — вопрос актуальный. Но несмотря на громкие обещания, адекватной замены так и не предложено. Атомный крейсер «Петр Великий» бездействовал в течение последнего десятилетия, и «Адмиралу Нахимову» по-прежнему пророчат возвращение в строй в ближайшие пару лет — но обоим кораблям уже более тридцати лет.

Будущие проекты

Если бы Москва действительно построила каждый корабль, обещанный за последнее десятилетие, российский флот вышел бы на мировой уровень. Но российское жандармское государство наживается на объявлении крупных проектов, но отнюдь не на их реализации. Фактические данные о построенных надводных кораблях на международном уровне смотрятся весьма прискорбно.

Крупнейшие успехи российского судостроения — это фрегаты «Адмирал Григорович» (водоизмещением 4 000 тонн) и «Адмирал Горшков» (5 400 тонн). Первый строился около семи лет, второй — около десяти. Два фрегата класса «Адмирал Григорович» уже вступили в строй, еще четыре строятся. Первый «Горшков» должен встать на вооружение в конце этого года, строятся еще три.

Для сравнения, на эсминец «тип 45» у англичан ушло порядка шести лет, американцы потратили четыре года на эскадренный миноносец «Арли Берк» (Arleigh Burke), японцы — четыре года на «Атаго», а китайцы — около четырех на эскадренный миноносец типа 052D. Все эти корабли примерно в два раза больше фрегатов, которые Россия к тому же никак не достроит.

Двенадцать кораблей класса «Лидер» — это эсминец водоизмещением 17 тысяч тон — с легкостью заменят существующие крейсеры и эсминцы, но нет никаких признаков того, что Кремль планирует эти корабли хотя бы заложить, а тем более построит их в разумные сроки. Недавний экономический кризис в России еще больше затуманил перспективы кораблестроения. Кроме того, захват Крыма отрезал пути для закупок за рубежом — в первую очередь это касается десантных кораблей класса «Мистраль» — хотя в какой-то момент Россия сможет рассмотреть поставки из Китая.

Подводные лодки

Российская мощь в значительной степени зиждется на атомных подводных лодках, которые играют одну из главных ролей в военно-морской доктрине страны. Атомные подводные лодки — как с баллистическими ракетами, так и в ударном исполнении — едва ли не единственное, что действительно удается российскому судостроению после окончания холодной войны. В то время как размер флотилии сократился (тринадцать ПЛАРБ, семь ПЛАРК, семнадцать многоцелевых подлодок и около двадцати дизельных), российский ВМФ приложил немало усилий, чтобы обеспечить должную замену. Восемь подводных лодок класса «Борей» (три уже в эксплуатации, еще пять строятся) послужат в обозримом будущем надежным сдерживающим фактором, а семь атомных подводных лодок класса «Ясень» обеспечат современное дополнение к существующему флоту подлодок класса «Барракуда» (Sierra), «Антей» (Oscar) и «Щука» (Akula).

У русского флота выдался интересный двадцатый век. В 1905 году Россия была заслуживающей доверия военно-морской державой второго эшелона, имея значительные современные флоты на Балтике, в Тихом океане и в Черном море. Гибель двух флотов от рук японцев спровоцировала кризис, но через тринадцать лет после поражения при Цусиме Россия ввела в эксплуатацию семь дредноутов, несмотря на хаос Первой мировой войны. Тем самым Россия встала на один уровень с Францией и Италией, но значительно уступала Великобритании, Германии, Японии и США.

Большевистская революция, по сути мало чем отличающаяся от распада Советского Союза, повлекла за собой консолидацию существующих сил и вынужденный отказ от постройки новых судов. Как и Российская Федерация, Советский Союз первые двадцать лет своего существования провел, не имея четкой концепции развития военно-морского флота. К масштабной программе строительства удалось приступить лишь накануне Второй мировой войны. Война эти планы скомкала, но при этом внесла некую ясность: сила и безопасность России коренятся в сухопутных войсках, а не во флоте. Однако во время холодной войны Советский ВМФ неуклонно рос, в какой-то момент обогнав по мощности французский и британский флот и выйдя на второе место в мире.

А потом все снова рассыпалось. Россия не смогла ни сохранить флот, доставшийся в наследство от СССР, ни тем более позволить себе должные темпы нового строительства, чтобы поддерживать военную промышленность в добром здравии. Последовала смертельная спираль: стоимость обслуживания старых кораблей росла по мере их старения, новые запаздывали, а качество ремонта и строительства упало. Несколько лет финансового кризиса из-за санкций и снижения цен на нефть — и всякие признаки жизни угасли, не считая строительства подводных лодок.

Международные сравнения России будут не пользу. К тому времени, когда Россия введет в эксплуатацию свой второй авианосец, у Китая их будет уже три. У Индии же будет минимум два — равно как и у Великобритании. По обычным надводным кораблям ситуация еще более плачевная. Как отмечалось выше, Франция, Великобритания, Япония и Китай за последние десять лет заказали ряд крупных военных кораблей, которые явно превосходят устаревшие российские налоги по техническому оснащению. Контраст с Китаем покажется особенно резким: Россия с 2000 года ввела в эксплуатацию пять надводных кораблей (три из которых заложены еще в советский период), Китай же — около сорока. В ближайшие несколько лет пропорция лишь усугубится.

Как отмечал Дмитрий Горенбург, военно-морские амбиции Москвы кажутся до боли нереальными. Не восстановив свое судостроение, Россия не сможет конкурировать с Китаем, Японией или Южной Кореей. А восстановить судостроение Россия не сможет, пока не перекроит всю экономику. Несмотря на колоссальные расходу на оборону, Россия сможет конкурировать лишь в отдельно взятых дисциплинах — атомные подводные лодки, атомные подводные лодки с баллистическими ракетами, средние фрегаты и корветы. С другой стороны, российский ВПК проделал достойную работу по установке на существующие платформы новых ракетных технологий.

Наконец, следует упомянуть, что перед современной Россией стоят те же морские вызовы, что и перед ее предшественниками — Советским Союзом и Российской Империей. ВМФ России разделен между четырьмя различными флотами (Черноморский, Балтийский, Северный и Тихий) — причем оперативно помочь другим не сможет ни один из них. Отправка «Адмирала Кузнецова» в Средиземное море и обратно без серьезной поломки уже считается крупным достижением. И сравните с Китаем, который поддерживает три региональных флота на небольшом расстоянии друг от друга.

Короче говоря, российский флот в аховом состоянии, и восстановить его России не по зубам. В обозримом будущем России придется ограничиться жизненно необходимыми военно-морскими проектами, которые к тому же ей удаются. Это означает атомную флотилию подводных лодок для сдерживания угроз и небольшой надводный флот, на который ляжет бремя текущих операций. Рассчитывать на что-то еще, по всей видимости, не стоит.

Роберт Фарли — автор книги «Морской бой» (The Battleship Book).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.