Вашингтон — По словам чиновников Министерства обороны, быстро меняющаяся стратегия администрации Трампа в северной Сирии заставляет находящихся там американских военачальников принимать срочные меры, чтобы защитить свои войска от ожидаемой активизации действий военных подразделений Турции, России, Ирана и сирийского правительства, а также подконтрольных им сил. Сейчас американские военачальники считают, что эти вооруженные формирования представляют большую опасность, чем боевые отряды «Исламского государства» (ИГИЛ — террористической организации, запрещенной в РФ — прим. ред.), на борьбу с которыми они были направлены.

Командующие попросили дать руководящие указания в отношении того, как американские войска должны реагировать на нападение различных вооруженных формирований, в том числе поддерживаемых Россией сирийских правительственных войск, которые в прошлом пытались захватить территорию, удерживаемую войсками США. Но, по словам двух источников из военного ведомства, внятных распоряжений из Пентагона получено не было.

На данный момент американское командование принимает меры для того, чтобы избежать сближения и столкновений с другими войсками в долине реки Евфрат, где базируется большинство американских войск. Для этого оно в значительной степени полагается на интуицию младших командиров в зоне боевых действий и прибегает к таким мерам как предупредительные телефонные звонки официальным лицам из России и Турции и воздушное наблюдение (осуществлять которое в плохую погоду весьма затруднительно).

«Эти войска находятся в опасности без четкого понимания того, чего они должны добиться, и без политической поддержки их страны, если или, что более вероятно, когда один из этих противников США решит их атаковать, — говорит Дженнифер Кафарелла (Jennifer Cafarella), директор по исследованиям вашингтонского Института изучения проблем войны. — Эти парни оказались в одной из самых опасных точек на планете, где обстановка очень сложная и стремительно развивается».

Эти опасения возникли в результате того, что на фоне вторжения Турции в северную Сирию в октябре президент Трамп приказал вывести из страны тысячу американских военнослужащих. Несколько недель спустя Трамп одобрил план Пентагона оставить примерно 500 военнослужащих на нескольких блокпостах вокруг города Дейр-эз-Зор с целью выявления и уничтожения боевиков «Исламского государства», которое часто называют ИГИЛ.

По словам военных чиновников, хотя Трамп заявил, что американские войска присутствуют там «для охраны месторождений нефти», реальность такова, что американцы продолжают осуществлять свою прежнюю миссию — преследуют оставшиеся вооруженные формирования «Исламского государства». Американцы по-прежнему действуют совместно с союзниками из возглавляемых курдами «Сирийских демократических сил» (СДС).

Когда в начале октября американские войска отступили, в находящихся в регионе войсках был распространен военный документ, в котором их предупредили о предстоящих сложностях. «Сложность» обстановки, в которой находятся американские войска на севере Сирии, «в последние недели только возросла, поскольку многочисленные противостоящие группировки и участники постепенно наращивали свои силы в прилегающих районах», говорилось в документе, экземпляр которого попал в распоряжение редакции «Нью-Йорк Таймс» (The New York Times). Предупреждение было одним из множества документов — оперативных сводок, карт и коммюнике, в которых шла речь о передвижениях российских вооруженных формирований в районе сирийского города Манбидж и о начале военной операции Турции вдоль сирийско-турецкой границы.

До того, как поддерживаемые Турцией войска вошли на территорию на севере Сирии, которую ранее контролировали войска США, американские и российские военные отвечали за координацию военных операций в этой части страны и делали это в течение трех лет. В войсках обеих стран использовали «горячую линию связи», созданную для предотвращения и урегулирования конфликтных ситуаций, и задействовали отдельную группу планирования, используя для справки карту, разбитую на сектора, обозначенные буквами и цифрами, известную как «клавиатура». Это позволяло официальным лицам обеих стран определять место, в котором действуют войска.

Но введение сотен поддерживаемых Турцией вооруженных отрядов быстро нарушило эту устоявшуюся систему, о чем свидетельствует случайный обстрел турецкими войсками территории в районе американского блокпоста вблизи турецко-сирийской границы в начале октября. В одном из военных документов, попавших в распоряжение «Нью-Йорк Таймс», американские чиновники написали после этого обстрела, что «не могут исключить» того, что турецкие военные «снова допустят ошибку и не учтут расположение американских войск».

По словам источников из Министерства обороны, турецкие военные зачастую плохо управляют повстанцами, которых поддерживает Турция, а российские военные гораздо более надежны в навигации в таких сложных условиях зоны боевых действий.

Подчеркивая то, что обстановка в зоне боевых действий в северной Сирии постоянно меняется, генерал Кеннет Маккензи (Kenneth McKenzie), глава Центрального командования Вооруженных сил США, заявил недавно в интервью, что защита нефтяных месторождений может в конечном итоге привести к возникновению более серьезной угрозы. Речь идет об угрозе со стороны войск сирийской армии в районе к западу от Евфрата. «Я ожидаю, что в какой-то момент режим выйдет на эту территорию», — сказал генерал Маккензи.

Но пока, по словам генерала Маккензи, оставшиеся на севере Сирии американские войска, взаимодействуя с несколькими тысячами союзников-ополченцев из СДС, смогут проводить в этой части страны «эффективные» контртеррористические операции против ИГИЛ. В прошлом месяце силы возобновили операции против этой террористической организации, после того как группы боевиков ИГИЛ вновь начали действовать в условиях хаоса, возникшего в результате вторжения Турции и вывода американских войск.

«У нас достаточно возможностей, чтобы совместно с нашими партнерами по СДС очень эффективно осуществлять программу контртеррористических действий против ИГИЛ», — сказал генерал Маккензи.

Он отметил, что у США есть мощный потенциал для проведения разведывательных операций и боевая авиация для защиты американских войск, а также выполнения при необходимости задач по нанесению удара. «У нас есть все, что нам необходимо», — сказал генерал Маккензи в интервью.

Предположения о том, что сирийские войска могут выдвинуться с тем, чтобы отбить эту территорию у американцев, высказывались уже не раз.

В феврале 2018 года группировка сирийских правительственных сил численностью около 500 человек, укрепленная десятками танков, и при поддержке российских наемников атаковала газоперерабатывающий завод Коноко в районе города Дейр-эз-Зор. Находившиеся в районе американские силы специальных операций совместно с курдскими вооруженными отрядами и при поддержке американских ВВС, нанесли ответный удар, в результате которого погибли сотни бойцов и ополченцев.

Длившийся на протяжении нескольких часов бой стал для других сил ополчения в регионе четким сигналом о том, что американцы будут защищать формирования своих партнеров.

Но после многомесячной политической неразберихи в Вашингтоне и согласия Трампа на вторжение Турции в октябре остается неясным, будут ли американские войска, даже укрепленные боевыми машинами пехоты (универсальными гусеничными платформами «Брэдли), сражаться, как они это делали в прошлом, заявили чиновники.

УГП «Брэдли», добавили чиновники, были отправлены только для демонстрации решимости и не обязательно для борьбы с войсками сирийского правительства.

*ИГИЛ — террористическая организация, запрещенная в РФ (прим. ред.)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.