Временная следственная комиссия Верховной рады установила, что минирование и подрыв складов боеприпасов в Балаклее были намеренными. А большинство экспертов еще с первой минуты говорили, что поджог был умышленным — с целью сокрытия недостачи. Боеприпасы были проданы и, чтобы это скрыть, устроили пожар. Это — самая правдивая версия того, что там произошло. Тем более, что по рассказам очевидцев, накануне пожара боеприпасы из Балаклеи вывозили машинами и вагонами.

Не надо забывать, что большая часть конфликтов в разных частях мира до сих пор ведется образцами советского вооружения, начиная от автомата Калашникова и заканчивая танками Т-72 и Т-62. И так как ствол Т-72 сохранился и на Т-90, боеприпасы до сих пор подходят и к более новым моделям.

Потому выводы комиссии абсолютно реальные, так как, вероятнее всего, все подрывы происходили с согласия президента. Тем более, что все склады, где за последнее время произошли пожары, находились в центральном подчинении, то есть начальнику генштаба. И не удивлюсь тому, что всплывут интересные факты, если привлекут кого-то из высшего руководства ВСУ к ответственности — в частности, может выясниться, что сгоревшие боеприпасы не числились на балансе ВСУ. А потому сказать точно, что именно сгорело сейчас, никто не сможет.

«Черная» распродажа боеприпасов началась еще со времен Кучмы — тогда горели склады в Бахмуте, Новобогдановке, Лозовой. Все это происходило по одной простой причине — ранее на Украине при расформировании групп войск после боевых действий в Германии, Чехословакии и Польше большая часть оружия осталась у нас и у нас были миллионы тонн запасов сверх нормы. А инвентаризация и учет велись фактически по амбарным книгам. И потому, в период войны, любую недостачу запросто можно списать на диверсию и потому активно начали гореть склады, вероятно, подчищая и те недостачи, которые были ранее.

Какая сейчас ситуация с запасами боеприпасов — вопрос риторический. Потому что сегодня надо снова открывать каждый ящик и пересчитывать все снаряды заново, причем не только те, что остались на складах, но и запасы воинских частей. Точно можно сказать пока одно — боеприпасов сейчас достаточно, на ближайшие пять-шесть лет войны их точно хватит.

Олег Жданов, военный эксперт, полковник запаса

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.