Зависимость Америки и Запада от подводных интернет-кабелей может стать стратегической уязвимостью. Это является следствием как географического расположения, так и развития международной цифровой экономики. Россия по сравнению с ними не в такой степени зависит от интернет-кабелей, и у нее есть значительный флот подводных лодок-шпионов, предназначенных для проведения операций в отношении них.

В последние годы способность России работать с подводными кабелями и нарушить их целостность неоднократно вызывала озабоченность. Основываясь на предыдущих инцидентах (о которых заговорили только сейчас), давайте разберемся, какие подводные лодки ВМС России могут быть задействованы с этой целью и как они действуют.

Во время холодной войны основное внимание уделялось кабелям военной связи и системам донных ГАС, проложенным на морском дне. Но сегодня арена «подводной войны» стала больше и теперь включает в себя интернет-кабели, пересекающие океаны. По подводным кабелям проходит около 99% нашего трансокеанского трафика данных, включая финансовые операции, электронную почту, социальные сети и, конечно же, военную связь.

Эксперт по гидролокаторам Аарон Амик (Aaron Amick), который ведет канал Sub Brief на Ютубе и на веб-сайте Patreon, поделился своим личным опытом и рассказал о том, как они действуют. В начале 1990-х годов Амик служил на подводных лодках ВМС США, следивших за российскими подлодками, которые действовали в районах у берегов Норвегии, где были проложены кабели НАТО.

Первое, что Запад сможет узнать о действиях русских с целью вывести из строя подводные кабели, это прибытие в этот район атомной многоцелевой подводной лодки класса «Акула». Такие подлодки могут отличаться высокой акустической скрытностью, поэтому обнаружить их, возможно, не удастся. Они ведут патрулирование и наблюдение, двигаясь вокруг района выполнения задачи, чтобы создать периметр обороны от слежки натовских подводных лодок.

Для того чтобы добраться до кабеля на морском дне, у русских имеются уникальные атомные глубоководные мини-подводные лодки. Они обозначаются русским термином «АГС» («атомная автономная глубоководная станция»), но с точки зрения непрофессионала это тип подводной лодки-шпиона. Самым известным примером является АГС-31 («Лошарик»), на которой первого июля 2019 года произошла авария с человеческими жертвами. У АГС есть опора для посадки на морское дно, и манипуляторы для работы с кабелем. Они могут устанавливать подслушивающие устройства (даже на волоконно-оптических кабелях), проводить осмотры или перерезать кабели в местах, где повреждение сложно устранить.

Но мини-субмарины АГС не могут попасть на место проведения операции самостоятельно. Их доставляет туда массивная подводная лодка-носитель. В настоящее время у России есть две такие подлодки-носителя, наиболее современными из которых являются АПЛ специального назначения БС-64 «Подмосковье». Она представляет собой увеличенный вариант АПЛ проекта 667 БДРМ «Дельфин» (кодификация НАТО — Delta-IV), вооруженной баллистическими ракетами. Вместо ракет не ней устанавливается мини-подлодки. Россия начинает испытания новой и более крупной подводной лодки-носителя «Белгород».

Подлодка-носитель будет осуществлять патрулирование и наблюдение, курсируя над мини-субмариной по «периметру» в форме звезды, поддерживая с ней постоянную голосовую связь. Мини-субмарина способна находиться на дне несколько дней, а то и недель, после чего она понимается в отсек, расположенный в нижней части подводной лодки-носителя.

Амик наблюдал за операциями русских в начале 1990-х годов, когда использовалась мини-субмарина «Палтус». К кабелю ее доставляла ракетная подводная лодка (одна из модификаций подлодки класса «Янки»), у которой были вырезаны ракетные отсеки. В качестве торпедной АПЛ, осуществлявшей наблюдение и патрулирование, чаще всего была задействована подлодка «Щука» (кодификация НАТО — Victor-III). На вооружении остаются два «Палтуса» и одна «Щука», но им на смену приходят более современные подлодки.

Благодаря более современным подлодкам можно увеличить продолжительность выполнения операций, и потенциально повысить малозаметность операции, что затруднит ее обнаружение. Кроме того, в то время, когда Амик наблюдал за операциями, на подводной лодке-носителе вооружения не было. Новейшая подлодка БС-64 и будущая подлодка «Белгород», судя по всему, будут вооружены. По этой причине может отпасть необходимость в использовании многоцелевой подводной лодки для наблюдения и патрулирования в районе проведения подводной операции.

Для НАТО защита кабелей гражданского, а также военного назначения приобретает все большее значение. Традиционно основанием для существования ВМС является осуществление контроля над морскими линиями коммуникации (SLOCs). До сих пор это означало судоходные маршруты. Но в своем недавнем выступлении в Международном институте стратегических исследований (IISS) тогдашний командующий ВМС США в Европе и Африке адмирал Джеймс Фогго (James Foggo) включил в это понятие и подводные кабели. Это логическая эволюция, приводящая SLOC в соответствие с современными требованиями.

Периодически возникают повреждения интернет-кабелей в результате того, что за низ зацепляются якоря кораблей, но это, как правило, происходит на мелководье, где можно относительно быстро выполнить ремонт. При наличии глубоководных подводных лодок-шпионов Россия может работать на глубине не менее 900 метров.

В настоящее время в США действует программа обеспечения безопасности с помощью судов-кабелеукладчиков (CSSP), в рамках которой ВМС США могут выделять средства на привлечение коммерческих судов для проведения аварийного ремонта. Но эта программа предусматривает привлечение только двух судов, которых может оказаться недостаточно в случае серьезной атаки или даже случайного повреждения кабеля.

Естественно, в открытом доступе нет никаких убедительных доказательств того, что Россия в настоящее время проводит операции с целью повреждения подводных кабелей, используемых Западом, или осуществляет другие манипуляции с ними. Но нельзя отрицать, что Россия продолжает вкладывать огромные средства, чтобы обеспечить технические возможности для проведения таких операций.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.