Полуторамесячная война за Нагорный Карабах закончилась безусловной победой Азербайджана. Факторов этой победы было несколько. Тут и весьма значительное превосходство Азербайджана над Арменией в финансовых и людских ресурсах. Тут и мощная поддержка Баку со стороны Анкары, как поставками вооружений и техники, так и направлением в Азербайджан турецких военных советников. Но, как представляется, это все же не главные факторы азербайджанской победы.

Главными факторами стали полное превосходство азербайджанских вооруженных сил в технологическом отношении и в уровне боевой подготовки личного состава, а также в уровне военного планирования и командования. В данной войне превосходство азербайджанской армии в численности личного состава было не более чем на 20-25 процентов, что не имело принципиального значения в условиях, когда армянская армия главным образом оборонялась, причем на заранее подготовленных оборонительных позициях, которые строили больше 20 лет, причем в удобной для обороны горной местности.

Что же касается турецких вооружений и боевой техники, то они предоставлялись Азербайджану совсем не бесплатно, а по рыночной стоимости. А самые современные вооружения азербайджанцы закупали даже не у Турции, а у Израиля. Что же касается турецких военных советников, то до сих пор нет никаких достоверных свидетельств о том, что они присутствовали в зоне боевых действий. По всей вероятности, турецкие военные советники и инструкторы находятся только в штабах в Баку. Они, скорее всего, помогали азербайджанскому генштабу планировать операцию по освобождению (оккупации) Нагорного Карабаха и точно помогали в освоении турецкой боевой техники, как в Азербайджане, так и в самой Турции, где могли обучаться азербайджанские операторы турецких БПЛА. Но точно так же осваивать израильские БПЛА азербайджанцам помогали израильские инструкторы. Нет и никаких убедительных доказательств присутствия в рядах азербайджанских войск «сирийских наемников», тогда как об участии в боях армянских ветеранов из батальона имени Баграмяна из Абхазии неоднократно сообщали российские военные корреспонденты.

Да, у Армении нет азербайджанских нефтедолларов, а ВВП Армении в 3,5 раза меньше ВВП Азербайджана. Но у Еревана, во-первых, были возможности мобилизовать на нужды обороны средства далеко не бедной армянской диаспоры. Во-вторых, на те средства, которые все же выделялись в рамках военного бюджета, можно было бы закупать более современное и относительно недорогое вооружение и технику, например, приборы ночного видения и БПЛА вместо танков и САУ, в значительной мере спроектированных еще в советское время. Пашинян в последний момент попытался усилить военный потенциал Армении истребителями Су-30 и «Искандерами». Однако армянские экипажи не успели освоить новые самолеты, да и «Искандеры» никакого влияния на исход войны не оказали. У армянских генералов и большей части офицеров оказались вполне советские взгляды на ведение войны. Фактически армянская армия готовилась к повторению Первой Карабахской войны начала 90-х годов, не учитывая прогресс технологий и тактики боевых действий. Азербайджанская же армия, как думали армянские генералы, по уровню боевой подготовки личного состава и командования осталась на уровне первой половины 90-х годов. Поэтому предполагалось, что армянская армия, даже имея меньшее количество боевой техники и часто — устаревших образцов, все же сможет отразить любой азербайджанский удар. Это было роковым заблуждением.

Азербайджан за 26 лет создал вполне боеспособную армию, причем азербайджанские солдаты по мотивации к ведению боевых действий сейчас ничуть не уступают армянским. А как показали последние бои за Шушу, по уровню боевой подготовки азербайджанские военнослужащие превосходят противника. В первые дни эти бои вели азербайджанские спецназовцы и горные стрелки без поддержки бронетехники и почти без поддержки беспилотников. Как и большинство боев в горах, боестолкновения не были контактными, но с азербайджанской стороны велись преимущественно стрелковым оружием при поддержке дальнобойной артиллерии, тогда как с армянской стороны использовалась бронетехника и легкая и средняя артиллерия, а в первые дни боев армяне имели численное превосходство. Кроме того, азербайджанцы, используя приборы ночного видения, успешно вели бои ночью, тогда как армяне, не имея таких приборов, предпочитали ночных боев избегать. И у армянских военных, в отличие от противника, очень плохо обстояло дело с маскировкой, с умением рассредоточиваться и вести бой небольшими группами. А армянское командование, в отличие от азербайджанского, с опозданием реагировало на изменение обстановки и не осуществляло своевременного маневра силами и средствами, в частности, так и не решившись снять силы с пассивного центрального фронта для защиты критически важной Шуши. Азербайджанские генералы, как и армянские, учились в советских военных училищах и академиях. Но, в отличие от своих противников, они сумели усвоить передовые американские, израильские и турецкие взгляды на ведение боевых действий.

Есть ли вина в поражении Никола Пашиняна? На самом деле, никакой его вины здесь нет. После подписания соглашения о фактической капитуляции, он вынужден был сделать целый ряд заявлений, из которых ситуация немного прояснилась. Оказывается, еще в апреле Баку предъявил Еревану ультиматум, потребовав передачу пяти оккупированных Арменией азербайджанских районов вокруг Нагорного Карабаха. Практически это были те же самые условия, на которые Армении в конце концов пришлось согласиться в рамках соглашения о перемирии Алиева, Путин и Пашиняна. Но не приходится сомневаться, что, если бы Пашинян тогда без войны согласился на эти условия, он был бы тотчас смещен со своего поста новой революцией. Вероятно, армянский премьер понимал военную слабость Армении в сравнении с Азербайджаном. И его провокация на границе с Азербайджаном в июле была не безрассудным, а отчаянным шагом. Пашинян хотел напугать противника демонстрацией угрозы его основным коммуникациям, в последней попытке предотвратить надвигающуюся большую войну. А капитулировал армянский премьер уже в абсолютно безнадежной ситуации, пытаясь спасти хоть что-то. Он прямо и честно признал: «По сути, в ситуации, когда Степанакерт остался без защиты, было принято решение на этом основании. У нас сложилась ситуация, когда над Степанакертом нависла прямая угроза, по оценкам генштаба ВС и президента Арцаха (Нагорного Карабаха — прим. ред.), он был очень слабо защищен или символически защищен. Если бы вдруг произошло взятие Степанакерта, тысячи наших солдат оказались бы в окружении. В результате мы бы потеряли все остальное, что было зафиксировано по этому документу».

Реформировать же армянскую армию за два с половиной года Пашинян при всем желании не мог. К тому же он сильно зависел от поддержки военного руководства, а генералы, как известно, очень не любят, когда их реформируют.

И сейчас, судя по тому, что демонстрации в Ереване за отставку премьера пока что относительно немногочисленны, а раскола в его партии пока нет, Пашинян имеет шансы удержаться у власти. Его поддерживают не только военные, которые сознают безнадежность продолжения борьбы, но и те страны, которые вместе с Арменией подписали перемирие, т. е. Россия, Азербайджан и стоящая за ним Турция, так как свержение Пашиняна почти наверняка приведет к возобновлению боев в Карабахе и пленению остатков армянской армии. Строго говоря, Ильхам Алиев понимал, что Степанакерт ему не взять, но только потому, что тогда, когда падение города будет неизбежным, Армения просто пойдет на капитуляцию на азербайджанских условиях. Так и случилось при посредничестве России и, негласном, Турции.

По окончании конфликта армия Арцаха официально признала гибель 1 тысячи 302 военнослужащих, поименный список которых опубликован. Однако значительная часть погибших армянских военнослужащих осталась на территориях, контролируемых сейчас азербайджанской армией. Кроме того, военное ведомство Армении, филиалом которого является министерство обороны Арцаха, вряд ли давало реальные потери в разгар конфликта, тем более, когда судьба очень многих военнослужащих неизвестна, и они формально числятся пропавшими без вести. По опыту Красной Армии в Великой Отечественной войне, когда в ходе боевых действий на персональном (поименном) учете числилось не более трети погибших военнослужащих, можно предположить, что поименные данные о потерях армянских войск убитыми занижены по сравнению с реальным числом убитых, как минимум, втрое. Ильхам Алиев на 28 октября оценивал потери Армении в более чем 5 тысяч убитых. Эта оценка представляется близкой к действительности. А с учетом последующих тяжелых боев за Шушу, общие потери Армении могли достичь 7 тысяч убитых. Потери Азербайджана до сих пор не обнародованы. Но они, скорее всего, значительно ниже, чем потери Армении, учитывая полное доминирование азербайджанской армии на поле боя. Я полагаю, что они могут быть примерно вдвое ниже потерь армянской армии и составлять порядка 3,5 тысячи убитых. Более или менее точно известны потери мирного населения. Со стороны Армении они составили 54 погибших и 148 раненых, а со стороны Азербайджана — 93 погибших и 407 раненых. Кроме того, на 5 ноября 21 армянский военнослужащий был захвачен в плен.

Ильхам Алиев по поводу того, отражен ли вопрос о статусе Нагорного Карабаха в достигнутом соглашении, дал издевательский комментарий: «Вы, наверное, обратили внимание, что в этом договоре по поводу статуса Нагорного Карабаха нет ни одной фразы, где же требование армянской стороны по поводу независимости Нагорного Карабаха? Когда я им предлагал автономию, они не согласились, утверждая, что Нагорный Карабах — это независимое государство, и что они обязаны получить независимость от Азербайджана. Ни одной фразы здесь нет, Пашинян, что случилось, что случилось со статусом? Статус ушел в ад, сгинул. И пока я буду президентом, не будет. И поэтому значение этого документа весомое». Практически теперь в Нагорном Карабахе, с учетом массового бегства последних дней, вряд ли осталось более четверти довоенного 150-тысячного армянского населения. А с уходом армянских войск из Арцаха его численность еще более сократится. Так что российским миротворцам будет почти некого защищать. И с учетом того, что в Шуше стоят азербайджанские войска, возвращение армян в Карабах выглядит маловероятным.

И последнее. Какой вывод из Второй Карабахской войны должна сделать украинская армия. До сих пор она в несколько большей мере, чем российская, продвинулась по пути восприятия передовых западных военных ценностей, однако все еще остается преимущественно клоном советской армии. И даже в последнее время делает очевидные шаги назад, о чем свидетельствует закупка минобороны явно устаревших гаубиц «Дана» советского калибра 152 мм вместо орудий по стандартам НАТО. Между тем, Украине необходимо срочно перестраивать свои вооруженные силы по американским, израильским и турецким образцам, что предполагает не только закупку соответствующих вооружений и боевой техники, но и, хотя болезненные для генералитета, однако необходимые реформы. Только тогда Украина получит шанс в обозримом будущем вернуть потерянные территории.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.