В последние недели и дни с Украины поступают тревожные новости. Киев сообщает о перестрелках на линии соприкосновения с добровольческими силами Донбасса, а также о военнослужащих, пострадавших от «огня мятежников». Конечно, о причинах произошедшего не сообщается, ведь, как известно, договор о перемирии, который продолжает действовать, предполагает строгое разведение противоборствующих сторон. Договор и создавался для того, чтобы подобного не происходило. Поэтому встает вопрос: кто на кого пошел с оружием? Пока четкого ответа от украинского руководства не поступало. По данным Киева, с начала года в зоне конфликта на Донбассе погибли 13 украинских военнослужащих, и по обе стороны растет напряженность. Представители Народной милиции самопровозглашенной Луганской Народной Республики сообщили, что трое украинцев пострадали, подорвавшись на мине, которую ранее заложили их же «коллеги». Как бы там ни было, эта ситуация на руку только тем, кто хочет, чтобы украинский конфликт опять разморозился. Сегодня такие есть и на Украине, и за ее пределами. На Донбассе их меньше всего, и это понятно. Достаточно вспомнить 2014 и 2015 год, когда от ударов украинских сил погибли тысячи мирных жителей. Киев цинично называл их тогда террористами.

У Киева нет шансов в вооруженном конфликте

Москва подчеркивает, что, «несмотря ни на что», не даст Донбассу пасть. Россия не бросит Донбасс на произвол судьбы, несмотря ни на что, как заявил президент Владимир Путин во время встречи с руководителями российских СМИ на прошлой неделе. Это заявление было ожидаемо в момент, когда напряженность на линии соприкосновения растет, а некоторые влиятельные круги на Украине мечтают завершить конфликт «блицкригом». Вряд ли Киев смог бы добиться успеха, но нужно учитывать, что в последние месяцы ситуация изменилась, что связано с приходом к власти в США Джозефа Байдена. Вместе с ним к власти вернулись почти все те американские политики, кто в феврале 2014 года курировал переворот на Майдане. Можно сказать, что в Киеве почувствовали — приближается момент действовать, но остается непонятно, на что они вообще могут надеяться в подобном конфликте.

С разрушенной экономикой и разбитой армией, лишь слегка «разбавленной» старым американским оружием, Киев вряд ли может рассчитывать на успех в борьбе с прекрасно оснащенной, вооруженной и высокомотивированной российской военной машиной, закаленной в многолетней борьбе с террористами в Сирии и других регионах. Я уже не говорю о численном превосходстве россиян. Конечно, конфликт был бы исключительно тяжелым, но у киевских властей шансов на победу в нем не было бы. Помимо того, что против Киева выступила бы одна из мощнейших и технологически развитых военных сил мира, против киевской власти, несомненно, пошло бы и немало собственных граждан по всей Украине. Кто думает, что протестный запал на северо-востоке и юго-западе 2014 и 2015-го годов пропал из-за угроз украинских экстремистов и националистов, тот глубоко ошибается.

Значительная часть русскоязычного населения Украины очень хорошо помнит расправу в Одессе в мае 2014 года, а также другие проявления откровенной ненависти. Поэтому не стоит думать, что в случае очередного обострения ситуации эти люди легко сдадутся. То, что шесть — семь лет назад они согласились смириться и дать шанс дипломатии и политическим решениям, нисколько не гарантирует, что они пойдут на это еще раз. Не исключено даже, что в случае конфликта на востоке Украины и на подступах к Крыму российским войскам даже не пришлось бы вступать в бои, потому что большую часть «работы» сделали бы сами недовольные украинские граждане. В этой связи правильно шесть лет назад Путин решил дать Украине «дозреть», чтобы ее граждане лучше осознали, с какой проблемой столкнулись по воле кого-то, кто решил руками украинцев сделать всю грязную работу, обуздать и скрутить Россию во имя чужих интересов.

Если кому-то не понятны эти процессы, то достаточно взглянуть на последние опросы общественного мнения. Они отражают буквально невообразимую картину: сейчас самая популярная партия — «Оппозиционная платформа — За жизнь», лидером которой является Виктор Медведчук. Возможно, не станет большим сюрпризом, что оппозиционные силы пользуются у народа самым большим доверием в неуспешной и измотанной гражданской войной стране. Кстати, президент Путин — крестный дочери Медведчука. Осенью он ездил в Россию, чтобы попросить своего кума помочь Украине с вакцинацией, так как поставок вакцин от западных производителей туда не ожидается. Все это не тайна и известно гражданам Украины. Напротив, Медведчук гордится своими отношениями с российским лидером.

Стремление к примирению с Россией

До 2005 года Виктор Медведчук возглавлял администрацию президента Леонида Кучмы. В 2018 году он вернулся в большую украинскую политику, вероятно, желая поспособствовать национальному восстановлению на фоне все более выраженного стремления простых людей примириться с Россией. В этом состоит официальная политика Виктора Медведчука, и поэтому он примкнул к группе влиятельных украинских бизнесменов и политиков, которые также не видят будущее страны в бесконечных конфликтах с ближайшим соседом — братской и очень сильной российской державой. К ним относится и Юрий Бойко, политический ветеран, вице-премьер и министр энергетики в правительствах бывшего президента и премьера Виктора Януковича, свергнутого во время переворота на Майдане в 2014 году. Они явно консолидируют и укрепляют политические силы, которые выступают за мир и сотрудничество с Россией и за решение открытых вопросов в ходе политического процесса и переговоров.

Если обратиться к опросам последних нескольких месяцев, то мы увидим, что в декабре партия «Слуга народа» президента Владимира Зеленского спустилась с первого места на второе, получив поддержку 18 процентов избирателей. Что касается пророссийской партии Медведчука «Оппозиционная платформа», то она заняла лидирующую позицию и привлекла 20 процентов избирателей. На третьем месте стояла «Европейская солидарность» бывшего президента Петра Порошенко, который выступает за конфронтацию с Москвой. Получается, этот крайний вариант тоже привлекателен и консолидирует силы вокруг потерпевшего поражение Порошенко. Но большой вопрос, сможет ли он снова включиться в гонку. Если бы сейчас состоялись президентские выборы, то на них во втором туре опять победил бы Зеленский (его все еще поддерживают 19 процентов избирателей), а Порошенко и теперь оказался бы на втором месте. Это не дает бывшему президенту никаких гарантий политического выживания, и он был и остается проигравшим.

Судя по всему, подобный расклад сил тоже не вечен, так как тренды быстро меняются, и все больше граждан с умеренными взглядами на политику отворачиваются от Зеленского в сторону Медведчука, Бойко и их соратников. В январе партия «Слуга народа» Зеленского упала на четвертое место (ее поддержали 12 процентов респондентов), а «Оппозиционная платформа» сохранила свои 20 процентов. На втором месте оказалась партия Порошенко с 15 процентами. Третьей была «Батькивщина» бывшего премьера Юлии Тимошенко. Все большую популярность приобретает «виртуальная партия» влиятельного пророссийского блогера Анатолия Шария, которой принадлежат пять процентов голосов. Интересно, что Шарий уже много лет проживает за рубежом, поскольку после прихода Порошенко к власти он подвергся полицейским преследованиям.

«Нужно думать о последствиях»

Если смотреть с этой точки зрения, то очевидно, что политическая арена Украины переживает серьезные метаморфозы. Сначала из-за полного провала и утраты народного доверия теми, кто пришел к власти после Майдана, на политическую вершину поднялись молодой и популярный актер Владимир Зеленский и его партия. Его считали человеком, который в целом устраивает и Москву, и националистическую часть Украины, и Запад, который по-прежнему претендует на роль первой скрипки в этой стране. Однако Зеленский ничего не достиг и поэтому быстро теряет поддержку электората. Это приводит к очередному разделению политической арены на пророссийский и антироссийский лагерь. Правда, последний на этот раз не вызывает у народа особого энтузиазма. Запад не оказал ощутимой экономической и «союзнической» поддержки, и поэтому простые граждане подрастеряли националистический запал. Больше всего они хотят мира и хлеба, а не бесполезных военных игрищ.

Поэтому в определенных кругах, воодушевленных победой Байдена, созрела идея о том, что подошло время что-то предпринять в военном плане, а иначе все будет потеряно. Как сообщают военные круги из Донбасса, украинские войска снова подтягивают людей и технику к линии соприкосновения. Этим вызвано и учащение инцидентов. Не исключено, что готовится еще одна провокация, и никто не собирается проводить масштабную вооруженную операцию. Однако деликатность политического момента обязывает к максимальной осторожности. В случае нового конфликта вряд ли можно ожидать, что Луганск и Донецк пусть хотя бы формально останутся в составе Украины. Поэтому когда Путин говорит, что не бросит Донбасс, «несмотря ни на что», хотя при принятии решения «нужно думать о последствиях», его слова надо воспринимать всерьез.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.