Атташе Том Вудз: Согласование проекта и начало строительства ракетного катера будет четкой демонстрацией стратегического партнерства между Украиной и Соединенным Королевством.

Несмотря на пандемию коронавируса covid-19 сотрудничество между Украиной и Великобританией приобретает все больше признаков подлинного стратегического партнерства. И толчком к этому стало подписание в октябре прошлого года во время визита главы Украинского государства Владимира Зеленского в Лондон Соглашения о политическом сотрудничестве, свободной торговле и стратегическом партнерстве между Украиной и Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии. И речь здесь идет не только о традиционном военном сотрудничестве, которое было основано в 2015 году военно-тренировочной миссией Orbital, но и военно-техническое сотрудничество, предусматривающее передачу военных технологий посредствам строительства для Украины быстрых ракетных катеров, оснащенных британскими ракетами.

И именно об этой составляющей сотрудничества газета «День» поинтересовалась в интервью с атташе по вопросам обороны посольства Великобритании, коммодора Королевских ВМС Тома Вудза. Разговор с ним начали с вопроса, как пандемия коронавируса повлияла на военное и военно-техническое сотрудничество между Великобританией и Украиной.

«Мы рассматриваем возможности поставки ракет, боеприпасов и скоростных ракетных катеров»

Том Вудз: Чтобы защитить от covid-19 нашу тренировочную миссию Orbital, мы сократили основную штаб-квартиру, расположенную здесь, и приостановили прибытие тренировочной команды, потому что ситуация не позволяла проведение совместных тренировок. Мы, литовцы, американцы и канадцы были готовы возобновить учения, если это позволят условия или будет предоставлено разрешение.

В июле мы увидели улучшение условий для проведения тренировок и восстановили их в сентябре. Это совпало с началом военно-морских тренировок, а также с учениями Joint Endeavor, которые были очень успешными. За ними, кстати, наблюдали президент, министр обороны и начальник генштаба.

Миссия Orbital, не функционировавшая определенное время, также смогла восстановиться. И отдельно на фоне очень успешного визита президента Зеленского в Великобританию мы подписали меморандум о намерениях развивать и укреплять украинские ВМС.

И сейчас эта работа продолжается касательно оборудования и объектов инфраструктуры. Мы также рассматриваем вопрос восстановления и модернизации инфраструктуры в Бердянске на берегу Азовского моря и в Очакове. Кроме того, мы рассматриваем возможности поставки ракет, боеприпасов и скоростных ракетных катеров, однако говорить о каких-то временных рамках пока преждевременно.

«День»: Относительно инфраструктуры — это означает строительство военных баз или что-то другое?

Том Вудз: Да, речь идет об объектах инфраструктуры ВМС, которые позволят Украине иметь современные военно-морские базы. Вам нужно обеспечить условия, чтобы склады топлива, боеприпасов, ремонтные базы находились в надлежащем месте, а пристани имели соответствующее электрическое напряжение.
У нас в Великобритании есть очень замечательные компании, сейчас работающие с Министерством обороны над тем, как должна выглядеть инфраструктура таких баз.

«Преимущество москитного флота заключается в том, что он будет обеспечивать запрет доступа на море»

— Господин Вудз, а как развивается ситуация по строительству ракетных катеров, есть ли четкое понимание у министерства обороны Украины, какие именно катера нужны нашей стране?

— Украина имеет достаточно четкую стратегию относительно ВМС до 2035 года, которая, кстати, была разработана совместно с США и Великобританией. И первой частью ее является москитный флот. Преимущество москитного флота заключается в том, что он будет обеспечивать запрет доступа на море. Иными словами — будет сдерживать и обеспечит оборону против Черноморского флота РФ, нарушающего территориальную целостность Украины. И это будут маленькие скоростные корабли, вооруженные пушками и ракетами, которые могут действовать на мелководье Азовского моря, а также в Черном море. Как я уже отмечал, корабли являются быстрыми, маневренными, которые трудно поражать и выявлять. Они оснащены очень эффективными ракетными свойствами и артиллерийскими системами — пушками.

Мы рассматриваем именно это. А США предоставят Украине патрульные катера класса Island и Mark VI. Украина имеет собственные катера «Гюрза». Сейчас мы работаем с двумя крупными британскими компаниями, изучающими, какой проект станет более предпочтительным для ракетных катеров.

«Эти ракетные катера проектируются специально для Украины, поэтому они будут оригинальными»

— А уже четко известно, какими примерно будут эти катера?

— Эти ракетные катера проектируются специально для Украины, поэтому они будут оригинальными и будут иметь длину ориентировочно от пятидесяти до шестидесяти пяти метров, что будет обеспечивать скорость в сорок узлов. И на них планируется установить артиллерийские системы и ракеты. Это зависит в частности от того, какие ракеты нужны. А это могут быть ракеты малой или большой дальности. Именно этот вопрос как раз сейчас рассматривают британские компании. Но это будут ракеты нового класса, спроектированные британской промышленностью специально для Украины.

— А предполагается ли сотрудничество с украинскими компаниями в процессе проектирования ракетных катеров, ведь в нашей стране есть конструкторское бюро в Николаеве?

— Наш план действий заключается в передаче и совместном использовании технологии и навыков, что является критическим для модернизации украинского судостроения. Мы построим первые четыре катера в Великобритании, позволяя при этом украинским судостроителям наблюдать, учиться и тренироваться. А вторая часть — четыре ракетных катера — будут строиться на Украине. И это будет прекрасно для украинского кораблестроения и также для ВМС, потому что вы получите эти способности здесь, на Украине. Еще одна опция, которую мы изучаем, но которая еще не сформализована, это — проектирование боевых кораблей британской промышленностью совместно с украинским проектным бюро в Николаеве.

«Следующая фаза морской стратегии Украины предусматривает переход к кораблям большого класса — класса корвет»

— И это будет рассматриваться после завершения строительства восьми катеров…

— Да, потому что следующая фаза морской стратегии Украины предполагает переход к кораблям большего класса — класса корвет. Мы знаем, что Украина очень заинтересована в покупке в пределах четырех турецких кораблей класса А-корвет, и это будет замечательно. А после этого, вы будете иметь большие корабли, то есть двигаться от запрета доступа на море — обеспечения морской обороны в собственных территориальных водах — к обеспечению возможностей морской обороны в вашей эксклюзивной экономической зоне. Поэтому с развитием ваших способностей вы будете совершать переход от прибрежной морской обороны дальше. Но существует другая проблема — из-за незаконной оккупации и аннексии Крыма Россия украла у вас много украинских кораблей и инфраструктуры (многие украинские военные корабли, к сожалению, тогда перешли на сторону России). А это значит, что в данный момент сила украинских ВМС — это тысяча людей, преданных мореплаванию. Впрочем, у вас есть очень мощная морская пехота.

«Я надеюсь, что строительство первого корабля начнется в начале следующего года»

— Когда мы можем ожидать появление упомянутого вами проекта ракетного катера, который разрабатывают две британские компании, и когда может начаться строительство первого корабля?

— Я надеюсь, что строительство первого корабля начнется в начале следующего года. Это довольно быстро, начиная от дизайна и начала производства. Я работаю очень тесно с первым заместителем министра обороны Александром Миронюком, который является очень преданным и хорошим послом Украины, чтобы держать эту программу во временных рамках. Он как заместитель министра по вопросам вооружений предоставил четкие требования по катеру. Мы также тесно работаем с адмиралтейством, чтобы гарантировать соответствие проекта требованиям ВМС. Поэтому мы надеемся в следующем месяце ззавершить дизайн и проект и согласовать его с украинской стороной.

Я хотел бы, чтобы этот проект был уже сегодня. Мы провели брифинг для Президента Зеленского и министра Тарана о данном проекте в октябре прошлого года во время визита президента Украины в Лондон. И поэтому именно на основе этого разрабатывается окончательное решение.
Но я бы подчеркнул, что согласование проекта и начало строительства ракетного катера будет четкой демонстрацией стратегического партнерства. Потому что мы проводили упомянутую выше встречу на авианосце HMS Prince Of Wales, где для Президента Зеленского состоялась презентация ракет, вооружений, ракетного катера. Поэтому начало строительства этого корабля будет практической демонстрацией этой стратегической реальности.

— А сколько времени может забрать строительство первого корабля и в целом всей партии?

— Как я отметил, строительство первого ракетного катера начнется в начале следующего года. И оно будет происходить довольно быстро. Наше первоначальное видение заключается в том, что все восемь ракетных катеров будут построены или будут находиться в процессе строительства до 2024 года. Что является довольно быстрым. Думаю, несмотря на задержки с началом строительства мы увидим эти корабли с украинскими моряками на борту в Черном море уже в 2025 году.

«Между Украиной и Великобританией ведутся переговоры относительно интересных закупок»

— Существуют ли сейчас какие-то преграды с украинской стороны для строительства этих катеров, потому что даже ваш посол Мелинда Симмонс в интервью отметила, что принятый в прошлом году закон о закупках действительно хороший, но нужна его имплементация?

— Если посмотреть на то, какова была ситуация с оборонными закупками на Украине два года назад и сейчас, то существует большой прогресс в реформах. Новый закон об оборонных закупках был далеко идущим и современным. Имплементация его займет немало времени. Произошли огромные изменения в закупках военного вооружения для ВСУ. И это не может произойти за одну ночь. Поэтому я считаю, украинские союзники и друзья придут Украине на помощь советами на этом пути. Самое главное, что этот закон не будет мешать реализации программы строительства ракетных катеров. Кроме того, между Украиной и Великобританией ведутся переговоры относительно интересных закупок. Я не могу говорить о них подробно из-за коммерческой тайны. Но хочу отметить, что впервые Министерству обороны было разрешено прямо закупать вооружение у иностранной промышленности. Потому что посредники обычно увеличивают стоимость закупок.

«Назначение Гусева — признак модернизации, реализации реформ и обеспечения большей эффективности в оборонной промышленности»

— Да, действительно, раньше закупки через Укроборонпром увеличивали для Министерства обороны стоимость на сорок процентов. Об этом мне рассказывал один генерал…

— Но Укроборонпром сейчас находится на интересном пути реформирования, и недавнее назначение Гусева руководителем этой компании показывает, что президент берется за дело, хочет конкретных результатов и назначает реформатора, которого будут уважать, который имеет деловой и военный опыт, ибо ранее он занимал должность заместителя министра обороны. Это очень позитивный шаг. Мой посол Мелинда Симмонс очень хорошо знает Гусева. У меня тоже имеются другие источники, которые уважают его. Год назад, если бы вам кто-то сказал, что у вас будет Министерство стратегических отраслей промышленности и кто-то, как Юрий Гусев, станет директором Укроборонпрома, то это лишь вызвало бы удивление. Это хорошая и позитивная новость — признак модернизации, реализации реформ и обеспечения большей эффективности в оборонной промышленности. Оборудование и вооружение поступают в ВСУ как можно быстрее, насколько это возможно, и как можно дешевле, насколько это возможно, и это обеспечивает необходимые возможности. Без посредников, которые уменьшают конкурентоспособность и делают их дороже.

«Нам надо показать британской промышленности, что Украина открыта для бизнеса, и здесь есть рынок, в который стоит инвестировать»

— А что мешает или что нужно сделать на Украине, чтобы британские оборонные предприятия или компании приходили на Украину с инвестициями и реализовали совместные проекты?

— Я думаю, что этому должна предшествовать просветительская работа в Великобритании. Нам надо показать британской промышленности, что Украина открыта для бизнеса, и здесь есть рынок, в который стоит инвестировать. Мы надеялись в прошлом году привезти сюда торговую миссию, но этому помешала пандемия коронавируса. Возможно, позже, в этом году, мы запросим другую торговую миссию. Мы хотим, чтобы наш эсминец типа Type 45 прибыл с визитом в Одессу в конце года. И если ситуация с коронавирусом с помощью вакцинации будет развиваться удачно, мы убеждены, что следующая торговая миссия прибудет вместе с эсминцем Т-45 или мы сможем принять ее здесь, в Киеве.

Несмотря на пандемию коронавируса covid-19 сотрудничество между Украиной и Великобританией приобретает все больше признаков настоящего стратегического партнерства. И толчком к этому стало подписание в октябре прошлого года во время визита главы Украинского государства Владимира Зеленского в Лондон соглашения о политическом сотрудничестве, свободной торговле и стратегическом партнерстве. Мы пригласим многих представителей от британской оборонной промышленности прибыть сюда и встретиться с украинскими должностными лицами из генерального штаба и Министерства обороны, а также представителями украинской оборонной промышленности, которые будут иметь возможность присоединиться к партнерству.

О возможном партнерстве «Антонова» с британскими компаниями

— А видите ли вы те возможности оборонной промышленности Украины, которые могут заинтересовать Великобританию?

— Конечно, да. Если рассмотреть такую известную в мире компанию, как ГП «Антонов», которая имеет достаточно солидный рынок для транспортных самолетов, то вполне возможным является ее партнерство с Великобританией, когда британские компании будут поставлять авионику или другие компоненты, в том числе и двигатели Rolls-Royce. Пока что это предложение, и я собираюсь обсудить его с Министерством стратегических отраслей промышленности и, возможно, такое партнерство может быть реализовано. Другой вариант — это двигатели для бронемашин. У вас большое наследие бронемашин советских времен, у которых, возможно, не совсем надежные двигатели. В Великобритании имеется ряд очень хороших производителей двигателей, поэтому мы можем переоборудовать эти платформы вместе с украинской промышленностью. И это может стать экспортным рынком для Украины, учитывая проданные ранее Украиной бронемашины на экспорт. Ведь эти бронемашины также могут быть переоснащены новыми двигателями. Поэтому существуют такие возможности уже в постковидной окружающей среде.

— А как насчет возможности сотрудничества в ракетокосмической отрасли, учитывая то, что ракетоносители, выпускаемые на Украине, также известны в мире?

— Это не моя сфера экспертизы, но я думаю, что у вас большой опыт в производстве ракетоносителей, где вы достигли успеха значительно больше…

«Мы хотим, чтоб Крым оставался в центре внимания международного сообщества, постоянно напоминая, что Крым был незаконно анексирован и незаконно оккупирован»

— Недавно на Украине создали Центр оборонительных стратегий (ЦОС), и я заметил, что в его структуру входят два британца: экс-советник министров обороны Украины от Министерства обороны Великобритании Фил Джонс и профессор факультета исследований войны Королевского колледжа Невил Болт. Вы знаете этих людей?

— Действительно, в правление этого Центра входит Невил Болт — очень известный академик из Королевского колледжа, его сфера деятельности — стратегические коммуникации. Другой британец — Фил Джонс — ранее был специальным советником по вопросам обороны и тесно сотрудничал с Андреем Загороднюком в офисе реформ. Фил имеет большой теоретический и практический опыт. Украинские мозговые центры хорошо понимают проблемы Украины, и они предлагают не навязываемые Западом идеи, а собственные украинские концепции. Примером этого является появление идеи создания Крымской платформы, которая была официально инаугурирована двадцать третьего августа прошлого года. Министр иностранных дел получил возможность консультироваться с центрами, и в частности с ЦОС, как лучше запустить эту платформу, чтобы она была привлекательной для международного сообщества и была устойчивой и живучей. Мы хотим, чтобы Крым оставался в центре внимания международного сообщества, и постоянно напоминать, что Крым был незаконно аннексирован и незаконно оккупирован. И чтобы санкции против России сохранялись, и чтобы оставалось давление международного сообщества, и чтобы там не нарушали права человека.

— Каким может быть вклад Великобритании в эту платформу?

— По моему мнению, прежде всего, Великобритания и другие страны, поддерживающие Украину, направят на открытие этой платформы высокопоставленных лиц к тридцатой годовщине Независимости, которая будет праздноваться на следующий день. Подобным образом мы будем оказывать поддержку Министерству иностранных дел в том, чтобы подход к платформе был правильным.

То, чего мы не хотим, так это того, чтобы она не рассматривалась как платформа лишь для сокрушительной критики России, которая отпугнет значительную часть международного сообщества и будет иметь негативную коннотацию. Мы хотим, чтобы эта платформа рассматривалась с позитивной точки зрения, чтобы она уважала Крым, крымских татар, все, чем является Крым, признавая, что в данный момент Россия нарушила международное право, нелегально аннексировала и оккупировала полуостров.

«Нужно многое сделать, чтобы заменить так называемую советскую структуру и сделать ее совместимой со структурой НАТО»

— Можете ли вы объяснить нашим читателям, какие возможности предоставит Украине получение в прошлом году статуса Партнера НАТО с расширенными возможностями — Enhanced Opportunity partnership (ЭОР). Так как ваш посол Мелинда Симмонс в недавнем интервью отметила: «Вы только что получили ЭOP, он предусматривает несколько конкретных изменений, осуществление которых от вас ждут. А вы делаете лишь меньшую часть из них и говорите: "А теперь мы хотим ПДЧ"». Сколько времени, по вашему мнению, должен длиться период ЭОР, чтобы Украина полностью воспользовались возможностями этого нового статуса?

— Я ничего не могу сказать о временных рамках. Но могу отметить, что я был очень рад увидеть, что ваша страна получила статус партнера с расширенными возможностями в июне прошлого года. Великобритания, Канада, США, Литва и другие близкие партнеры сделали все, чтобы ваша страна получила статус ЭОР. И когда это произошло, стало одним из ярких моментов в печальном 2020 году. На текущий момент в некоторых сферах мы уже можем увидеть консолидацию этого статуса, особенно в реформе обороны, что является довольно сложным процессом. Нужно приложить максимум усилий, чтобы внести изменения в так называемую советскую структуру, сделав ее совместимой со структурой НАТО. Это длительный путь. И Украина предприняла большие шаги на этом пути. Но нужно сделать еще больше. Использовать возможности, которые предоставляет статус ЭОР, чтобы продвинуться в реализации этих реформ, которые являются путем к ПДЧ, а в конечном счете к членству в НАТО.

Вот что интересно, вчера (интервью записывалось 23 февраля — прим. авт.) Таран провел телефонный разговор с министрами Великобритании, США, Канады, Литвы и Польши, и они говорили о том, как можно более полноценнее воспользоваться статусом ЭОР. Поэтому я буду ждать того, что они решили вчера. Зато сейчас нужно сфокусироваться на использовании статуса ЭОР до того, как можно начать дискуссии по ПДЧ. Это может произойти в будущем, а сейчас сосредотачиваться надо только на ЭОР.

«Нужно достичь взаимосовместимости в море, на земле и в воздухе для того, чтобы иметь возможность начать разговор о ПДЧ»

— Но возникает вопрос: когда, по вашему мнению, можно будет почувствовать, что Украина готова к получению ПДЧ или даже стать членом НАТО?

— Это вопрос для политиков. Я же вижу, что у ВСУ существует намерение быть взаимосовместимыми с армиями НАТО. И генерал Хомчак является настоящим сторонником совместимости украинской армии с НАТО. Он настоял, чтобы все его офицеры до 2025 года получили хорошие знания английского языка. Прошлогодние учения Joint Endeavor, которые были объявлены, всего (!) за два месяца привлекли много международных участников, и это обучение (планирование и проведение самих учений) базировались на принципах НАТО.

В этом году в июле состоятся морские учения Sea Breeze. После этого — Joint Endeavor — в ноябре 2021 года. И на этих учениях будет присутствовать солидное количество британских военных, как это было в прошлом году. Тогда было двести шестьдесят военнослужащих из авиадесантной бригады, которые выполнили прыжки с парашютом.

Если говорить о пути к членству в НАТО, то должно быть проведено много совместных военных учений, причем амбициозных учений, планировка которых базируются на стандартах и практиках НАТО, целью которых является достижение взаимосовместимости.

Ибо, действительно, ВСУ пока не являются взаимосовместимыми, но они движутся в этом направлении. Нужно достичь взаимосовместимости в море, на земле и в воздухе до того, как можно начать разговор о ПДЧ.

Могу лишь заметить, что вы должны гордиться тем, что Украине предоставили статус ЭОР так быстро. Я был очень рад, что это произошло в июне прошлого года. И сейчас время для каждого на Украине подумать об этом успехе — получении статуса ЭОР. Ведь только пять стран в мире имеют этот статус. И надо посмотреть, как для нас будет работать статус партнера с расширенными возможностями. Именно на этом надо сосредоточить усилия. Если вы поймете, какую практическую пользу дает статус ЭОР и как пользоваться им, тогда дискуссии можно начать с политиками в Брюсселе о следующем этапе — как можно получить ПДЧ.

«Я видел преданность и готовность, намерения со стороны высшего руководства усиливать способности ВСУ»

— Подытоживая ваше пребывание здесь, в Киеве, как военного атташе, что вы можете сказать о перспективах украинской армии, увидели ли вы за это время прогресс?

— Я занимаю здесь должность атташе на протяжении семнадцати месяцев, и даже за такой короткий период времени я увидел прогресс. Прежде всего, я увидел преданность и готовность, намерения со стороны высшего руководства усиливать боеспособность ВСУ. И именно там происходят и начинаются перемены, когда у вас есть объединенное лидерство во главе с Министерством обороны и вооруженных сил.

Думаю, что в лице генерала Хомчака вы имеете мудрого генерала с большим опытом, преданного реформам, переменам, трансформации, достижению взаимосовместимости. И благодаря этому у вас сейчас есть много подразделений на нижнем уровне, которые также настойчиво воплощают на практике эти изменения. Я не могу говорить о терминах цифр в процентах, но я точно вижу изменение отношения, культуры.

Интересно, что сегодня собой представляет планирование стратегического семинара, который состоится в конце апреля, где высшие украинские военные лидеры обороны встретятся с международными партнерами, чтобы поговорить о прогрессе, процессе изменений, взаимосовместимости с НАТО, модернизации.

Все время появляются подобные инициативы, которые демонстрируют серьезность Украины. Это не лицемерие. Это четкое намерение ускорить продвижение, осуществить модернизацию собственных вооруженных сил. Вашим офицерам разрешают думать самостоятельно и принимать собственные решения, как это делают британские офицеры. То есть происходит смена образования, культуры, которые поощряют генерал Хомчак и старшие генералы.

— Господин Вудз, а когда вы заметили эту преданность к реформам?

— Эта преданность практически проявилась на учениях, которые были организованы в прошлом году. Они базировались не на старых планах, а на практике, руководящих принципах НАТО. И это был вызов для украинских офицеров, потому что это новое и то, относительно чего они демонстрируют преданность.

Командир миссии Orbital в беседе со мной сказал, что он также заметил, что для офицеров среднего, младшего состава и сержантского состава, особенно тех, кто ранее принимал участие в учениях, они приносят пользу- и когда украинские офицеры учатся, и когда они проходят цикл тренировок, и когда размещаются в зоне действия Сил специальных операции. Таким образом, они получают все больше подготовки, становятся более ориентированными в сторону НАТО в своем фокусе и мировоззрении и в том, как они действуют или выполняют свои функции.

Мы узнали, что подразделения получают большой опыт, действуя таким образом, принимая участие в международных учениях, а затем в зоне действия Сил специальных операций.

«Нам нужно проводить больше совместных военных учений для украинских и британских солдат и моряков, где они могли бы теснее познакомиться»

— В своем выступлении на Мюнхенской конференции по безопасности ваш премьер-министр Борис Джонсон заявил: «Когда наши союзники на восточном фланге искали уверенности в своей безопасности, НАТО в ответ развернуло многонациональные силы в Польше и странах Балтии. Великобритания с гордостью внесла наибольший вклад, возглавив боевую группу в Эстонии, продемонстрировав, что мы имеем в виду, говоря о том, что наша приверженность европейской безопасности является безусловной и нерушимой». Что вы думаете о возможности привлечения британских солдат или подразделений к Укрполлитбригаде (договор о создании совместного подразделения с участием украинский, польских и литовских военных — прим. ред.)?

— Я считаю, что такие дискуссии мы можем уже начать с поляками и литовцами. Сила Польско-литовско-украинской бригады заключается в том, что у этих стран есть много общего в истории и культуре. И это особенность этой бригады. И для Украины имеет смысл получить что-то подобное, которое ограничивается ближайшими соседями, чем иметь кого-то на расстоянии три тысячи километров. Скорее всего, такая возможность появится в будущем, и мы сможем иметь что-то похожее с участием британских солдат.

В этом году у нас будут двусторонние военные учения «Казацкая воля-2021» в июле, куда мы отправим боевую группу солдат, чтобы они взаимодействовали здесь с украинскими воинами. Все это часть замечательного сотрудничества, существующего между нашими странами в военной сфере. И это еще одна возможность работать вместе и привыкать друг к другу.

Это похоже на то, когда вы впервые встретились с милой девушкой, вам стоит еще несколько раз встретиться, чтобы понять друг друга. Нужно понимать, как каждая из сторон думает или мыслит, чтобы эти отношения расцветали и совершенствовались. И именно в такой момент мы находимся вместе. Поэтому нам нужно проводить больше совместных военных учений для украинских и британских солдат, британских и украинских моряков, где они могли бы более тесно познакомиться. И именно это нужно для процветания наших отношений.

«Мы до сих пор привержены европейской безопасности и являемся одной из ведущих стран Европы в НАТО»

— Я еще раз воспользуюсь возможностью процитировать упомянутое выше выступление Джонсона, который сообщил, что военный бюджет Великобритании на следующие четыре года увеличится на Ј24 фунтов стерлингов, что превышает обещание НАТО инвестировать два процента ВВП и обеспечивает сохранение крупнейшего оборонного бюджета в Европе и второго по размеру в НАТО после Соединенных Штатов. При этом ваш премьер добавил: «инвестирование в новые возможности не является самоцелью. Цель военного инструмента — усилить дипломатию и, следовательно, максимизировать шансы на успех». Кроме того, Джонсон двенадцать раз употреблял в своем выступлении слово Global и трижды в сочетании Global Britain, а не как Great Britain, как это обычно использовалось в дополнениях к UK. Что вы можете сказать о роли Global Britain в мире после выхода из Евросоюза в военном смысле?

— Прежде всего, на политическом уровне хочу отметить, что даже если Великобритания не является членом ЕС, мы до сих пор очень сильно присутствуем в Европе. Мы до сих пор привержены европейской безопасности и являемся одной из ведущих стран Европы в НАТО, которая является сердцем нашей коллективной безопасности. И это будет продолжаться. В глобальном смысле у нас также имеются возможности, и грандиозным событием этого года станет первая дислокация нового авианосца Королевского флота HMS Queen Elizabeth на Дальний Восток. Этот корабль весной отправится из Великобритании — через Средиземное море, Красное море пройдет до Индийского океана, а потом до Тихого и вернется обратно, в общем преодолеет двадцать тысяч морских миль. Как раз эта дислокация авианосца и является демонстрацией Глобальной Британии. Причем эта военная дислокация также будет иметь экономический, политический и дипломатический аспекты. Именно здесь происходит сочетание политики, военной мощи, дипломатии и экономики. В этом заключается сила Глобальной Британии.

— Так, возможно, благодаря двустороннему военно-техническому сотрудничеству Украина сможет построить корабли такого класса, чтобы вместе с британскими кораблями или самостоятельно выходить в Средиземное море и в мировые океаны?

— Да, это было бы замечательно. Мы уже сейчас рассматриваем возможность участия украинских кораблей в операциях НАТО в Средиземном море Sea Guardian. А если в будущем Украина будет иметь корабли класса корвет или еще большего класса, почему бы ей не поучаствовать в сопровождении ударных авианосных групп в 2030-х годах. Действительно, было бы превосходно иметь украинские корабли в сопровождении авианосцев.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.