Авианосцы — привлекательная мишень. Кроме того, они становятся все более уязвимыми. Технологический прогресс сделал ненужными средневековые замки в эпоху артиллерии, и теперь такая же судьба грозит авианосцам. Спутники и загоризонтные радары (over-the-horizon radars) облегчают определение их координат. А одна обладающая высокой точностью и мощной боеголовкой ракета способна сделать авианосец бесполезным даже в том случае, если после первого удара он не сразу пойдет ко дну.

Американские военно-морские планировщики проявляют особенную озабоченность по поводу китайской ракеты DF-26. Эта способная изменять свой курс баллистическая ракета была принята на вооружение в 2018 году (она способна изменять свой курс на финальном участке маршрута, поэтому не подчиняется только лишь законам гравитации) и получила неофициальное название «убийца авианосцев». Ракета DF-26 может быть запущена с колесного шасси и может быть оснащена как обычной, так и ядерной боеголовкой.

Это достаточно серьезная угроза, поэтому американские авианосцы предпочитают находиться на расстоянии не менее 1600 километров от китайских берегов, считает Брайан Кларк (Bryan Clark), военно-морской стратег из Гудзоновского института (Hudson Institute). Такая дистанция значительно больше, чем радиус действия палубной авиации авианосца, если не производить дозаправку в воздухе. Поэтому Министерство обороны США занимается поиском альтернативных вариантов. В настоящее время тестируется вариант «назад в будущее» (он был впервые предложен в 1917 году), идея которого состоит в том, чтобы превратить соответствующий самолет в воздушный авианосец, способный запускать и возвращать на свой борт беспилотные летательные аппараты.

Замки-крепости в небе

В этих целях Управление перспективных исследовательских проектов (DARPA) Министерства обороны США запускает программу под названием «Гремлины» (Gremlins), такое же название получат и сами беспилотники. Вес дрона «Гремлин» составляет 680 килограмм, а размах его крыльев — 3,5 метра. После сброса с авиаматки он раскрывает крылья и включает турбовинтовой двигатель, а радиус его действия составляет 500 километров. По словам Скотта Вержбановски (Scott Wierzbanowski), руководителя проекта «Гремлины», этот дрон «после выхода на цель способен произвести значительные разрушения». Затем он возвращается на авиаматку, на свою материнскую воздушную платформу.

Из «Гремлинов» будут сформированы эскадры, но под абсолютным контролем людей. В этом они похожи на концепцию «верного ведомого» (loyal wingman), когда эскадрилья дронов сопровождает в зону боевых действий пилотируемый истребитель. Однако «верные ведомые» взлетали и приземлялись на твердой земле (terra firma) или на авианосцах. Что касается «Гремлинов», то они вообще не будут касаться земли.

Главная работа «Гремлинов» будет состоять в перехвате коммуникаций, подавлении сигналов и охоте за объектами, которые должны быть уничтожены, — таким образом средства защиты в спорном воздушном пространстве будут ослаблены, а ситуация для боевых самолетов с летчиками на борту станет более безопасной. Такие дроны могут быть оснащены небольшими ракетами или взрывными устройствами для проведения атак в стиле камикадзе. Кроме того, они будут обмениваться данными между собой, координировать действия, а также передавать разведывательную информацию и данные о предполагаемых целях на военные корабли и на самолеты, способные нанести удар более мощными ракетами.

Конечно, стаи «Гремлинов» понесут потери. Однако установление огневых точек противника, по сути, и является одной из их задач, отмечает Эндрю Крепиневич (Andrew Krepinevich), глава консалтинговой фирмы Solarium, которая сотрудничает с Министерством обороны по вопросам боевых действий на море и в воздухе. Таким образом «Гремлины» будут обозначать позиции любой ракетной батареи противника, которая включит свой радар для наведения на цель, и «подсветят» ее для последующего уничтожения.

Если говорить о расчетах в области военных действий, то принесение в жертву одного или двух дронов ради уничтожения противовоздушной батареи противника — это привлекательный обмен. Поэтому «Гремлины» будут считаться своего рода «расходным материалом» (tradable), который будет использоваться для уничтожения более ценных систем, подчеркивает г-н Вержбановски. Чтобы еще больше ввести в заблуждение врага, военные планировщики также предусматривают создание запускаемых с воздуха дронов, которые будут имитировать работу радара и создавать тепловую сигнатуру (heat signature) более крупных истребителей и бомбардировщиков. Для этого будут использоваться соответствующие формы и материалы, которые, скорее, будут отражать, а не поглощать сигналы радара, а тепловая сигнатура двигателя тоже не будет скрываться. Эта иллюзия будет усилена тем, что дроны будут летать на тех скоростях, которые характерны для более крупных летательных аппаратов, а также использовать соответствующие приемы.

Помимо этого, обороняющаяся сторона будет тратить драгоценное внимание и свои ценные ракеты на дешевые дроны, что обеспечит нападающей стороне большую свободу действий. Поэтому сторонники использования запускаемых в воздухе дронов исходят из того, что их ценность состоит в количестве. Если на экранах радаров противника возникнет большое количество электронных меток, то это создаст для него «дополнительные сложности и многочисленные проблемы», отмечает Тим Китер (Tim Keeter), руководитель программы по разработке «Гремлинов» компании Dynetics, основного подрядчика DARPA по реализации этого проекта.

Поэтому стоимость этих беспилотников должна быть низкой. Министерство обороны планирует заплатить менее 800 тысяч долларов за один экземпляр, но так будет только при заказе в тысячу «Гремлинов». Поэтому в том случае, если пару из них собьют в ходе операции, «то это о'кей, это нормально», считает г-н Вержбановски. Рабочая концепция компании Dynetics такова, что каждый «Гремлин» будет использоваться максимум примерно в 20 операциях. Это означает, что они могут быть изготовлены из менее стойких и более дешевых материалов и компонентов.

Предпочтительным летающим авианосцем для проекта «Гремлин» является модифицированный грузовик C-130, который сможет разместит до четырех беспилотников в бомбовых контейнерах, размещенных под его крыльями. Этого количества будет достаточно для формирования небольшой эскадрильи, однако дополнительное их количество могут запустить другие участвующие в операции истребители и бомбардировщики. Поэтому запуск «Гремлинов» будет довольно простым. Более сложная задача будет состоять в том, чтобы поймать их в воздухе после выполнения задания. Для этого специалисты компании Dynetics разработали специальную систему, которая устанавливается над грузовой рампой C-130.

Когда «Гремлин» вернется к своему материнскому кораблю, грузовая рампа откроется, а система возвращения выдвинет механизм захвата. Он будет иметь специальный 10-метровый фал, а на его конце будет размещен механизм для сцепления с короткой штангой, установленной на самом «Гремлине». При успешном захвате двигатель дрона будет отключен. Затем с помощью лебедки можно будет затащить его на борт самолета. С помощью этого приспособления за один час C-300 будет способен выловить восемь «Гремлинов».

По крайней мере, такова идея. Однако пока подобного рода захват еще не удалось успешно осуществить, хотя «Гремлины» уже оказывались всего в нескольких сантиметрах от успешной стыковки. Тем не менее компания Dynetics надеется, что с помощью дополнений к программному обеспечению эту задачу можно будет решить к лету, когда, в соответствии с имеющимися планами, Военно-воздушные силы начнут испытания «Гремлинов» в реальных условиях.

Эти испытания будут включать в себя полеты с самыми разными видами полезной нагрузки. Однако самая важная их часть будет состоять в проверке способности «Гремлинов» к взаимодействию, например, к обмену полетными заданиями в связи с изменившейся обстановкой. Для этого Военно-воздушные силы разрабатывают пакет программ, а его основой послужили разработки для другой программы DARPA, получившей название «Совместные операции во враждебной среде» (Collaborative Operations in Denied Environment). В настоящее время еще нельзя создать полностью автономный «рой» беспилотников. Поэтому цель, скорее, состоит в том, чтобы каждый отдельный дрон получил достаточную автономность для того, чтобы оператор был в состоянии управлять целой группой беспилотников.

Разработка захвата «Гремлинов» авиаматкой — масштабная задача. Однако несколько более мелких версий основной идеи также находятся в разработке. Над одной из них работает компания General Atomics, разработчик дронов под названием «Хищники» (Predators). У этих дронов уже солидный возраст, однако компания General Atomics надеется вдохнуть в них новую жизнь. Она разрабатывает новую версию, которая послужит платформой-носителем для меньших по размеру дронов Sparrowhawks («Ястребы —перепелятники»). Они будут иметь на своем борту аппаратуру для проведения разведки, наблюдения и рекогносцировки, а также устройства для электронного подавления коммуникаций и, возможно, взрывчатые вещества. Летные испытания начались в сентябре 2020 года, однако дроны Sparrowhawks еще не запускались в воздухе, а представители фирмы-производителя пока ничего не сообщают о том, как они будут возвращаться на летающую платформу.

«Попробуйте использовать ястребов-перепелятников, ваше величество»

Армия США, со своей стороны, планирует использовать в качестве материнской платформы вертолеты, оснащенные пневматическими устройствами для запуска дронов. Эти дроны, которые, как и «Гремлины», будут раскрывать крылья после запуска, имеют размах крыльев в 2,5 метра. Во время проведения испытаний летом прошлого года шесть таких беспилотников после полета удалось захватить в воздухе, однако это было сделано не с помощью дрона «Черный ястреб» (Black Hawk), с которого они были запущены. Их удалось поймать с помощью квадрокоптера, который специальным крюком смог зацепить крылья беспилотников. В мае вооруженные силы США планирует использовать рельсовую катапульту для запуска с вертолетов более крупных дронов.

Что касается «Гремлинов» и «Ястребов-перепелятников», то стремление Армии США получить в свое распоряжение «запускаемые в воздухе» (air-launched effects) аппараты продиктовано тем, что внимание теперь сосредоточено не на борьбе с повстанцами, а на военных действиях с иностранными державами. Успехи китайских и российских радаров в определении мест сосредоточения войск и поддерживающей их авиации вызывает особую озабоченность, подчеркивает подполковник Энтони Фройд (Anthony Freude), который контролирует вопросы технологического развития в Армейском командовании по модернизации (Army Futures Command), расположенном в штате Алабама. Это приведет к тому, что армейские вертолеты отодвинутся с линии фронта назад и будут выпускать большое количество дронов, которые вместо них полетят к передовой. Они будут определять цели, отвлекать внимание противника, а также служить дополнительной коммуникационной сетью. Эти дроны будут приняты на вооружение менее чем через три года.

На самом деле, такого рода воздушные авианосцы имеют свои недостатки. На процесс вылавливания дронов в воздухе нужно затрачивать драгоценное время. Кроме того, дополнительное маневрирование может облегчить противнику задачу по уничтожению материнской воздушной платформы. Однако дроны, которые можно использовать 20 раз, обладают преимуществами, не в последнюю очередь в области цены, по сравнению с расходными одноразовыми альтернативными вариантами.

Создатели замков в свое время решили проблемы, вызванные артиллерией, за счет изменения их конструкции: стены стали ниже, но толще, а бастионы служили дополнительной защитой. Результат оказался неплохим. Будет ли запуск авианосцев в небо столь же успешным ответом на технический прогресс, еще предстоит выяснить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.